Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Неприемлемый ущерб

  • Неприемлемый ущерб


23 марта 2022 года пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, отвечая на вопросы телекомпании СNN, сказал, что если в результате агрессии НАТО против нашей страны возникнет угроза существованию Российской Федерации, мы вынуждены будем применить ядерное оружие — в точном соответствии с положением Военной доктрины и Концепцией национальной безопасности. Эта фраза вызвала настоящий переполох на Западе, не утихающий до сих пор. Вспомним в связи с этим, каким арсеналом обладает Россия, и что потребуется для нанесения врагу неприемлемого ущерба?

Гарантия ответного удара

Главная составляющая нашей ядерной триады это, безусловно, Ракетные войска стратегического назначения. Ракетные комплексы РВСН предназначены для поражения боевыми блоками (ББ) объектов вероятного противника, в арсенале которого также имеются МБР и БРПЛ (баллистические ракеты подводных лодок).

Академические учебники говорят, что существуют следующие формы применения МБР:

– упреждающий (первый) ракетно-ядерный удар (УРЯУ), если наши МБР стартуют до начала ракетного нападения противника, то есть до пуска его ракет наземного и морского базирования;

– ответно-встречный удар (ОВУ), если наши МБР стартуют до окончания упреждающего (первого) РЯУ противника, но только после пуска его ракет. В этом случае наши ракеты будут стартовать, когда ББ противника находятся на траектории или даже уже взрываются в позиционных районах наших МБР;

– ответный удар (ОУ), если пуски наших МБР проводятся после окончания РЯУ противника.

Показательно, что Стратегия национальной безопасности США предусматривает основной формой применения ядерного оружия массированный упреждающий ракетно-ядерный удар. Ответно-встречный считается нежелательным, а ответный вообще не рассматривается. А в основу советских программ развития стратегических наступательных вооружений была положена концепция сдерживания потенциального агрессора от соблазна начать первым ядерную и любую другую крупномасштабную войну.

Суть ее в том, что нам необходимо иметь СНВ в таком качественном и количественном составе, которые обеспечивали бы возможность нанесения гарантированного ответного ракетно-ядерного удара, причиняющего агрессору неприемлемый ущерб даже в самых неблагоприятных для нас условиях начала и хода войны. Что это означает?

Неприемлемым для сторон ущербом считалось поражение не менее 70% производственных мощностей государства и 30% населения. А для его реализации полагалось достаточно 600–700 боевых блоков с суммарной мощностью ядерных зарядов 1000 Мт.

Вряд ли что изменилось в этом и сегодня. Таким образом, главной задачей СНВ является предотвращение ядерной и любой другой войны. До середины 1970-х годов СССР в этой гонке отставал, но затем был достигнут ракетно-ядерный паритет, который сохранялся вплоть до начала 90-х годов.

Основу группировки СНВ тогда составляли у США – БРПЛ, а у СССР – МБР. По носителям у нас – РС-20БиВ (Satan), РС-12М (Sickle), РС-22AиВ (Sckalpel) и РС-18Б (Stileto).

Но достигнуто это было неимоверным трудом.

В ответ на начало разработки американцами ракет с разделяющими головными частями (РГЧ) и индивидуальным наведением (ИН) боевых блоков, а затем и самой мощной твердотопливной ракеты «Пискипер» (в обиходе МХ), еще 27 августа 1969 года Советом обороны СССР было принято решение поручить КБ «Южное» во главе с генеральным конструктором М. Янгелем разработку тяжелой жидкостной МБР РС-20 (в американской классификации «Сатана»), мощной твердотопливной МБР РС-22 («Скальпель») стационарного и железнодорожного базирования и легкой ракеты РС-16А (Spanker) с РГЧ индивидуального наведения.

Спустя несколько лет РС-20 «Воевода» с тяжелыми ракетами станут основным и самым мощным нашим ответом на вызов американцев. Они постоянно совершенствовались по принципу максимального использования инфраструктуры предыдущего комплекса и внедрения конструкторских решений на основе инновационных научных и технических достижений в области материаловедения, электроники, приборостроения, энергетических установок.

Принципиально новой стала система управления ракетой в ее наземной и бортовой частях, построенная впервые на основе цифровых вычислительных машин (БЦВМ) с отечественной элементной базой. Это позволило полностью автоматизировать процессы управления боевым ракетным комплексом с его унифицированного командного пункта, повысить боеготовность по сравнению с ракетами третьего поколения, точность стрельбы.

«Введенная впервые ампулизация топливных систем ракеты после заправки с периодическим контролем давления в баках, исключение с ее борта сжатых газов позволили увеличить продолжительность времени нахождения БРК в эксплуатации до 15 лет с потенциальной возможностью продления до 25 лет и более, – говорит доктор военных наук, генерал-лейтенант Ремус Маркитан. – Неудивительно, что такие ракеты до сих пор стоят у нас на боевом дежурстве, хотя планомерно идет замена их на более совершенные РК «Ярс» и «Сармат».

Хотя первый БРК «Воевода» с такой ракетой был поставлен на боевое дежурство еще в далеком 1988 году.

Начиная с 1987 года на вооружение РВСН поступают 12 поездов боевого железнодорожного комплекса (БЖРК) «Молодец», каждый в составе трех пусковых установок, которые могли дежурить рассредоточенными пусковыми модулями, патрулировать в составе поезда по маршрутам протяженностью 700–1000 км и проводить пуски ракет с любой разрешенной точки маршрута.

При этом были неуловимы для спецслужб вероятного противника, прозвавших комплекс «призраком». К этому времени существовало 36 ракет РТ-23/РТ-23УТТХ, размещенных в железнодорожных пусковых установках. В каждой по 10 боевых блоков с мощными спецзарядами. Ответный удар этими комплексами был бы сокрушительным.

Из всего перечисленного можно сделать вывод, что советское руководство до перестройки, несмотря на вынужденный характер своего участия в гонке вооружений, к развитию СНВ подходило системно и, реализуя концепцию сдерживания на основе гарантированного ответного РЯУ, добилось достижения ракетно-ядерного паритета. Это вынудило политическую элиту США и Европы строить отношения с нами не с позиции силы, а на равноправной основе.

К сожалению, потом мы эти поезда и ракеты практически все уничтожили (в соответствии с Договором СНВ-1). Интересно, что такие работы проводились у нас под жестким контролем инспекционных групп США.

В сентябре 2005 года была снята с боевого дежурства последняя ракетная дивизия БЖРК. Хотя многие руководители Министерства обороны России высказывали иное мнение по поводу необдуманного и скоропалительного решения о снятии их с эксплуатации и ликвидации.

Еще более печальной оказалась судьба пунктов постоянной дислокации БЖРК. Охрана с них была снята, воинские части расформированы, сооружения заброшены и стали добычей проходимцев.

В 1987 году был заключен Договор между СССР и США также о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД). Он готовился уже в острой борьбе ставленников Горбачева со здоровой частью нашего политического и военного руководства. Но стремление завоевать доверие Запада победило здравый смысл.

Участник подготовки договора, заместитель главнокомандующего РВСН по эксплуатации ракетного вооружения, генерал-полковник Георгий Малиновский вспоминал: «Странные вещи творились на «пятерке», которой руководил Лев Зайков (секретарь ЦК КПСС).

Эта «пятерка» буквально растаптывала мнение военных при подготовке Договора о РСМД. Делалось все, чтобы подорвать могущество страны. Порядки у нас в стране и в Вооруженных силах стали диктоваться из-за океана».

В результате СССР ликвидировал ракет в два раза больше, а ядерных зарядов – в три раза больше, чем США. В числе уничтоженных оказался даже ракетный комплекс «Ока», который по своим ТТХ не относился к комплексам, подлежащих ликвидации. Не были учтены СНВ Англии и Франции, которые остались в полном распоряжении НАТО.

В итоге уничтожены были 826 пусковых установок стратегических ракет средней дальности, в том числе ракетные комплексы «Пионер» с ракетой РСД-10.

Вся Европа могла вздохнуть с облегчением: ядерное возмездие с нее было снято. И кто знает, может быть, если бы это не случилось, столь агрессивные ныне страны Европы вели бы себя по отношению к России более сдержанно.

В договор включили и положения о ликвидации БЖРК. Для этого американцы убедили Горбачева, что в противном случае они развернут свой БЖРК. Хотя своего боевого железнодорожного комплекса с ракетами МХ они так и не смогли сделать – блефовали.

В январе 1993-го президентами РФ и США подписан Договор между Российской Федерацией и США о дальнейшем сокращении и ограничении СНВ (СНВ-2). Взяты обязательства по ликвидации всех МБР с РГЧ, в том числе тяжелых к 2000 году. России «милостиво» разрешили переводить 90 ПУ с тяжелыми ракетами в моноблочные, зато ракетам США «Трайдент-2» на БРПЛ разрешалось оставаться с РГЧ. И хотя договор СНВ-2 ратифицирован не был, ликвидация ракетных комплексов в СССР и РФ продолжалась полным ходом.

Преимущество наших ракет по забрасываемому весу было сведено на нет. Кроме того, заключение договоров по РСМД, СНВ-1 и СНВ-2 не было увязано с обязательным ограничением систем ПРО, что явилось вопиющей уступкой американцам.

Серьезно осложнял проблему и тот факт, что все производственные мощности ракет серий РС-20Б; РС-22В; РС-16А остались на Украине, а ОПК РФ был серьезно ослаблен, разрушена кооперация опытно-конструкторских, научных и производственных организаций. Оставалась только возможность модернизации ракетного комплекса «Тополь», да и то с большими ограничениями.

С большими потугами и издержками у РФ появились новые ракетные комплексы «Тополь-М» с ракетой стационарного и мобильного базирования, затем «Булава» на БРПЛ и РС-24 на РК «Ярс» стационарного и мобильного базирования – с улучшенными тактико-техническими характеристиками.

«Надо открыто признать, что от войны Россия сегодня не гарантирована, особенно в связи с выходом США из Договора об ограничении систем ПРО, развертыванием вокруг страны новых ее сегментов, – говорит генерал-лейтенант Ремус Маркитан. – Именно по этой причине мы были вынуждены включить в Военную доктрину положение о том, что в случае агрессии, при определенных условиях, можем первыми применить ядерное оружие».

Это положение тем более важно в нынешней обстановке русофобской истерии Запада, в условиях которой Россия просто обязана быть сильной. Поскольку Договор СНВ-2, запрещающий России иметь ракеты с РГЧ ИН, так и не был ратифицирован США, то в 2008 году у нас началась разработка РК «Ярс» с универсальной ракетой двойного базирования, разделяющейся головной частью с 4–6 боевыми блоками малого класса и эффективным комплексом преодоления ПРО. «Ярс» расшифровывают как «Ядерная ракета сдерживания».

Разработка ракетных комплексов «Сармат», идущих на смену «Воеводе», и, возможно, «Баргузин» (на смену «Молодец») проводилась и продолжается в закрытом режиме. Официальная информация об их боевых возможностях весьма скудная.

Но командующий РВСН генерал-полковник Сергей Каракаев в интервью еще в 2016 году сказал, что по своим массогабаритным характеристикам ракета «Сармат» аналогична предшественнице (РС-20В). Но наряду с этим имеет новые виды боевого оснащения, перспективные средства преодоления ПРО.

Судя по всему, забрасываемый вес ракеты в два раза, а дальность стрельбы – в полтора раза больше, чем у лучшей твердотопливной ракеты США «Пискипер» (МХ). Маневрирующие боевые блоки «Сармата» способны в конце пассивного участка траектории нырнуть в атмосферу и спланировать на цель с любого направления, о чем говорил президент страны.

А на смену «Молодцу» должен прийти «Баргузин». О нем известно, что это наш ответ на американскую концепцию мгновенного глобального удара по нашим критически важным объектам. В новом БЖРК возможно увеличение количества пусковых установок. Ракета комплекса будет превосходить своего легендарного предшественника в дальности и точности доставки ББ к целям. Она должна быть значительно легче предшественницы РС-22В, что может изменить вагонный состав поезда, а значит, и количество пусковых модулей.

В условиях дальнейшего развития системы ПРО США, развязанной против России информационной и санкционной войны создание и развертывание ракетных комплексов «Тополь-М», «Ярс», «Сармат», а в перспективе «Баргузин» позволит нам гарантировать нанесение агрессору неминуемого возмездия, что остановит горячие головы от авантюрных намерений.

Олег Фаличев

Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Неприемлемый ущерб


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.