Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Франция на финишной прямой: интригу держит коммунист

  • Франция на финишной прямой: интригу держит коммунист
  • Смотрите также:

Предвыборная гонка во Франции теперь на финишной прямой. Ровно через неделю, в следующее воскресенье жители страны будут голосовать за главу государства во втором туре. Девять кандидатов сошли с гонки, и теперь будут выбирать из двух.

Два полюса французской гонки

Бывший министр экономики Эммануэль Макрон, успешный карьерист, представляет интересы крупной национальной буржуазии, выходец из банка Ротшильдов, а потому видит Францию частью мировой экономики. Очень экстравагантен, очень предсказуем и управляем. По сути, это новая версия Олланда — тихого и послушного типичного аппаратчика. Который, правда, весьма шумный в предвыборной гонке.

При этом никакой конкретики в программе, крайне расплывчат, что понятно: в расколотой стране ему надо попытаться объединить всех, в том числе и необъединяемых. Но вот, что непонятно, так это полное отсутствие претензий на внешнеполитическую самостоятельность.

И это беда Франции последних лет. Ядерная держава, постоянный член Совбеза ООН. Еще недавно не Брюссель и не Берлин, а Париж считался политическим центром Европы. Теперь о политической мощи Франции говорят лишь, вспоминая подлинных национальных лидеров — генерала Де Голля, мастодонтов Помпиду, Миттерана и Ширака. С тех пор президенты во Франции только мельчали. И если Саркози хотя бы внешне изображал независимость, посредничал между Москвой и Вашингтоном во время грузинской авантюры в 2008 году, а у себя в Париже эффектно гонял мигрантов, то Франсуа Олланд запомнился французам разве что своими тайными поездками на мотороллере к любовнице. Рейтинг Олланда — нижайший в истории.

Макрона теперь будут выбирать те, кого все более или менее устраивает — то есть элиты и крупный бизнес, и те французы, кто боится: не было бы хуже, чем сегодняшнее медленное увядание.

На другом полисе — Марин Ле Пен. Она не боится рубить с плеча, когда поднимает острые проблемы, интересы Франции — прежде всего. Ради порядка и безопасности легко отдаст ценности Европы. При этом не забывает о попранной демократии — обещает по каждому важному вопросу проводить референдум. На финальном рывке Ле Пен пытается завоевать симпатии трудящихся. Ее задача — выйти за рамки собственной национально-патриотической аудитории и залезть туда, где проходит социально-классовый разлом.

Ле Пен тепло встречают в маленьких городах и на заводах, а Макрона – сдержанно. Для работяг этот парень — яппи, мажор, поэтому сам Макрон делает ставку на Париж и крупные города, там он — свой, современный и европейский, и там за ним действительно большинство. В Париже акции как раз против Ле Пен.

Макрон, по всем опросам, фаворит. Но, во-первых, после Трампа всяким опросам на Западе уже не верят, как раньше, во-вторых, Ле Пен — не аутсайдер. Это понимают в Елисейском дворце, и поэтому здесь настроения алармистские: кто бы ни победил, у президента будут проблемы в парламенте. Там сидят традиционные социалисты и голлисты, и ни те, ни другие своего среди этих двух кандидатов не видят. И Макрон, и Ле Пен, по сути, люди не системные. И тем не менее Елисейский дворец открыто поддерживает лишь одного кандидата.

В поддержку Макрона выступило большинство системных партийных авторитетов — от Фийона до Саркози. Превалирующий тон выступлений по подавляющему числу телеканалов таков: если победит Ле Пен, Франция превратится в Северную Корею или рухнет, а счастье французов — Макрон. И кто бы мог подумать, что вся эта суета — даже не из-за Ле Пен и не из-за Макрона. Вся тревога элит — из-за кандидата-коммуниста Меланшона. Он проиграл, но в стране, где традиционно сильны левые настроения, сумел набрать в первом туре почти 20 процентов. И именно его избиратели сегодня — золотая акция, которая может решить судьбу выборов и всего государства. А Меланшон вдруг заявил в пятницу, что не поддержит во втором туре ни Ле Пен, ни Макрона. Кроме того, в стране есть еще процентов 20 неопределившихся, которые вообще не видят, за кого голосовать.

Альянсы на фоне раскола

Многие из этих молодых людей еще не вправе голосовать, но Франция очень хорошо знает, какова сила студенческого протеста. Парижская молодежь демонстрирует ярость. Мы собрались здесь, потому что Национальный фронт прошел во второй тур! Это откровенно ксенофобская, исламофобская, гомофобская партия. Мы сделаем все, чтобы остановить ее, — заявляет Энэ Круазир, студентка, участница акции протеста.

Плакаты Ни Ле Пен, ни Макрон — в такой ситуации оказалась Пятая республика. В отсутствии сильной фигуры французы призывают голосовать не за, а против. На фоне всеобщего раскола формируется внезапный союз: Николя Дюпон-Эньян, правый кандидат, который сумел набрать около 5 процентов, призывает за лидера Национального фронта: Мы собираемся трусливо позволить, чтобы избрали Макрона и чтобы он продолжал в 10 раз активнее катастрофическую политику Олланда?

Марин Ле Пен, прошедшая во второй тур, обещает: Став президентом, я назначу Николя Дюпон-Эньяна премьер-министром Франции, он будет опираться на соответствующе президентское большинство, объединенное национальными интересами. Мы сформируем правительство национального единства, в которое войдут различные персоны, в зависимости от их компетенции, опыта и любви к Франции.

Сразу после этих заявлений на Дюпон-Эньяна обрушивается вся государственная машина, однопартийцы клеймят ренегата. Социалист Мануэль Вальс называет решение предательством. Республиканец Кристиан Эстрози пошел еще дальше: Можете себе представить, что генерал Де Голль присоединяется к крайне правым? Это как выйти из Движения Сопротивления и присоединиться к коллаборационистам.

Полный ребрендинг партии — Ле Пен с плаката призывает выбирать Францию. Фон — богатая библиотека, попытка апеллировать к интеллектуальной элите. Синий пиджак — в тон синей розе. Из прошлых лозунгов Национального фронта ни слова. На плакате Макрона тоже никаких упоминаний На марше, на финишной прямой главный его девиз: Вместе.

Вместе еще и с женой, Бриджит с ним повсюду. Бывшая учительница способна притянуть левые голоса, а необычный союз — все-таки разница в возрасте 24 года — подчеркивает постоянство и верность обещаниям: то, чего от своего президента ждет вся Франция. Вообще в кампании Макрона женщинам отводится особая роль. Женщины будут востребованы в той же степени, как и мужчины: выходцы из гражданского общества, те, у кого есть опыт работы на местах, — обещает Макрон.

И только одна женщина вызывает у Эммануэля откровенное раздражение. Он атакует Марин всеми возможными клише, которые приклеились к Национальному фронту за десятилетия правления ее отца: Сегодня я — тот, кто должен объединить республику. Сегодня я — тот, кто нужен разобщенной Франции, чтобы создать единую силу против мадам Ле Пен. Национальный фронт хорошо знаком нам на протяжении десятилетий. Партия ненависти, которая ратует за национализм, отвергая иной образ жизни и культуру.

Думаю, Национальному фронту удалось сменить имидж, теперь их больше не демонизируют. Рост их популярности воспринимается как довольно обычное явление. Возможно, потому что в 2002-м они потерпели поражение, люди думают, что и на этот раз будет то же самое. Хотя еще не ясно, как все будет, — говорит участница студенческих протестов.

Шлейф Национального фронта — действительной слабое звено Марин Ле Пен. И потому методы борьбы — как в 2002-м, когда ее отец сенсационно прошел во второй тур, уже тогда на него обрушилась вся политическая машина. Париж бушевал: манифестации по всему городу.

Легендарный Зинедин Зидан призывал не поддерживать Нацфронт, и вот теперь футболист снова вступает в политическую игру: Смысл тот же, как и 2002-м. Я далек от всех этих идей Национального фронта. Нужно максимально избежать такого поворота событий. Экстремисты — это всегда плохо.

Похожие методы используются и против альянса лидера Национального фронта с Дюпон-Эньяном, который еще недавно считался политиком второго эшелона. За считаные часы — горы компромата. Как это принято у французов, искали женщин. И нашли.

Критика со всех сторон и в адрес Марин Ле Пен. Даже отец нашел слова: Если бы я был на ее месте, я бы действовал как Трамп, более открыто, жестко, напористо — против всех тех, кто несет ответственность за упадок нашей страны, неважно левые это или правые.

Но сегодняшняя программа Ле Пен — совсем не то, что предлагал Нацфронт эпохи ее отца. Думаю, что в ее программе немало козырей, она, на мой взгляд, весьма разумна. Ле Пен предлагает решать важные вопросы на референдуме, чтобы французский народ мог высказать свое мнение. Прямая демократия — это швейцарская система. Там постоянно проводятся референдумы. При этом Швейцария не входит ни в Евросоюз, ни в еврозону. И ничего, живет, — говорит Иван Бло, политолог, социолог, доктор экономических наук.

Пять лет Ле Пен потратила на то, чтобы сделать партию респектабельной политической силой и разорвать все связи с крайне правым крылом. Более того, многие пункты в ее программе вполне консервативные. Политика в области миграции — ровно то же самое, что предлагают консерваторы в Великобритании. Никто же не утверждает, что это экстремизм или фашизм, тем более, — считает Джон Локленд, директор исследовательских программ Института демократии и сотрудничества.

Изменилась и страна, почувствовав свою уязвимость перед мигрантами. Потому слова о безопасности, произнесенные в Ницце, воспринимаются особенно чувствительно. Безопасность французов — это приоритет. Я не забуду, я, конечно же, не забуду, что мы — в городе, который стал мишенью исламистов. Городе, где столько людей погибло в день национального праздника. В случае избрания господина Макрона поток мигрантов только усилится. Это голосование таким образом ставит вопрос перед Францией по поводу массовой миграции: уже достаточно или еще нет, — заявила Ле Пен.

Но пока все силы государственной машины брошены для победы Макрона. Социалисты призывают поддержать его в один голос. Республиканцы — формально тоже, хотя помнят, чья он креатура.

Президент Марин Ле Пен? Никогда! Мы должны заблокировать крайне правых и голосовать за республиканские ценности . 7 мая я проголосую за Макрона без всяких колебаний и без каких-либо условий, — говорит Жан-Кристоф Камбаделис, первый секретарь Социалистической партии Франции.

Я не понимаю, как без дебатов, без условий мы бросаемся в объятия господина Макрона, когда еще пару дней назад все его называли Эммануэль Олланд. Или еще — второй сезон Франсуа Олланда. У него нет никакой программы, как, например, бороться с радикальным исламом. И нас это никак не смущает? – спрашивает Надин Морано, член партии Республиканцы, депутат Европарламента.

Всю неделю главной интригой было, кому отдаст свои голоса Жан-Люк Меланшон. Я голосовать пойду. За кого — не скажу. Хотя догадаться несложно. Почему не скажу? Чтобы вы могли сделать свой собственный выбор. Свой! Собственный! – подчеркнул выбывший в первом туре лидер Непокоренной Франции Жан-Люк Меланшон.

Такой призыв окончательно загоняет в тупик неопределившихся. И тут не исключены сюрпризы, тем более что порога явки во втором туре не существует. Возможно, одни поддержат Ле Пен — хотя бы в качестве протеста против правящей аристократии. Другие просто не придут к урнам, решив, что победа Макрона предрешена. Третьи отправятся на пикник, раздраженные банкетом Макрона в легендарной Ротонде.

Уже сейчас вся Франция обсуждает, что будет после выборов. Например, сумеет ли Макрон сформировать сильную парламентскую коалицию, кто в нее войдет и на кого она будет опираться, и удастся ли новому правительству совместить идеи левых и правых. Отсутствие ясных ответов грозит стране масштабным политическим кризисом.

На этом фоне с внешней политикой все проще: Париж становится полностью зависим от Брюсселя и Берлина. Если раньше в диалоге с Германией именно Франция была ведущим партнером, теперь все иначе. Канцлер Меркель это хорошо понимает. Уже при Олланде она не упускала случая, чтобы лишний раз напомнить, кто в политическом союзе настоящий глава семьи.

В этом смысле Макрон — словно подарок для Берлина. Президент Макрон — фигура, удобная, прежде всего, для европейского политического бомонда. Устраивает его готовность соблюдать генеральную линию Брюсселя, например, по отношению к Москве. Но географию — равно как и историю — не изменишь.

Купола в центре Парижа — лучшее напоминание о том, насколько тесны связи между Россией и Францией. Более того, об этом экономисту Макрону наверняка напомнит французский бизнес, который продолжает нести убытки от антироссийских санкций. Но пока у Макрона — другие ориентиры и другие советчики.

Думаю, что большая проблема Макрона, впрочем, как и всех молодых политиков, — слабое знание истории. Если вы спросите его, например, что-нибудь из истории России, думаю, вы будете очень удивлены. Мне кажется, он про это вообще ничего не знает. Второе — у него нет четкой концепции. Он никогда никуда не избирался. Опыта политического маловато. На этом этапе я бы не назвал его политической фигурой. Но есть примеры, когда, став президентом, человек меняется, — говорит Иван Бло.

Конечно, и на выборах бывает всякое. И лидерство в рейтингах — еще не гарантия победы. Но все-таки за столиками в парижских кафе чаще слышится: он научится быть президентом.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Франция на финишной прямой: интригу держит коммунист


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.