Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Коррупция в России – это не перегибы на местах, а политическая система

  • Коррупция в России – это не перегибы на местах, а политическая система
  • Смотрите также:

Коррупция есть везде. В любой стране. Где-то она минимальна, как в Финляндии, где-то чудовищна, как в Африке или на Украине.

Но главное здесь не то, какими размерами мздоимство в Бурунди отличается от мздоимства в Сингапуре, а то, какое место коррупция занимает в системе организации общества. Иными словами, является ли она второстепенным, побочным – или основным, магистральным механизмом в государстве.

Ещё проще – в чём главная причина воровства? В нищете и желании компенсировать недостаточный уровень оплаты труда? Или в чём-то другом, более важном, имеющем системообразующий характер?

Повторим ещё раз: коррупция есть везде, в любой стране и при любом режиме. Даже там, где за это расстреливают или вешают на площади. Потому что всегда были и будут люди, для которых воровство – свойство натуры. Своего рода психическое отклонение – как педофилия или гомосексуализм.

И поэтому очень верно сказал Глеб Жеглов: Правопорядок в стране определяется не наличием воров, а умением их обезвреживать!

В СССР тоже была коррупция. Но кто в нем не жил, даже не может представить себе, насколько коррупционные преступления там были незначительны по сравнению с нынешней Россией, насколько малопопулярной была эта тема в те годы!

И тем более не знают, что значили в те времена знаменитые ОБХСС и КГБ, о которых с дрожью до сих пор вспоминают многие российские бизнесмены, начавшие свою карьеру ещё тогда.

Однако коррупция в России от коррупции в СССР прежде всего отличатся не размерами, а своей ролью в обществе.

Коррупция сегодня стала не источником случайного дополнительного заработка, как раньше, а самим заработком. Не приятным довеском к зарплате, а самой зарплатой. Без неё не строятся стадионы и космодромы, мосты и дороги, торговые точки и жилые дома. Она стала повсеместной. Тотальной. А должности, которые позволяют красть – самыми востребованными.

 

Конечно, взять взятку или откат может кто угодно, даже губернатор. Но когда губернаторы, руководители крупных строек, ведомств отправляются в тюрьму один за другим, а на их место приходят такие же, когда список наворованного поражает воображение даже арабских шейхов, впору задаться вопросом: почему? В силу каких причин в СССР без взяток строили колоссальные объекты, а в России без них невозможно соорудить даже овощную лавку, не говоря о космодроме Восточный или стадионе Петровский?

Во многих странах мира, таких как Сингапур, Япония, США, Австралия, Великобритания, Финляндия, Новая Зеландия, коррупция хотя и существует, но в минимальной степени. И на экономические процессы существенного влияния не оказывает. К тому же наказания за коррупционные преступления там необычайно строги.

Подавляющее большинство проблем, с которыми сталкивается обыватель, в этих странах решается без взяток, откатов или ценных подарков. Ещё раз повторим: и там есть такие явления! Но они:

1. Находятся за пределами компетенции обычного гражданина.

2. Чрезвычайно сурово наказываются – и немедленно пресекаются те виды деятельности, которые тесно связаны с коррупцией. Например нелицензированная деятельность в областях, требующих лицензирования, особенно в медицине, образовании и т.д.

3. Не оказывают влияния ни на общественный климат, ни на общее экономическое развитие.

У нас всё с точностью до наоборот:

1. С коррупцией сталкиваются все.

2. Наказываются очень часто символически или не наказываются вообще.

3. Формируют общественный климат.

Т.е. дело совсем не в политико-экономическом строе. Сегодня в России воруют несопоставимо больше, чем и при реальном западном капитализме, и чем в СССР.

Но почему?

 

На поверхности – всего два ответа.

1. Мы – воры на генетическом уровне, не воровать не можем и будем воровать, чтобы ни происходило.

2. Мы – обычные, нормальные люди, которые оказались поставлены в такое положение, когда не воровать нельзя.

Пункт 1. мы сразу отбросим и предоставим его нашим украинским друзьям.

Остаётся второе. Мы – самые обычные люди, не хуже и не лучше прочих, но действительно поставлены в такие условия. Таковы сегодня правила игры.

И осталось только выяснить, кто их установил и почему. И что надо делать, чтобы изменить ситуацию.

Но прежде чем об этом говорить, абсолютно категорически установим, что ни о каком вставании с колен и речи быть не может, если общество коррумпировано до такой степени, как наше. И что любые разговоры о том, что вот-вот мы их всех победим и встанем в полный рост – есть либо святая инфантильная наивность, либо осознанная злонамеренная ложь, из чьих бы уст она ни исходила.

 

Теперь же о причинах нашей коррупции.

В 2000 году Ельцин передал власть Путину. Путин приступил к формированию своей команды.

Его соратниками, занявшими ключевые должности в руководстве, стали близкие друзья, знакомые ещё с советских времён или с первых лет перестройки. Скажем сразу – никакого криминала нет в том, что новый глава государства назначает на высшие должности своих близких, доверенных людей.

Так сделал бы любой нормальный человек. А на кого ещё рассчитывать, как не на тех, кому веришь и кого знаешь много лет?

Будь у Путина взрослые дети, которых можно было бы назначить на ответственные посты – это тоже было бы нормально. Детям веришь прежде всего, и с них легче всего спросить за промахи.

И здесь тоже не было бы никакого криминала. И я бы так же поступил.

Остался один вопрос – а кто спросит с меня самого, если я вдруг сойду с ума или наломаю дров?

Есть ли на свете такой механизм, который позволяет спросить с главы государства?

Есть! И он называется парламентской инициативой. А парламент – это место, где заседают политические партии, причём одна из них – та, которая победила на выборах – всегда находится в большинстве. И в такой ситуации во главе страны обычно становится лидер этой партии. Она поддерживает его в парламенте, она же может и спросить с него, если он перестал её удовлетворять или совершил серьёзный проступок, т.е. инициировать то самое парламентское расследование.

И потому глава государства всегда действует вместе со своей партией. С ней он проводит свои реформы, к её мнению прислушивается и её же опасается.

Если есть партия по защите сусликов, а её глава стал президентом, то вряд ли ему стоит пытаться провести через парламент закон об отстреле сусликов. Не поймут.

А если он самовольно решит стрелять сусликов, то ему объявят импичмент! Так работает система.

Политическая партия, подконтрольная избирателям, в этой ситуации является высшим и главным контролёром, которому подотчётен президент.

Именно для того, чтобы глава государства не выходил за рамки и существует парламент. А сами политические партии существуют, чтобы представлять интересы той или иной части населения. Т.е. если партия по охране сусликов побеждает на выборах – значит, охрана этих сусликов является самой главной задачей для большинства населения.

Парламент в итоге занят разработкой законопроектов по охране сусликов, а президент выстраивает свою политику так, чтобы суслики плодились и размножались без проблем.

 

Ну а если в стране нет партии сусликов? И вообще никакой партии нет, которая удовлетворяет президентским взглядам? Что делать?

Правильно! Надо создать свою партию! Но создать партию – означает выдвинуть такую идею, которая способна объединить сразу большую группу людей. Это – долгое и затратное дело. Партии создаются редко и с большим трудом. Гораздо легче собрать некую общность людей под сиюминутные лозунги победы на выборах (партия Эмманюеля Макрона) или сразу после них (Единая Россия).

И тогда получается, что не партия выдвинула вас, а вы выдвинули партию. В этой ситуации вашей подотчётности ей уже не будет. Партийные функционеры будут признательны вам за свою карьеру и никогда не выступят против вас открыто, что бы вы ни делали. Потому что критериев вашего соответствия или несоответствия партийным нормам нет в природе, как нет и самой партии.

В итоге вы – глава страны с неограниченными полномочиями и без всякого контроля. Монарх.

Если всё, написанное выше, понятно, то дальнейшее уже совсем не сложно. Вы – монарх, царь, назначаете на высшие должности своих приближённых и фаворитов, которые, как и вы, не принадлежат ни к одной партии, т.е. не выражают интересы определённой части населения и подотчётны вам и только вам. Поэтому вы и они действуете в естественном отрыве от народа. Вне связи с ним.

Единственный критерий при отборе того или иного гос. лица – его личная преданность. Это единственный залог прочности системы в условиях отсутствия политической, партийной поддержки.

А личная преданность стоит денег.

Близкие друзья и родственники ещё могут быть бескорыстными помощниками. Но столько друзей и родственников, чтобы заполнить ими все важнейшие гос. посты, просто не может быть. Поэтому приходится нанимать посторонних, чтобы заполнить вакансии. А их преданность приходится оплачивать.

И здесь начинаются эксцессы. Кто-то полагает, что его преданность недостаточно хорошо оплачивается и добирает сам недостающее, кто-то просто оказывается не тем человеком. А откуда брать правильных людей, если партии нет? Как их определять в толпе?

Где мне искать настоящих помощников в 140-миллионной стране, если принцип партийной принадлежности отсутствует?

Опираться на скороспелую карманную партию, созданную для решения текущих проблем, нельзя. Я лучше всех знаю, что там за люди. Там те, чья личная преданность требует оплаты.

А на кого ещё опереться? На откровенно враждебные парламентские фракции? Тоже нельзя.

Вот и остаётся формализованный личный подход. И деньги – как единственное условие благонадёжности.

– Иванов, Петров, Сидоров! На многое глаза закроем, но только служите честно!

И они служат. Пока не сорвутся. А срываются они неизбежно, потому что сами подбирают себе аппарат по тем же принципам. Других не существует. И садятся в тюрьму, освобождая место преемникам, которых ждёт та же участь.

 

В ситуации, когда личная преданность является единственным доступным способом сохранения всей властной вертикали, гораздо логичнее поставить на ответственный пост преданного и вороватого дурака, чем неподкупного профессионала. И появляются медведевы, маркеловы, сердюковы, гайзеры, хорошавины, улюкаевы и бесконечное число других таких же, уже пойманных на воровстве или пока ещё не пойманных. Вертикаль сохраняется, но в обществе идет гниение, поскольку все это видят. И действуют так же, как и руководство.

И в условиях, когда общественный контроль как легитимный политический институт отсутствует физически, тотальное злоупотребление властью становится неизбежным.

Ситуация, когда глобальную социально-политическую и экономическую идею в обществе заменяют личная преданность и оплата за нее, называется системной коррупцией. И будущего у такой системы нет. Она коллапсирует с уходом лидера, поскольку все те, кто стоял за ним, падают следом как костяшки домино.

Кстати подтверждением всему этому служат и периодические верноподднические предложения тех самых сановников назначить Путина царём. Как и бесконечные монархические потуги депутата Поклонской, и увеличение президентского срока, и отчаянная борьба с любыми иными мнениями, кто бы их ни озвучивал.

Ближний круг всё это понимает прекрасно – в отличие от основной массы населения, которому предлагается верить побольше и думать поменьше. И не знать, что всё это как раз и было причиной, по которой человечество отказалось от абсолютной монархии. Вот из-за этого всего и отказалось!

А мы опять хотим вернуться в тот же зад, к той политической системе, откуда выхода к надежному развитию и существованию нет.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Коррупция в России – это не перегибы на местах, а политическая система


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.