Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Зачем премьер-министру Великобритании досрочные выборы?

  • Зачем премьер-министру Великобритании досрочные выборы?
  • Смотрите также:

Тереза Мэй хочет войти в историю политиком не менее, а то и более значимым, чем Маргарет Тэтчер. Британского премьера, конечно, раздражает, когда её сравнивают с великой Мэгги. И, видимо, откровенно злит, когда эта параллель не в пользу Мэй. Нравится это ей или нет, но сравнивать будут всегда, от этого уже никуда не деться. Так карты легли. Тереза Мэй это понимает, и пытается превзойти «железную леди». Но, надо признать, переплюнуть будет непросто. Ведь Тэтчер была настоящим бойцом. Решительность, жёсткость, бескомпромиссность, смелость – вот далеко не все её качества, которым позавидует любой мужчина-политик. Она доводила до конца любую свою инициативу, чего бы это ни стоило.

Методично распродавала самые значимые госпредприятия страны частникам, несмотря на упорное сопротивление лейбористов; измором взяла шахтёров, несмотря на их стачку и поддержку профсоюзов; отбила желание у самих профсоюзов мешать бизнесу; применила военную силу против Аргентины за Фолькленды – Буэнос-Айрес до сих пор не может простить этого Лондону. Под конец, решила обложить каждого англичанина подушным налогом и… надорвалась. Напора Мэгги не выдержали уже сами консерваторы. В результате самого настоящего заговора бывшие соратники предали «железную леди» и вынудили уйти в отставку. Но целых 13 лет Маргарет Тэтчер была абсолютным лидером страны.

Тереза Мэй мечтает стать политиком подобного масштаба. А для этого нужно не просто быть премьер-министром. Для этого надо привести свою партию к уверенной победе на выборах. Как говорят англичане – «получить народный мандат». Вспомним, как Мэй попала на политический олимп. Это случилось после отставки Дэвида Кэмерона в 2016 году по итогам провального референдума о выходе Британии из ЕС (Кэмерон, как известно, призывал голосовать за то, чтобы остаться). В результате недолгой междоусобной борьбы, не очень чистых интриг, закулисных переговоров тори избрали Терезу Мэй новым лидером Консервативной партии и, соответственно, премьер-министром. Перед ней встал вопрос – что делать дальше?

Многие думали, что Мэй попытается как-то замять вопрос с выходом из Евросоюза, она ведь изначально была его противницей. Но г-жа премьер сказала свою знаменитую фразу «Брекзит есть Брекзит» и стало понятно, что консерваторы на радость всяким евроскептикам всерьёз собрались покидать ЕС. Тогда же Мэй пообещала, что правительство не будет проводить выборов до 2020 года, дескать, народ устал каждый год голосовать, надо решать текущие проблемы, которых накопилось очень много.

Совсем недавно, в марте, премьер-министр ещё раз подтвердила, что выборов не будет.

И вдруг такое…Что же произошло? Очевидно, Мэй стало совсем уж неуютно в роли эдакого «недопремьера». Чтобы встать в один ряд с такими политическими динозаврами как Тэтчер или Кэмерон, надо идти на выборы и выигрывать их. Причём выигрывать тотально. Только получив уверенное большинство в Палате Общин (а не как сейчас) можно диктовать свою волю не только коллегам-консерваторам, но и всей стране. Как это делала Тэтчер.

Мэй подгадала точно: трудно найти более подходящего момента для голосования, чем июнь 2017. Почему?

Во-первых, сроки поджимают: в июле переговоры с еврочиновниками по Брекзиту. Для этого нужна уверенность в тылу и на флангах (т.е., всенародная поддержка и покладистые соратники).

Во-вторых, у консерваторов сейчас есть уникальный шанс легко и непринуждённо обыграть лейбористов. Потом этой возможности может уже и не быть. Дело в том, что лейбористская партия пребывает в таком раздрае, в каком не находилась, пожалуй, со времен забытого всеми Нила Киннока. Был такой персонаж во главе лейбористов в 80-е годы, который проиграл всё, что можно было проиграть. У него сейчас достойный наследник – Джереми Корбин. Уникальная фигура на левом фланге. Даже сами лейбористы удивляются, как он оказался во главе партии. Корбин – классический «фрик». Бывший левый радикал, некогда участник всяческих студенческих волнений, пописывал даже статейки для коммунистической “Morning Star”. Говорят, когда его избрали лидером лейбористов, Тони Блэр чуть не потерял сознание. В общем, по различным опросам, популярность Корбина и его партии достигла рекордно низких отметок. Понятно, что рано или поздно «левого» Джереми отправят в отставку, при нём лейбористам ничего не светит. Поэтому Тереза Мэй решила «жечь» сейчас, пока соперники не опомнились. И, главное: за тори готовы проголосовать 45% британцев.

С другой стороны, победить может и Корбин! Фантастика? Но только на первый взгляд. После президентских выборов в США всё невозможное стало возможным. Ещё год назад представить Дональда Трампа, обнимающего пасхального кролика в Белом Доме можно было только в страшном сне. А вспомните сенатора Берни Сандерса. Разве можно было ещё лет двадцать назад представить реально претендующего на пост президента США социалиста? А ведь если бы Сандерс обошёл Хиллари Клинтон (что было вполне вероятно, даже несмотря на невероятное давление, которое оказывалось на него в Демократической партии), то он практически вчистую переигрывал Трампа (это показывали все опросы) в финале гонки.

Есть и другие потенциальные угрозы для Терезы Мэй.

48% процентов противников Брекзита никуда не делись. За их голоса намерены бороться Либеральные демократы. После краха 2015 года они зализали раны и теперь рвутся в бой. Кстати, их готовы поддержать умеренные лейбористы, которые не в восторге от резкого «полевения» их партии. И, возможно, часть консерваторов, которые год назад голосовали против выхода из ЕС, а теперь чувствуют себя обманутыми нынешним премьером.

Есть угроза для тори и на правом фланге. Евроскептики из партии UKIP во главе с неизменным Найджелом Фаражем, а также часть правого крыла консерваторов недовольны, по их мнению, «слишком мягким» вариантом расставания с Брюсселем, за который ратует госпожа премьер. Они тоже рвутся в бой.

Выборы пройдут 8 июня. Тереза Мэй, судя по всему, не сомневается в их исходе. Вечером 22-го июня 2016 года ( накануне судьбоносного референдума о членстве в ЕС) Дэвид Кэмерон тоже не сомневался ни в чём. На следующий день он подал в отставку.

 


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Зачем премьер-министру Великобритании досрочные выборы?


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.