Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Нелли Цапурина. Эффективен ли капитализм? Заметки экономиста из провинции...

  • Нелли Цапурина. Эффективен ли капитализм? Заметки экономиста из провинции...
  • Смотрите также:

Для идеологической и экономической борьбы с социализмом на всем постсоветском пространстве уже 30 лет внедряется в умы мифы – даешь конкуренцию, долой монополию, даешь малый бизнес, малый бизнес – спаситель экономики.

При этом в упор не желают видеть, что малый бизнес был и в советской экономике! Бытовое обслуживание: всевозможные сапожные и пошивочные мастерские, ателье, химчистки, прачечные...

Лично я очень активно пользовалась услугами именно советского малого бизнеса. До получения квартиры с удобствами я пользовалась прачечной самообслуживания на улице Свободы. Все мои деловые костюмы, все пальто и обувь я шила в Доме моды и в ателье на Выемке, Московский пр . Более того, все трикотажные костюмы и платья мне вязали в том же Доме моды, головные уборы я тоже шила там. Помните, какие замечательные шапочки из фетра можно было по образцам сшить в Доме моды! Фотографии в качестве доказательства я имею. А пальто, сшитое в советское время, пять лет отслужило как парадное, еще пять лет как дачное, и до сих пор висит в шкафу.. Потому что на нем не появились (как мы по-просту зовем их) шеварушки, коварный недуг большинства «демократических» тканей из-за их низкого качества, из-за стремления нынешних частников съэкономить на всем… И что показательно, пальто, сшитое в ателье, мне обошлось всего на 20 рублей дороже, чем, если б я его купила в магазине. При доходе в 250 рублей на двоих я вполне могла себе это позволить. А уж про рабочий класс с заработками в 300-400 рублей и нечего говорить. Настолько широк был выбор качественных (!) тканей в магазинах, что… зашейся.

А что мы имеем сейчас? Весь советского образца производственный(!) малый бизнес погублен. Тот, что остался, уже не по карману рядовому клиенту. Процветает только бизнес по замене окон и дверей. Но этот бизнес и процветает благодаря строительному буму советских 1970- 80 годов. Как раз пришла пора капитальных ремонтов. Но не найдешь обувных пошивочных мастерских, и где химчистки и дешевые бани? В конечном итоге, вместо производственного малого бизнеса мы имеем только торговый малый бизнес. Вот о нем мы в первую очередь и поговорим. Хорошо это или плохо, и откуда ноги растут у малого бизнеса.

МАЛЫЙ БИЗНЕС

Кивки в сторону малого бизнеса делаю все политические партии – мол, мы «за», мы поддержим. Но так уж нужна ли поддержка малому бизнесу, например, в области торговли? Какая принципиальная разница будет – выстроится ли по улице Свободы десять обувных магазинчиков, иль всего один; пять ли или один бутик с модной одеждой расположится все на той же улице? Сколько будет стоять торговцев на всех рынках с джинсами – сотня или две? Структура занятого населения области принципиально изменилась. Колоссальное количество занятого населения работает именно в сфере торговли. Чтоб как-то скрасить статистику теперь с торговлей объединили и ремонт автотехники (!). Одной строкой торговлю не выделяют. Чтоб дурно не стало от подобных перекосов в сфере занятости. Потому что это перекос четко показывает – у нас в российской экономике не сфера производства главенствует, а сфера торговли, да еще финансовых услуг и торговля недвижимостью. Например, в настоящее время Ярославской области количество промышленного персонала меньше на 10 тысяч человек, чем в количество работающих в торговле, финансовой сфере и в операциях с недвижимостью!

Но откуда растут ноги у нашего малого торгового бизнеса? А от страшных 90-х годов, когда только в областном центре прекратили существование 10 крупных предприятий, а другие сокращали персонал, сворачивали производство, закрывались проектные организации и научные институты. И вот ради маскировки огромной, невиданного ранее масштаба социальной катастрофы – безработицы, и был придуман малый торговый бизнес для России. Тысячи челноков из области, миллионы из России потянулись с баулами и рюкзаками в Турцию, чтоб делать маленькую спекуляцию, обзываемую, по-новомодному, торговым бизнесом. Некоторые из самых первых челноков, вспоминают золотое времечко начала этого бизнеса, когда наценки-накрутки составляли не жалкие 200-300% как сейчас, а все 700%. Я вовсе не преувеличиваю. Из маленьких баульчиков выросли маленькие магазинчики. Буквально пять лет назад накрутка была 300%, я как-то купила свитер на Заволжском рынке, а торговка не досмотрела, и ярлычок, что это образец с оптовой базы, не сняла. Купила я за 450, а оптовая цена по ярлычку оптовика свидетельствовала о цене в 180 рублей.

Путем внедрения малого торгового бизнеса на первоначальном этапе, в середине 90-х годов 20 века, власти решили сразу четыре проблемы:

1. заняли безработных,
2. оплату за безработицу возложили на работающее население за счет тех самых наценок-накруток, что делали челноки на привезенную продукцию,
3. заразили мелкобуржуазной психологией (обмани и наживись) часть населения,
4. дали возможность накопления первоначального капитала (фактически за счет остального населения) для тех граждан, которые к крупной приватизации не допускались.


И все вместе сняло социальную проблему безработицы. Опросы среди торговцев, проведенные мной на Заволжском рынке Ярославля в 2011 году (до его ликвидации), даже спустя 20 лет после первой волны банкротств, показывают, что 50% нынешних торговцев - из производственной сферы.

И потеря профессиональных навыков огромной массы людей – это все оттуда. Но страшнее - это их примитивная, во многом, бесцельная работа.

МИФ О ТОРГОВОЙ КОНКУРЕНЦИИ

Имеем 100 условных единиц товарооборота, торговая наценка на оптовую цену 5% . Пришел демократ-горлопан и говорит: «Даешь рыночную экономику, даешь конкуренцию!» Стало два магазина. На 100 единиц товарооборота чистые издержки торговли выросли в 2 раза. Теперь два магазина, два штата продавцов, два директора, и грузчиков, и дворников в 2 раза больше... Два магазина якобы конкурируют, и, по идее либералов, цены должны бы снизиться. Да-да, именно так примитивно мыслят демократы-рыночники. Однако ж, в экономике происходит обратное. Эти два магазина в условиях конкуренции не снижают наценку до 2,5%, и не сохраняют прежние 5%. На прежний товарооборот в 100 условных единиц стало в 2 раза больше торгашей, чистые издержки торговли тоже увеличились в два раза. А еще надо две прибыли принести двум владельцам торговых точек…Торговая наценка вполне естественным образом увеличивается в 2 раза. Потом еще магазины появляются (у нас же свобода торговли и конкуренции!), наценка опять растет. В результате всей этой долбанной конкуренции, с увеличением числа торгующих, сегодня в большинстве магазинов наценка на продукты питания уже не 5%, а колеблется от 20 до 30 % на цены от оптового посредника. Но и в среде посредников-оптовиков якобы конкуренция, и там растет их число, они тоже все больше наценяют-накручивают на отпускные цены от фабрик, заводов- изготовителей. Так что, в условиях якобы конкуренции идет естественный, объективный рост посреднической наценки, а значит, и розничных цен. И потерпевшей стороной выступает покупатель. Потерпевшей стороной являются и рядовой персонал магазина – им снижают заработную плату, лишают социальных гарантий, не делаю отчислений в пенсионные фонды, чтоб, так сказать, минимизировать затраты в условиях конкуренции. В условиях конкуренции, стремясь увеличить свою скрытую прибыль, собственник магазинов делают потерпевшей стороной и государство. Уходят от налогов, скрывают реальный оборот, зарплаты в конвертах. Представить себе, чтоб в советское время нечестно платились налоги?! Такого быть не могло.

Весь прочий, не портящийся, ширпотреб, в результате «оздоровительного действия» конкуренцию имеет немыслимую наценку - 200-300 %. Я проводила негласный опрос торгующих на рынках в Заволжском районе Ярославля летом 2011 года. Мне скромно признавались в 100% накрутке на оптовые цены, это скромное признание увеличьте в 2 раза…

ООБЩЕЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПОТЕРИ ОТ МИФА - КОНКУРЕНЦИЯ.

Еще в журнале ЭКО в 1991-1993 годах признавали, что 40% мелкого бизнеса на Западе ежегодно разоряется. Открываете журнал Коммерсант, и вестник Государственной регистрации. Такие же темпы банкротства и самостоятельной ликвидации предприятий происходит и в России. А что стоит за банкротством и ликвидацией? Кем-то неполученные долги, кредиты, зарплаты, налоги… Когда найдется честный и дотошный экономист, чтобы подсчитать, каковы потери для общества от этого регулярно проходящего процесса - банкротств и самоликвидации?

А кто подсчитает, сколько в погоне за мифом конкуренции мы теряем не только ресурсов, но и напрасно затраченного человеческого труда. Миллионы мелких торгашей ничего не производят, стоят на рынке, деградируют и не приобретают никакой фактически профессии, профессиональных навыков - кроме заученных фраз: «А к телу-то как хорошо, я сама (подруга, сестра) носим, и сносу нет».

Пора понять - когда-то Россию изматывали в гонке вооружений, чтоб Россия понапрасну затрачивала ресурсы на вооружения, обескровливая экономику, сейчас же Россию изматывают другим путем, в т.ч. путем внесения мифов о конкуренции. Представьте себе на минут - миллионы людей по всей России заняты совершенно бесполезной работой, ничего не дающей общему экономическому развитию. Понапрасну затрачиваются свои человеческие ресурсы, материальные, торгаши проводят годы (!) в бесполезном сидении на рынках. И все это только ради поддержания мифа о конкуренции!

Порассуждаем: конкуренция предполагает соревнование. А соревнование среди кого? «Между странами по направлениям промышленного производства» - ответит либерал. И опять возникает вопрос: «А зачем и кому это нужно?»

Зачем мне, рядовому потребителю, потребовалась, например, конкуренция между российскими птицефермами и калифорнийскими производителями окорочков. Меня как потребителя, в 80-годах вполне устраивало качество нашей российской курятины. Варишь нашу русскую курку в кастрюльке, а по кухне и подъезду натуральный запах курятины, выращенной на натуральных кормах, естественным (не ускоренным) путем. Никакого страха: а вдруг в курятине что-то не то… Никаких тебе аллергий, нарушений обмена и разрушений печени и селезенки...

Но кто-то сверху сказал: «Даешь конкуренцию-соревнование». Представим на минуту, что соревноваться предложат тяжеловесу-боксеру с боксером из категории до 50 кг?!

А сельское хозяйство России, это 85% территории - зона рискованного земледелия, где скот семь (!) месяцев в году на стойловом содержании, где стены ферм в два кирпича толщиной, а не дощатые как в Калифорнии, где масса горючки и электроэнергии тратится на обогрев и освещение в темные осенне-зимние вечера.

И все дополнительные затраты «падают» на себестоимость говядины, свинины, курятины. В зоне рискованного земледелия заведомо себестоимость будет выше и в птицеводстве, и в животноводстве, и в свиноводстве. Из-за погодно-природных условий в России даже расходы на дорожные покрытия гораздо выше. При промышленном производстве в холодной стране и стены «капиталистее», и расходы на отопление производственных помещений выше. А сотруднику в заработной плате надо учитывать расходы человека на теплый дом и теплую одежду. И вот стране, где себестоимость любой продукции, не только сельскохозяйственной, но и промышленной, заведомо выше по причине природно-погодных условий, предлагают конкурировать со странами, где зимой не отапливаются фермы и курятники, где сено на 7 месяцев заготовлять не надо, где стены курятниках-телятниках не надо строить каменные, а можно деревянные и такие, чтоб только ветром не снесло. Какая конкуренция, когда страны находятся в разных природно-погодных условиях? Т.е. условия для конкуренции заведомо неравные, потому что заведомо у одного из участников будет выше себестоимость за счет природно-погодных условий в стране.

А если нет условий для равной борьбы-конкуренции, то понятно, на чьей стороне будет победа. Великое дело было в железном занавесе от проникновения товаров, которые Россия и республики СССР сами могли произвести, пусть и с большими затратами. И поэтому товарообмен между участниками хозяйственной деятельности при одинаковых условиях, был справедливым и не вел к разорению участников.

Так что из-за разных погодных и природных условий в мире не может быть честной справедливой конкуренции!

В мире нет, и не может быть, конкуренции и чисто по практической причине - человеку для жизни необходимо миллионы товаров. Оглянись человек кругом - пересчитай то, что ты видишь в своей квартире, и в комнатах, и в кухне, в ванной с туалетом и прихожей. Сделай милость, сосчитай. Потом посчитай - сколько видов одежды обуви у тебя. Не забудь, что лежит по ящичкам. Не забудь, что иголки, пуговки, нитки, лампочки тоже покупаешь. Ты собьешься со счету. Но за тебя счет сделали, учли и то, что ты на работе используешь. Профессор по экономике, сказал, что в мире два миллиона товаров, которая требуется человеку в его жизни.

И вот организовать конкуренцию по миллионному ассортименту?! Ни теоретически, ни практически сделать это невозможно. Создается лишь видимость конкуренции в производстве всего в нескольких направлениях, по нескольким видам продукции. Из миллионного ассортимента – пять-шесть направлений – автомобили, сотовые телефоны, компьютеры, спортивная одежда...

А обыватель продолжает наивно полагать – если много торгующих, значит, есть конкуренция. Миф!!! Куча торговцев, но они сумели договориться, «взгреть» цены на гречку. Картельное соглашение! То, что было картельное соглашение и на сахарный песок, тоже бесспорно. В 2011 году был рекордный урожай свеклы. Производители заранее думали – куда денут сахарный песок, который будет произведен от рекордного урожая. Торговцы и оптовики тоже подумали. Предчувствуя падение цен на сахарный песок, они сотворили картельное соглашение, и вздули цены - пока покупатель не очухался, и даже в отдельных газетах была организована маленькая волна: вот де и подсолнечное масло должно подорожать, было много разговоров про сахарный песок. А у нас ведь покупатель пуганный, «повелся»… Даже в крупных сетевых магазинах в 2011 году при рекордном урожае свеклы(!), песок стоил по 35 рублей за 1 кг, и такую цену считали за счастье, во всех прочих магазинах - по 44 рубля, именно такая цена была в нашей потребкооперации. Позднее народ понял, что его «обувают», цены снизились, в крупных магазинах цены до 29 -30 руб. за 1 кг были , и уже к весне 2012 года были акции по продаже сахарного песка по 25 рублей. Прикиньте – какой объем сверхприбыли получили торговцы в результате картельного соглашения по сахарному песку в 2011 году! Нагрели ручки благодаряи картельным соглашениям по гречневой крупе (напоминаю, что цена была по 80-90 рублей, а сейчас гречка 25 рублей), на сахарном песке, с января 2013 года активно используются картельные соглашения по поднятию цен на дешевые лекарства. В 2014 году попытались картельным соглашением взгреть цены на яйца. Так что идет постоянный «нагревательный» процесс.

Но картельные соглашения возможны именно потому, что у нас в России огромное количество торгующих юрлиц и предпринимателей. Именно, при огромном количестве юрлиц, трудно работать антимонопольной службе. Когда в области было 2-3 оптовика (по линии потребкооперации, по линии государственной торговле - единые базы Книготорга, Бакалеи, Спорткульторга), то бороться с завышением оптовых и розничных цен было просто. А когда торговцев тысячи, вот тогда погибель кошельку потребителя. Как никогда верна русская поговорка – в мутной воде легче рыбку, то бишь, сверхприбыль, ловить.

Чтобы понять, насколько эта якобы конкуренция разрушила наше сельское хозяйство, я собрала в единую таблицу данные по состоянию сельского хозяйства в Ярославской области. До 2008 года данные из цифр управления по сельскому хозяйству, потом департамента сельского хозяйства, а 2011 год - из цифр Росстата. Эта таблица дает представление и о том, какое питание у нас в Ярославской области. Цифры по состоянию села с момента воцарения Меченного, потом годы правления Ельцина, а затем Путина. Если раньше в статистику попадали данные только совхозов и колхозов, то сейчас, чтоб цифры статистики не были столь устрашающими, к ним плюсуются и данные по подворьям граждан. В графу «овцы», чтоб не было видно, что овцеводство фактически разгромлено, теперь плюсуют и коз, что водятся в основном в личных подворьях. К производству мяса добавляют уже и курятину, к зерну - зернобобовые. Так что в 2011 году данные уже все в одной «куче». Но и эти откорректированные цифры, как видим, не спасают благоприятную цифирь – потому что смотрим на все тот же 1985 год.
 

<tbody> </tbody> Общие характеристики состояния сельского хозяйства 1985 год
в тыс.га , тыс.голов, тыс.тонн 1998 год 2011 год
Все вместе Посевные площади:
  1) зерновых культур
  (пшеница, рожь, овес и др)

  2) льна долгунца

  3) картофеля
1) 314


2) 36,8

3) 44,5
1) 170


2)  5,1

3) 26,7
1) 47,8


2)  3,6

3) 15,2 Поголовье в тысячах:
  1) крупнорогатого скота

  2) свиней

  3) овец
1) 531

2) 164

3) 178,7
1) 284,6

2)   84

3)  43,1
1) 131,2

2)  55,2

3) 28,3 Производство:
  1) зерна

  2) картофеля
  примечание: 1985 год был неурожайным

  3) мяса в убойном весе

  4)молока

  5)шерсти

  6)льноволокна
1) 385

2) 290
(1984г. – 634,9;1986г.– 566)

3)   61,6

4) 514

5) 211

6)   5,6
1974 г.–12тыс.т.
1) 180,7

2) 307


3)   35,4

4) нет данных

5)    33

6)   1,1
1)   78,6

2) 221,1


3)   62,8

4) 214,3

5) нет данных

6)   2,4 Количество в шт.:
  1) тракторов

  2) зерновых комбайнов

  3) грузовых автомашин

  4) картофелеуборочных комбайнов
1) 15.985

2)  2.417

3)  8.300

4) 10.170
1) 8.914

2) 1.310

3)    494

4)    320
1) 3252

2) 392

3) Нет данных

4) 94 !!!


А теперь зададим себе вопрос: «Если столь катастрофическое положение с сельским хозяйством, то, что же мы едим, в эту якобы, бездефицитную эпоху?!»

И зачем мне два десятка наименований колбасы, пельменей, котлет, если там нет мяса, иль оно ужасающего качества, или оно из старых отходов из госрезервов на случай войны. И зачем мне десятки наименований сыра, масла, йогуртов и кефира, если там нет натурального молока?

Чистые издержки торговли растут из-за этих тысячных наименований продуктов, из-за увеличившегося количества поставщиков, производителей. А что же в сухом остатке? А в сухом остатке, опять таки, - «а-ля жратва»…

Уже даже не смешны рассуждения горе-экспертов насчет конкуренции, потому что понимаешь, что такой эксперт иль туп, иль говорит дурь и ложь в силу личных выгод.

Нет в мире конкуренции, неужели даже истории с ценами на бензин последнего дубака не убедили в отсутствии таковой. У нас в России 10 нефтяных компаний, но они ж не дураки, они не занялись какой-то глупой конкуренцией между собой, чтоб снизить цены. Они договорились насчет внутренних цен…

Да, антимонопольный департамент инициирует иски против картельных соглашений, но пока суд да дело, сколько они сграбастают с граждан сверхприбыли?! А если их в конечном итоге и оштрафуют, то штраф пойдет не в карман рядового автомобилиста, а в бюджет.

Конкуренция – это отнятие нашего личного времени, это укорачивание нашей жизни.

Все знают о пробках. Если я еду на работу в общественном транспорте через старый мост – то без стояния в трех дорожных пробках никогда не обхожусь. На мосту - раз, на повороте с улицы Республиканской на Советскую улицу - два, в районе Московского проспекта – три. Во время рабочего дня , в качестве пассажира в служебном машине, по идее, не должна бы нервничать. Но право же, в последние три года, и мне напряг. Все эти рассуждения насчет роста личного транспорта, в действительности для отвода глаз от основного виновника пробок: рыночной мифологии. Наш чиновник действует под прикрытием фиговых листков из мифов: о конкуренции, свободе бизнеса, полезности малого бизнеса. Он тонко уловил веяния времени.

Что у нас перед старым мостом через Волгу было лет 10 назад? Правильно – маленький парк, а сейчас стоит торговый центр рядом с кинотеатром Родина. Что рядом с кинотеатром Родина было с другой стороны? На углу Советской и Республиканской стоял двухэтажный дом, а за ним сарайки. Жильцы не сумели отстоять свой дом от сноса. В результате их бездеятельности и незнания законов - на перекрестке здание Сбербанка, коммерческой структуры. Но банк на важнейшем перекрестке – это значительная помеха для движения напряженного транспортного потока. На целой полосе для движения стоят машины, пусть они и припарковались временно. Но одна уехала, другая приехала, и так целый день.

Глянем на стадион Шинник. Зачем было застраивать территорию стадиона фактически торговыми зданиями? В этом месте полнейший финиш в чиновном беспределе, и, опять таки, под лозунгами конкуренции и большей свободы бизнесу! На перекрестке, на пересечении улицы Победы с улицей Свердлова, уже был рынок на территории бывшей обувной фабрики «Североход», там уже была масса припаркованных маши! Но чиновники дают разрешение на строительство офисного здания на многострадальном перекрестке, без возможности парковки машин! Машины паркуются на проезжей части, создают помехи основному транспортному потоку! Каким местом думали, когда давали разрешения, выносили постановления. Мозг в кармане находился? И теперь, здесь на перекрестке, хроническая пробка в течение всего рабочего дня.

Но нет предела совершенству! Здесь же, фактически на том же самом перекрестке, завершилась стройка на территории Бутусовского сквера. И столь остро необходима была та стройка, что на построенном трехэтажном здании трепыхается баннер «Сдается в аренду» Плевала власть на акции протеста. Так что пробка из хронической, превратится, скорее всего, в полнейшую закупорку.

Под шумок, мол, надо снимать трамвайные рельсы, чтоб улучшить движение транспорта по ул. Победы, в действительности «расчищали» место для будущей парковки перед новым торговым центром рядом с Бутусовским сквером. И сквера фактически уже нет!

Глянем на , опять-таки, торговый центр у Дома Культуры, ранее именовавшийся «Гигант». В том месте, рядом с перекрестком, так не хватало нового торгового центра, зашибись. И проживающее рядом население прямо-таки стонало – даешь новый торговый центр! И построили. И опять замедление транспортного потока.

Именно торговые центры, разные коммерческие структуры, банки на перекрестках и способствуют созданию пробок. Стоянка машин перед ними неизбежна, а она ссужает проезжую часть на целую полосу, затрудняет проезд транспорта. Отсюда и пробки по всему центру Ярославля. Как и в прочих областных центрах всей России. Но ведь за каждым новым торговым центром на перекрестках стоят чиновники, выдающие разрешительную документацию, выделяющие землю города.

А все еще усложняется уплотнительной застройкой внутри дворов Ярославля. Из-за уплотнительных застроек на старых придомовых территориях в центре города машины «старых» жильцов с дворовых территорий выживаются стройкой, а потом к ним присоединяются и машины «новых» жильцов. И теперь удвоенное количество машин даже для недолгой парковки выстраиваются вдоль дорог. По всем центральным улицам!

Как плохо стало жителям домов по улице Ушинского. Внутри дворов по улице Ушинского «втиснули» огромное четырехугольное здание, выдавив «старых» жильцов с их машинами на улицу Ушинского, а уж про детские площадки вообще помолчим…

В центре Ярославля большинство дворов с детскими площадками, с временными парковками машин уничтожены полностью. Масса машин вытеснена на проезжую часть. Огромная помеха движущемуся транспорта. Паркующиеся машины - по вине чиновников - захватили ровно половину проезжей части центра Ярославля.

Сделаем небольшое путешествие по Ярославлю – на каждом шагу преступления власти.

В центре города фасады старых, красивейших зданий по первым этажа продырявлены повсеместно. А кто выдавал разрешения на переустройства первых этажей? Чиновники районных администраций! Под лозунгами «больше малого бизнеса», «даешь конкуренцию», выдаются огромное количество разрешений на перевод жилых квартир на первых этажах зданий в нежилые помещения. Для размещения магазинчиков, офисов малюсеньких фирм. Какой упырь давал разрешение дырявить фасады великолепных памятников архитектуры по проспекту Ленина, Толбухина, улицам Советской, Ушинского, другим центральным улицам?! Пройдитесь по центру Ярославля, окиньте взором эти прекрасные здания постройки 30-50 годов прошлого столетия! Подивитесь на архитектурное решение перекрестка, именно у Гиганта. Какой был цельный ансамбль, какие красивые здания! Но, опустив взор вниз, на первые этажи зданий, вы содрогнетесь. Ваши сердца переполнятся болью, вы будете негодовать: «Какой вандал, какой варвар прошелся по первым этажам зданий!» Ни одного целого, нетронутого здания старой постройки вы не отыщете в центре Ярославля. Все первые этажи памятников архитектуры изуродованы по вине наших чиновников. Этот он, чиновник, давал разрешения на это уродство фасадов старинных зданий, это он, чиновник-варвар, давал разрешения на переустройство первых этажей старинных зданий, на перевод жилых помещений в категорию нежилых. Вот они современные варвары!

Плохо пешеходам, больно любителям старины, но плохо и транспортному потоку. Все эти мелкие магазинчики, офисы – это припарковавшиеся машины на проезжей части.

Центральные улицы Ярославля – одна сплошная пробка. Улица Свободы – ярчайший пример.

Зададимся вопросами: «Зачем на улице Свободы на 100 метрах три обувных магазина, зачем там же на центральной магистрали города масса других торговых заведений?» Каждый магазин – это пара, тройка припарковавшихся машин со всеми вытекающими из данного обстоятельства последствиями, множим пару-тройку на количество торговых заведений… Это ж скоко, скоко получается!? И результат логичен! Полторы полосы центральной магистрали - одна сплошная парковка! А сама улица одна сплошная пробка!

Те же причины и по другим центральным магистралям.

В конечном итоге, все мы понимаем, что пробки – эти миллионы часов потерянного времени для населения, это наша, отнятая чиновниками (под красивыми лозунгами мифами – больше свободы и конкуренции!!) часть жизни и жизненная энергия из-за нервотрепок. Пробки – это тонны напрасно пережженного топлива, усиление процесса изнашивания транспортных средства, и как следствие – возрастание расходов у общественного транспорта. А возрастание расходов у общественного транспорта - это потери бюджета в виде дотаций тому же самому общественному транспорту.

Пробки – это масса лишних выхлопных газов, ухудшение экологии в городе. А корешки-то у этих пробок где, а все там же в мифологии, которую ловко использовал чиновник.

И все под лозунгом – больше свободы малому бизнесу! Наши ярославские пробки – это последствия реализации мифа о пользе конкуренции. И этот миф фактически отнимает часть нашей жизни.

Миф о банковской конкуренции.

Особо хочется поговорить о конкуренции банков.

До 1987 года в Ярославле было всего два банка – Госбанк (обслуживал промышленность) и Стройбанк. Потом произошло разукрупнение, появился Жилсоцбанк (коммунальная сфера и торговля) и Агропромбанк. И как бы антисоветчики не клеймили якобы бюрократическую необходимую работу по формированию кредитных ресурсов, по получению кредитов, но кредиты для производства были под смешные, по сегодняшним меркам, 3-4 процента годовых. Конечно, выбить кредит было трудновато, но в конечном результате кредит не висел ярмом на шее предприятия. И размер процентов не накачивал экономику «финансовыми пузырями».

Второй, пользительной, чертой советской банковской системы была именно эта простота. Как я уже указывала – одно предприятие, один расчетный счет, полная прозрачность финансовых потоков предприятия, невозможность «увести» средства, а тем более «переправить» их за границу. А самым важным итогом - легкость взимания налогов с предприятий.

В либеральной экономической среде, среди наивных интеллигентов, бытует мнение - что чем больше банков, тем лучше для клиента. Банки де соревнуются в погоне за клиентом. Ничего подобного. Вот тут к осени 2011 года упал процент по депозитным вкладам для физических лиц, ниже уровня инфляции был. Так у всех же банков он упал. Та же история и в 2012 - 2013 годах. И как всегда, накануне отчетов, в предновогодние дни все банки «гоняются» за увеличением вкладов от населения, и все дружно увеличивают депозитный процент.

Ну и где тут конкуренция? Все вместе «роняют» депозитный процент, потом все вместе размер депозитного процента увеличивают. Негласные картельные соглашения никогда не уйдут из банковской деятельности.

Вспомним (не надо слез и рыданий!) старое доброе время, когда кредиты для населения были всего под 3% годовых! Клиентов-вкладчиков много (экономия на массовости), работал с ними всего одна структура - Сберкассы, пусть депозитные ставки по долговременным вкладам были всего 2% годовых, но ведь инфляции не было. Вклады по причине инфляции не обесценивались. Невелик был депозитный процент, но невелики были и проценты по кредитам для населения -3% годовых, для промышленности – 3-4%. И банку достаточно было разницы в 1 %, чтоб и клиента, и себя не обидеть, прибыль иметь. Но при появлении большего количества банков, общие затраты банков на собственное содержание растут, а клиентов они «поделили» между собой. И возросшие на единицу банковской услуги затраты покрываются за счет увеличения кредитной ставки на выдаваемые кредиты. Поэтому разница между ставкой по депозитам и процентами кредитов все более и более будет увеличиваться по мере роста количества банков. А тут еще инфляция замучила, надо и депозитные ставки повышать. Так что получатель кредита расплачивается за все: за инфляцию, за неимоверное количество банков, за высокие зарплаты банковских служащих. И за высокую прибыль для акционеров банков тоже.

Сфера финансовых услуг, банковская деятельность, всего за 10 лет ( с 2000 по 2011 год) выросла по численности работающих в ней сотрудников в 4 раза! Только вот производство промышленное, реальное, не растет. Наоборот, в Ярославской области материальное производство снижается. А над материальным производством возвышается возросшая в 4 раза банковская нагрузка. И промышленнику плохо, и рядовому клиенту-гражданину неуютно среди этой банковской конкуренции. Под ипотеку - минимальный процент 12%, и то с большим трудом; потребительский кредит 17- 25%. И особенно плохо, когда, не разобравшись в заманчивых предложения, излишне доверчивый клиент оказывается опутанный процентами-комиссионными, штрафными процентами и оказывается под прицелом коллекторских агентств по выбиванию долгов.

А точных статистических данных с численностью сферы только банковских услуг в 2011- 2012 годах, сказать невозможно- отдельной строкой количество банкиров перестали выделять, зачем е травмировать публику правдой о тех, кто с ложкой?

Много банков – это неисчерпаемые возможности для количественного роста счетов у организаций. А для недобросовестных организаций, участвующих в распиле бюджетных денег, денег дольщиков, денег жильцов, платящих за коммунальные услуги – огромные возможности для многократных прогонов денег по счетам. Огромные возможности для сокрытия их в многочисленных банковских закоулках. И главное – возможность бесконтрольного вывода наворованных, пардон – незаконно изъятых денег у населения и бюджета, за границу.

Неолибералы продолжают вопить – какие нехорошие отечественные банки, давайте де организуем настоящую конкуренцию, пустим иностранцев, они такие розовые и пушистые! По либеральному мнению - эффект от конкуренции будет больше, если к огромному количественному росту отечественных банков, прибавится столь же огромное количество «импортных» банков. Но когда иностранцы придут, они будут работать по тем же, деловым правилам и сложившейся практике. А вот колонизация страны усилится, потому что упростится и ускорится процесс перевода уворованных денег за границу.

И вопли о банковской конкуренции и необходимости свободной пастьбы иностранных банков на российских просторах – это вопли проплаченные. Просто российским ворюгам-коррупционерам надо иметь более простой и надежный канал увода денег за границу, а самой загранице нужны инвестиции из денег российского жулья.


Самое читаемое сегодня


Категория: Бизнес Новости | |

Подписка на RSS рассылку Нелли Цапурина. Эффективен ли капитализм? Заметки экономиста из провинции...


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.