Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Бравый генерал стал кумиром обывателей и проклятьем революционеров

  • Бравый генерал стал кумиром обывателей и проклятьем революционеров
  • Смотрите также:

Командир лейб-гвардейского Семеновского полка генерал-майор Георгий Александрович Мин в учебниках истории назывался в числе главных карателей революционной Москвы 1905 года. Сегодня, переосмысливая прошлое, мы вправе задаться вопросом: кем же – спасителем Отечества или душегубом был этот человек?

Давние предки генерала переехали в Россию из Фландрии, поступив на военную службу еще при Петре I. В роду Минов военных было едва ли больше, чем литераторов, и если отец Георгия Александр Евгеньевич закончил службу в чине генерал-лейтенанта, то все три родных его брата были писателями и публицистами. Наш герой тоже увлекался литературой, но предпочел службу в армии. Физически развитый, с твердым характером и искренней верой, романтик в душе, названный в честь покровителя русского воинства Георгия Победоносца, он, казалось, был создан для воинской службы. И начать ее решил, как его кумир Александр Суворов, с низов. Успешно окончив 1-ю столичную гимназию, сын генерала выбирает не военное училище, не Пажеский корпус, сулящие быструю и удачную карьеру, но поступает как рядовой в лейб-гвардейский Семеновский полк вольноопределяющимся. Этот воинский статус отличался от просто солдата прежде всего тем, что давал по окончании срока службы право его носителю на производство в офицеры при условии успешной сдачи экзамена. Пробыв в нижних чинах необходимый срок, Георгий Александрович был произведен в прапорщики.

Началась Русско-турецкая война. Семеновский полк принимал в этой кампании непосредственное участие. Молодой прапорщик вместе с полком был во всех сражениях, выпавших на долю его подразделения: переправа через Дунай, взятие Плевны, штурм Правецких высот, бой на Дольнем Дубняке, переход через Балканы, взятие Софии, Андриаполя, Сан-Стефано. Часто рискуя головой, он, словно заговоренный, не был даже легко ранен. Проявив завидное мужество, личный героизм, прекрасные организаторские качества, к концу войны он уже в чине подпоручика командовал ротой. За боевые отличия награжден орденами Святой Анны 4-й степени «За храбрость» и Святого Станислава 3-й степени с мечами и бантом. Окончилась война, но авторитет Мина среди офицеров и подчиненных продолжает расти. В 1884-м он в чине поручика назначается на должность полкового адъютанта, а 1887-м – штабс-капитаном, избирается членом полкового суда – сказались его крайняя щепетильность в вопросах службы и офицерской чести.

Очередной этап в карьере Георгия Александровича, к тому времени полковника, – командировка в Туркестан, где в 1889 году разразилась эпидемия чумы. Здесь он поступает в распоряжение принца Александра Ольденбургского, который возглавляет борьбу со страшной болезнью на присоединенных к России окраинах. Проявляя свои лучшие деловые и человеческие качества, Мин расположил к себе нового начальника, их отношения перестают в настоящую дружбу. По возвращении в столицу принц не преминул рассказать государю о деятельном полковнике-семеновце. А Георгий Александрович тем временем становится уже председателем полкового суда. В 1903 году его назначают на должность командира 12-го Гренадерского Астраханского Императора Александра Третьего полка, дислоцированного в Москве, которым он прокомандовал почти год. В конце 1904 года к радости бывших сослуживцев полковник Мин назначается командиром Семеновского полка, а вскоре получает придворный чин флигель-адъютанта, что причисляет его к свите Николая II и дает право носить на эполетах императорский вензель и аксельбант. С началом Русско-японской войны командир со своим полком убывает на фронт.

Время смуты

Однако тревожные события, почти сразу и параллельно начавшиеся в обеих столицах, вынудили командование вернуть семеновцев с полпути в Петербург, где после первых поражений в казавшейся быстрой и победоносной войне обстановка осложнялась. Начиналась невиданная со времен Лжедмитрия смута. Под лозунгами свободы и равноправия по всей стране полилась кровь, загорелись усадьбы, начались погромы и межэтнические столкновения. Дня не проходило, чтобы от рук распоясавшихся вооруженных хулиганов, называвших себя то революционерами, то дружинниками, не гибли люди, в основном должностные лица и государственные служащие или просто верноподданные. Только за 1906 год были убиты 768 и тяжело ранены 820 представителей власти и им сочувствующих.

В сентябре-октябре 1905-го страну охватила хорошо организованная всеобщая забастовка. По этому поводу известный публицист Л. Н. Тихомиров отмечал: «Она остановила движение железных дорог, почт, телеграфов, погрузила города во тьму, остановила подвоз съестных припасов, прекратила работу фабрик и заводов, лишила население страны возможности добывать средства к существованию, отняла у больных помощь врачей и аптек. Она создала для всей нации полное всегражданское бесправие. Личность потеряла право даже на труд, на свободное передвижение. Все должны были против воли приставать ко всеобщей забастовке. Но деятели освободительного движения не признают того, что борются с самой нацией. Абсурдность деятельности нашей «освободительной» революции так ясна, что не требует обрисовки». Но одними забастовками дело не ограничилось. Разворачивался настоящий революционный террор.

По призыву Льва Троцкого, являвшегося фактическим главой Петербургского совета рабочих депутатов, начинают формироваться вооруженные дружины, готовящиеся взять власть в столице в свои руки. Назначены были день и место, где должно повториться Кровавое воскресенье как сигнал к восстанию. Положение спасли семеновцы, заблаговременно занявшие удобные позиции и выказавшие готовность пустить в ход оружие. Это охладило пыл революционеров, поломало их планы и вскоре вынудило свернуть активность. А имя командира семеновцев получило большую огласку, нагоняя страх на одних и вызывая восторг у других. Первых, впрочем, было больше. Когда в одной из казарм балтийского флотского экипажа начались волнения – матросы отказались повиноваться своим офицерам, зачинщики готовили вооруженный мятеж – Мин получил задачу прекратить их, по возможности, бескровно. Действовал он быстро и решительно: ночью окружив казарму, лично вошел внутрь и внезапно поднял спавших смутьянов по тревоге. Это решило исход дела.

Особенно тяжелое положение складывалось в Москве в силу ее особого статуса. К 1905 году город превратился в центр либеральной и земской оппозиции. После убийства сторонников решительных мер – генерал-губернатора Первопрестольной великого князя Сергея Александровича и градоначальника и обер-полицмейстера П. П. Шувалова власть в городе фактически перешла к либералам и социалистам. При их попустительстве в Москве открыто проходит несколько собраний оппозиции, где принимаются противоправные и даже антиправительственные решения.

Пользуясь полной безнаказанностью, боевики принялись формировать хорошо вооруженные и оснащенные дружины, терроризируя население, убивая стражей правопорядка. Закончилась это межвластие тем, что 10 декабря 1905 года самопровозглашенный Исполком рабочих депутатов принял решение о всеобщем восстании, после чего город погрузился во тьму. Жители полуторамиллионного мегаполиса стали заложниками хулиганов, уголовников и революционных фанатиков. Начались грабежи магазинов и лавок, убийства уже не только полицейских или солдат, но и простых обывателей, которых силой применения оружия заставляли строить баррикады. Всего на 13 декабря 1905 года боевиками-революционерами были убиты 80 и ранены 320 человек. Войска гарнизона и полиция, не чувствуя поддержки местных властей, оказались деморализованы.

Жизнь за царя

Именно в этот момент на помощь москвичам по личному приказу царя прибыли гвардейцы-семеновцы во главе с уже легендарным командиром. Полк был разделен на два отряда. Один под командованием Мина зачищал Пресню. Второй, возглавляемый полковником Н. К. Риманом, действовал вдоль линии нынешней Московско-Казанской железной дороги, занятой боевиками. 16 декабря началась операция по освобождению города от незаконных вооруженных формирований.

Столкнувшись с решительными действиями семеновцев в районе фабрики Шмидта и Прохоровской мануфактуры, где завязалось открытое сражение, боевики скоро поняли, что обречены, и начали разбегаться и сдаваться в плен. Жестко действовал отряд полковника Римана, пресекая грабежи, мародерство и вооруженное сопротивление. Несколько задержанных с оружием в руках боевиков были расстреляны на месте. Таким образом к 20 декабря ситуация в Москве стабилизировалась. Революция была задушена. Семеновцы заплатили за это высокую цену, потеряв трех боевых товарищей. Всего в ходе боестолкновений и стрельбы из-за угла в Москве в декабре 1905 года, по данным РГА ВМФ, были убиты 13 военнослужащих и 21 полицейский. Боевиков – 32. Случайных прохожих и зевак – 267.

К чести командира полка своих павших солдат он не стал хоронить в негостеприимной Москве, но на свои средства организовал доставку тел в столицу, где их с воинскими почестями предали земле в полковой усыпальнице. Не прошло и года, как рядом с ними лег и командир. Георгий Александрович знал, что приговорен террористами, но наотрез отказался от телохранителей, считая это недостойным гвардейского офицера. 13 августа 1906 года он был убит на глазах семьи на Петергофском вокзале.

Николай II на похоронах своего верного слуги был одет в форму лейб-гвардейца Семеновского полка. На венках, которыми сослуживцы завалили могилу любимого командира, выделялась красноречивая надпись: «Жертва долга».

Его убийцей оказалась сельская учительница, эсерка Зинаида Коноплянникова. Несмотря на протесты так и не угомонившейся левой общественности, она была приговорена к смертной казни через повешение.

 


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Бравый генерал стал кумиром обывателей и проклятьем революционеров


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.