Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Китай – главный выгодоприобретатель разрушения СССР

  • Китай – главный выгодоприобретатель разрушения СССР
  • Смотрите также:

Долговременная политика ослабления СССР, проводимая США и их ближайшими союзниками, руководством Китая не приветствовалась. Но если в 60-е и большую часть 70-х годов КПК публично призывала к воссозданию истинно коммунистической партии Ленина-Сталина и восстановлению подлинного социализма в СССР, даже формировала в Советском Союзе сталинско-маоистские ячейки, то вскоре после кончины великого кормчего генеральная линия резко изменилась.

Пекин отказался от прежних призывов, будучи предупрежден американцами о целесообразности невмешательства в ситуацию в КПСС и СССР, усложнявшуюся с каждым годом. Вашингтон дал понять, что учтет необходимость внутренней стабильности Китая, его интересы в Азиатско-Тихоокеанском регионе и других районах мира, если руководство КНР не станет мешать негативным тенденциям в СССР и «помощи» извне, ведущей к его развалу. Точкой отсчета стала официальная поездка нового лидера страны Дэн Сяопина в США 29 января – 1 февраля 1979 года. То был первый и весьма знаковый визит руководителя КНР в Соединенные Штаты.

«Сталин и Мао слушают нас»

По имеющимся данным, к середине 70-х в разных регионах СССР не без помощи Пекина было создано свыше 60 в основном малочисленных сталинско-маоистских групп, боровшихся против хрущевско-брежневского ревизионизма и выступавших за восстановление исторической справедливости в отношении деятельности и имени Сталина. Они даже попытались совершить две диверсии на советских предприятиях. Неосталинисты распространяли на языках 15 республик СССР пропагандистскую литературу из Китая и его тогдашней союзницы Албании. Вероятно, некоторые занимались и разведдеятельностью. Из таких групп планировалось создать «параллельную» КПСС маоистско-сталинистскую компартию. Тезис об этом прозвучал на XI съезде Компартии Китая в августе 1977 года, уже после кончины Мао Цзэдуна. Но в последний раз...

Стоит напомнить, что эта линия Пекина резко усилилась с февраля 1967-го после избиения сотрудниками КГБ-МВД СССР делегации из КНР, пытавшейся возложить у Мавзолея в Москве венок памяти Ленину и Сталину от народа и коммунистов Китая. А в ходе прямого военного конфликта на острове Даманский (в марте 1969-го) войска НОАК несли в авангарде, как знамена, портреты не только Мао, но также Ленина и Сталина. Это приводило к тому, что советские пограничники запаздывали с ответным огнем, а бывало, и не открывали его...

О позиции КНР в тот период свидетельствует состоявшаяся 22 марта 1965 года беседа премьера Китая Чжоу Эньлая с руководителем КНДР Ким Ир Сеном и предсовмина Албании Мехметом Шеху в Бухаресте (во время похорон главы Румынии Георге Георгиу-Дежа): «Почему Запад не вмешался в события в Венгрии, позволив Москве подавить эти выступления, и не эвакуировал И. Надя? Потому что «мавр сделал свое дело и может уйти». Запад, Тито и Хрущев сошлись в целенаправленной дискредитации Сталина и его венгерских сподвижников. Запад и Тито понимали, а Хрущев, видимо, не понимал или прикидывался непонимающим, что эта линия ставит под вопрос саму основу социалистической государственности Венгрии и ее союза с СССР. Эта вторая составляющая нарастает, и дело социализма в Венгрии и почти везде в Восточной Европе окажется вскоре под вопросом. В том числе оно может оказаться, если уже не оказалось, в руках тех, кто, прикрываясь партбилетами и пламенными речами за социализм, погубит его. То же вполне возможно в СССР. А то, что Хрущеву это и многое другое сходило с рук, нужно отдельно исследовать, ибо факт феноменальный».

К концу 70-х подпольные группы «параллельной» компартии распустились, некоторые маоисты-сталинисты были арестованы КГБ. От военно-политической и идеологической конфронтации с СССР и КПСС Китай перешел к более активной поддержке политики США и Запада по дестабилизации Советского Союза. Такой линии в Пекине придерживались вплоть до событий на Тяньаньмэнь в 1989-м, а свернули ее в основном после ареста в Москве руководителей ГКЧП в августе 1991 года.

США проверяли, как далеко может зайти китайско-советская конфронтация. Американские ВВС в конце 60-х – начале 70-х «случайно» или «по ошибке» не единожды бомбили районы КНР вблизи Вьетнама и Лаоса. Пекин в этой связи запрашивал Москву (в 1969 и 1971-м) – выполнит ли СССР свои обязательства по Договору 1950 года о взаимопомощи, если начнется война КНР и США? Кремль отвечал утвердительно, даже после конфликта на Даманском.

За столом у Бжезинского

Между тем Мао Цзэдун еще в 50-х неспроста именовал Дэн Сяопина иглой, упакованной в вату. Впоследствии эта характеристика полностью подтвердилась. С одной стороны, после реформаторских дэнсяопиновских решений декабрьского 1978 года пленума КПК и их реализации Китай стал одной из самых политически влиятельных и богатых держав с колоссальными золотовалютными резервами (почти пять триллионов долларов на начало 2016-го ), а в Компартию и комсомол уже несколько лет как разрешили вступать китайским бизнесменам. С другой стороны, в 1978–1979 годах Пекин де-факто вошел в альянс с Вашингтоном, направленный против СССР и его союзников.

Последовавшие вскоре после пленума визит Дэн Сяопина в США, в ходе которого реформатор публично и неоднократно обещал вскоре преподать должный урок Вьетнаму, японо-китайский Договор о дружбе 1978 года, имевший явную антисоветскую направленность (там не единожды упомянута борьба против нового гегемонизма), активная поддержка КНР и Таиландом бежавших из Пномпеня «красных кхмеров», уничтоживших перед этим свыше трех миллионов своих сограждан, стали первыми эпизодами тесного взаимодействия с Соединенными Штатами.

Примечательно, что у истоков этой дружбы против Москвы стоял Збигнев Бжезинский. Не случайно именно с обеда и беседы в его доме начался в январе 1979 года визит Дэн Сяопина в Америку.

Гость откровенно сказал хозяину, что хотя экономически Китай серьезно отстает, он сможет гигантскими шагами пройти ту дистанцию, на которую мир обогнал его, но осуществимо это только с помощью США, так как СССР наверняка будет мешать ускоренному развитию КНР. Поэтому Пекин готов сотрудничать с Вашингтоном и для сдерживания гегемонистских планов Москвы. Дэн Сяопин также заявил Бжезинскому, что в принципе согласен на размещение вдоль китайско-советской границы американских объектов для слежения за русскими ракетами.

Бжезинский согласился с этими тезисами, отметив, что экономическое положение в СССР ухудшается, власти предержащие в нем быстро стареют и все в меньшей степени контролируют ситуацию в партии, стране и Восточной Европе. Потому вскоре может статься, что на месте СССР появятся новые независимые государства. Конечно, они получат поддержку от США и других стран Запада. Поэтому, по мнению Бжезинского, не стоит мешать естественному ходу истории – препятствовать западной политике разрушения СССР. Отсюда следует, что едва ли успешными окажутся попытки возродить социализм и партию неосталинистского типа в этой стране, что было прямым намеком на прежнюю политику Пекина относительно СССР. Советское общество радикально изменилось, ориентировано на растущее потребление, но поскольку в стране дефицит, граждане стараются любыми путями получить доступ к западными товарам, которыми вдосталь пользуется номенклатура среднего и особенно высшего звена. Словом, налицо тенденции разложения СССР и КПСС. Но военно-политические амбиции Москвы усиливаются, что вынуждает США активнее отвечать на вызовы.

США, отметил пан Збигнев, не заинтересованы в аналогичных тенденциях в КНР и понимают, что у Китая имеются свои интересы в Восточной, Юго-Восточной Азии и других регионах. Они должны учитываться, но для этого целесообразно прекратить поддержку сталинистских компартий или других радикальных групп в этих странах, что позволит американцам более активно сотрудничать с КНР в экономической и политической сфере.

Дэн ответил: Китай не может не учитывать реалий, поэтому внутренний и внешний курс страны начинает меняться. Экономике КНР нужны средства для комплексной модернизации, и с этим Китаю может помочь только Запад. Что касается СССР, в КНР видят все более разрушительные тенденции в этой стране и в партии, усиливающееся стремление к гегемонизму и растущее давление на Китай. Поэтому курс в отношении Москвы будет учитывать интересы Вашингтона, а противостояние Пекина советскому гегемонизму усилится.

Тема Тайваня демонстративно не рассматривалась, ибо в США поняли, что с началом конфронтации с СССР Пекин де-факто отказался «освободить» островное государство (несмотря на официальные лозунги КНР). А «правам человека» США уделяли внимание только в СССР и дружественных ему странах... Беседа длилась почти четыре часа.

Последующие переговоры с президентом Джимми Картером и другими руководителями США были в основном повтором встречи у Бжезинского. Американские власти и крупный бизнес пообещали Китаю крупные долговременные инвестиции. Только с 1979 по 1981 год США вложили в экономику КНР свыше 1,2 миллиарда долларов, в китайскую промышленность – до 700 миллионов. В те же годы Китай получил свободный доступ к основным американским фондам внешнего кредитования.

Вскоре после исторического визита Пекин продемонстрировал свою новую политику в отношении СССР и его союзников. В феврале-марте 1979 года началась агрессия против Вьетнама, официально поддержанная США, которая едва не привела к советско-китайской войне. Тем не менее советско-китайский Договор о взаимопомощи (заключенный в феврале 1950-го) обе стороны по-прежнему не разрывали.

В тот же период стали укрепляться связи между разведками Пекина и Вашингтона. В 1979-м резидент ЦРУ в Китае Дэвид Гриз устроил своему шефу адмиралу Тернеру четыре встречи с руководителями китайских разведслужб. В результате этих переговоров научно-технологический отдел ЦРУ под руководством Лесли Диркса построил к 1982 году две станции электронной разведки в приграничных Маньчжурии и Синьцзяне (на северо-востоке и северо-западе КНР), наведенные на СССР. Ими управляли китайцы, обученные американцами. Эти станции просуществовали 10 лет.

А в октябре 1983-го министр иностранных дел У Сюцюань посетил США, где с директором ЦРУ Биллом Кейси обсудил детали военно-технической поддержки «красных кхмеров», которым и без того помогали спецслужбы КНР, и афганских моджахедов поставками через Китай американского оружия. Эти операции начались уже в декабре того же года.

Впрочем, стоит сказать, что уже в последние годы правления Мао обозначился курс на быстрое сближение с США и Японией, прежде всего на антисоветской основе, начавшийся с визитов Генри Киссинджера и Ричарда Никсона в Китай в 1971–1972 годах. Кстати, еще в первой половине 70-х в прессе СССР и ряда стран сообщалось, что США разрешено вести радиоэлектронный мониторинг советской территории из приграничного Синьцзян-Уйгурского автономного округа КНР. Это могло быть ответом на то, что эмиссар советской разведки Виктор Луи (Виталий Левин) в 1968–1970-м встречался в Тайбэе и Вене с руководителями спецслужб Тайваня. Обсуждались возможности совместных действий по отстранению маоцзэдуновской группы от власти и то, какова будет позиция Тайбэя в случае советско-китайской войны. О деталях тех переговоров в КНР узнали из секретного письма Мао Цзэдуну главы Тайваня генералиссимуса Чан Кайши...

В то же время власти КНР продолжали обвинять СССР в ревизионизме и социал-империализме, заверять в своей верности «учению Маркса-Энгельса-Ленина-Сталина-Мао Цзэдуна». Столетие со дня рождения Сталина (21 декабря 1979 года) в КНР отметили как партийно-государственный праздник, тогда же на разных языках переиздали его произведения и переписку в 30 томах.

Панда учла просчеты медведя

Советник-консультант Института изучения и переводов произведений Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина при ЦК КПК Чэнь Бисен высказал такое мнение: «В 70-х годах у нас – до и после кончины Мао Цзэдуна – изучались тенденции развития ситуации в СССР, КПСС, Восточной Европе да и в мире. Председатель Мао Цзэдун в 1973-м сразу после X съезда партии объявил: «Нам нужно понять, правильную ли линию мы проводим. А для этого надо изучать все, что происходит и может произойти не только в Китае». Подобные исследования проводились под патронатом Чжоу Эньлая до его кончины в январе 1976-го, продолжались и в дальнейшем. У нас к середине 70-х пришли к выводу, что просоветское соцсодружество, как и СССР с КПСС, в результате ревизионистского курса Хрущева-Брежнева и с «помощью» Запада может вскоре разрушиться. А масштабы, проблемы и перспективы Китая, в том числе его экономики, требуют заблаговременной и правильной приспособленности к зарубежным тенденциям. Был сделан вывод о том, что нужно постепенно, но не рекордно быстрыми темпами вводить западные элементы в экономике, что и началось в последние годы руководства Мао Цзэдуна. С опорой, во-первых, на опыт НЭП в СССР и на соответствующие работы Ленина. Во-вторых, на то, что всекитайской национализации частной собственности в КНР не было даже в период Культурной революции 1966–1969 годов. И в-третьих, памятуя совет Сталина в 1950-м Мао Цзэдуну: не торопиться с национализацией всего китайского частного капитала, в большей мере учитывать специфику КНР при строительстве социализма и учиться не только на достижениях, но и на ошибках Советского Союза. Распространение же западных механизмов началось еще в первой половине 70-х. Уже в 1974-м были созданы экспериментальные свободные экономические зоны вблизи рыночных и экономически открытых британского Гонконга, португальского Макао и Тайваньского пролива. В этих регионах были введены хозрасчет и самофинансирование предприятий, упрощены правила иностранного инвестирования. А первыми предприятиями, работающими на хозрасчете-самоокупаемости, еще в конце 60-х стали Дацинские нефтепромыслы и Дачжайская сельхозкоммуна. Причем они были одними из крупнейших экономических объектов Китая в тот период, и тогда же Мао Цзэдун выдвинул лозунг «Учиться у Дачжая и Дацина!». Так что поэтапные экономические реформы у нас начались до 1978-го, а позже накопленный опыт стал базой для ускорения реформ. Важнейшим их результатом является не потеря, а быстрое наращивание национального экономического потенциала, в том числе научно-технического. Это в свою очередь способствует быстрой индустриализации китайского экспорта».

Словом, прогнозы США и КНР относительно судьбы СССР совпали. И хотя Бжезинский, повторим, дал понять Дэн Сяопину, что США заинтересованы в стабильном Китае, его новое руководство опасалось, что разрушительную линию американцы могут повторить и применительно к КНР, тем более что никуда не делись проблемы тибетского, уйгурского, монгольского сепаратизма, резкие социальные диспропорции в стране.

Когда руководящие деятели СССР, входившие в ГКЧП, были арестованы, на следующий же день прошло срочное заседание Политбюро ЦК КПК, на котором, как сообщали иностранные агентства, обсуждалась внутренняя и внешняя политика Китая, направленная на предотвращение дискредитации и подрыва социализма. В КНР приняли меры по защите строя: активизировали пропаганду социализма с китайской спецификой и прямую борьбу с элементами, зараженными идеями буржуазной либерализации и ревизионизма, стали переиздавать работы Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина, Мао Цзэдуна.

К 20-летию разрушения Советского Союза на экраны КНР вышел многосерийный документальный фильм сталинско-маоцзэдуновской направленности «Причины и уроки распада СССР и развала КПСС».

Длительное китайско-американское партнерство, нацеленное против СССР, дало плоды. Но в руководстве КНР и сегодня опасаются схожих действий США по разрушению страны, тем более что американские спецслужбы с начала 50-х прямо или косвенно поддерживают национал-сепаратистские группировки в Китае, эмигрантские «правительства» Тибета и Уйгуристана, экстремистские организации за единую Монголию и независимость Тайваня...

 


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Китай – главный выгодоприобретатель разрушения СССР


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.