Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Год войны

  • Год войны
  • Смотрите также:

Пошел второй год участия России в сирийской войне. 30 сентября прошлого года начались бомбардировки, хотя присутствие российских военных отмечалось уже несколько месяцев и, естественно, патриотическая общественность гневно отметала провокационные слухи с неубиваемым аргументом: вы что, хотите втравить нас в войну с НАТО? 30 сентября все волшебным образом переменилось, и пропаганда начала отрабатывать новую вводную на тему «Красная Армия всех сильней».

Сейчас той же самой пропаганде нужно как-то пытаться объяснить скромность достигнутых результатов. Они, откровенно говоря, даже при очень благожелательном отношении к сирийской авантюре выглядят крайне невпечатляющими.

Могу повторить лишь то, что говорил и год назад. Идущая на территории Сирии и Ирака война, хотя и не является общим театром военных действий, но несомненно, связана между собой хотя бы Исламским государством, которое воюет одновременно там и там. В конфликтах на территории Сирии и Ирака принимает участие порядка миллиона человек, а значит, этот конфликт по своей интенсивности вышел на самый высокий уровень. Соответственно, для решения любых задач в ходе такого конфликта требуется сопоставимый по сравнению с ним фактор. Российское участие в этой войне таким фактором не стало, да и не могло стать.

Бессмысленно рассчитывать на какой-то значимый результат, вводя в миллионный конфликт (пусть даже и на один фронт такого конфликта) группировку численностью в десять тысяч человек и 50 самолетов под прикрытием небольшой группы кораблей у побережья. Сегодняшний результат — логическое следствие из ничтожности сил, задействованных Россией в этой войне. Другой вопрос, что сегодня это — максимально возможный для России формат участия в удаленном конфликте. Под все разговоры о возрожденной армии нужно понимать, что сирийская группировка — это все, на что современная Россия вообще способна на удалении в 1000 километров от своих границ.

Конечно, встает вопрос о степени вменяемости российского руководства, которое и приняло столь странное по всем меркам решение. И ответ на него только один — ни о какой военной победе, даже локальной, в поставленной перед военными задаче не было ни слова. Участие в конфликте при таких исходных данных не предполагает никакого иного результата кроме одного — демонстрации нашего присутствия в нем.

Раз так — то версию о  интеллектуальной деградации отбрасывать невозможно в принципе: демонстрация присутствия имеет смысл только в том случае, если ты присоединяешься к коалиции несомненных победителей для того, чтобы получить право на свою долю в послевоенном устройстве. Тем не менее, Кремль принял решение присоединяться не к победителям, а к побежденному, но сделал это без малейших шансов на успех. Помощь оказана в объеме, размерах и по своему содержанию такой, что позволяет Асаду лишь продлить агонию, но ни о какой возможной победе — даже локальной — говорить не приходится.

Практический смысл сирийской операции тем не менее вполне очевиден, если принять в качестве аксиомы политический авантюризм нынешнего кремлевского руководства. Люди, управляющие сегодня Россией, по своим личным качествам и в силу созданной ими системы управления в принципе не соответствуют ни масштабам стоящих перед страной задач, не имеют стратегии развития, не обладают идейной базой. Это классические временщики, выброшенные наверх стечением обстоятельств, любой их успех всегда связан с независящими от них внешними факторами (в нашем случае таким фактором стала удачная, но непродолжительная ценовая коньюнктура на рынке нефти). Во всем остальном они абсолютно беспомощны и неадекватны.

В такой ситуации единственно доступная им модель поведения сродни покупателям акций МММ — они вкладываются в бессмысленные предприятия, повинуясь не рассудочным, а инстинктивным хватательным рефлексам, одна авантюра прикрывается другой — и далее по нарастающей.

Сирийская стала прикрытием украинской авантюры — и не более того. Большинство наблюдателей совершенно четко артикулируют единственную, но не озвученную Кремлем рациональную идею сирийской войны России — договориться с западными «партнерами» по ряду проблем, первой из которых является украинская. Никаких иных задач в Сирии Кремль не решает и не способен решить. Тонкость в том, что изначальная задача тоже невыполнима в принципе — никто с Кремлем не будет договариваться по Украине в Сирии. Запад прекрасно понимает, что Кремль находится и по украинскому, и тем более по сирийскому направлению своей безумной политики в полнейшем тупике.

Единственный козырь и внешний успех последних лет — присоединение Крыма — в существующей конфигурации, естественно, является лишь отложенной по времени катастрофой. Царская Россия более ста лет решала вопрос присоединения Крыма, осваивая Дикое поле и создавая на его месте Новороссию, как сухопутный коридор к Крыму — и только после этого задача присоединения Крыма стала актуальной. Нынешний формат присоединения Крыма с отказом от сухопутного коридора выглядит чистейшей авантюрой, за которую мы в итоге заплатим стратегическим поражением и отторжением территорий — Крыма в первую очередь, но видимо, им теперь уже не ограничится. Строительство Керченского моста — очень судорожная и опять же — крайне авантюристическая попытка создать эрзац-заменитель Новороссии и сухопутного коридора. Стратегически эта попытка имеет нулевое значение.

Запад прекрасно понимает тупик, в котором находится Кремль и уже поэтому никогда и ни при каких обстоятельствах не пойдет на улучшение условий для российского руководства — зачем. Финалом серии авантюр неизбежно станет повторение событий Крымской войны 19 века, когда Россия столкнулась с коалицией европейских держав и потерпела поражение в локальном конфликте. Сегодня Россия идет на всех парах к тому же сценарию и к той же Крымской войне. Где именно она состоится — в Крыму, в Калининграде, в Сирии, в Средней Азии или на Курилах — неважно. Важно то, что шансов выиграть такой конфликт у нас сегодня нет.

Понимая это, Запад не станет сотрудничать и уж тем более союзничать с Россией. В лучшем случае он готов принять ее помощь в решении какой-либо проблемы, но при единственном условии — без малейших обязательств со своей стороны. Что означает провал исходного замысла Кремля при включении в сирийский конфликт.

Что касается собственно сирийской войны — она уже вышла из управляемого состояния. Локальные победы любой из сторон не решают главной проблемы: несоответствия обеспечивающей жизнедеятельность инфраструктуры численности населения. Экономика Сирии разрушена до основания и способна обеспечить минимально допустимый уровень мирной жизни для трети, а возможно, и четверти довоенного населения, проживающего на ее территории. Война ведется теперь с единственной целью — привести в соответствие это соотношение и создать новый баланс. Мир невозможен, пока экономика неспособна прокормить избыточное население, а потому война приобретает все черты тотального геноцида — излишнее население должно быть либо выдавлено, либо истреблено. В этом случае военная победа означает не разгром военной машины противника, а его физическое истребление.

При этом в ходе боевых действий инфраструктура продолжает дезинтегрироваться, что дополнительно увеличивает число «лишних» людей — и это создает предпосылки для бесконечности идущей войны.

Сказанное означает лишь то, что победитель должен будет взять на себя либо ответственность за уничтожение лишних людей, либо за восстановление сирийской экономики до приемлемого уровня. Ни того, ни другого никто из внешних участников войны брать на себя не желает, но активно поддерживает своих «клиентов» в среде местных вооруженных формирований, рассчитывая, что именно они в итоге сумеют выжить и дойти до финала. Никакой быстрой победы уже не предвидится — теперь речь идет об очень долгом и растянутом на года (а скорее — десятилетия) интенсивном конфликте с обострениями. К такому конфликту Россия тем более не готова — у нее самой фактор времени играет уже определяющую роль.

Скорее всего, нам придется выходить из Сирии либо совсем, либо сокращать свое присутствие до минимально потребных для создания необходимой телевизионной картинки пределов. Все разговоры о том, что «победим в Алеппо — и это будет важный перелом и победа» — они в текущем формате являются рассказом для бедных. Во-первых, нужно еще победить, а во-вторых, никакого перелома и победы даже в этом случае не предвидится — уже на подходе коллапс в Хаме, где оборона попросту обескровлена переброской сил в Алеппо. В общем, год сирийской авантюры прошел бездарно, закончился предсказуемо.

Можно оценивать любые факты и процессы этой войны — но общая картина останется прежней: Россия уже упустила и растратила впустую время, когда она еще могла оказать влияние на события. Так же, как и на Украине.

У «грозного молчания» есть одна неприятная особенность — пока наш Великий Кормчий сидит в кустах, грозно зыркая глазом и тужась выдавить из себя что-то важное, другие занимаются решением проблем в непрерывном режиме. С ошибками, просчетами — это, понятно, неизбежно. Но — решают. Мы же приходим на чужие вечеринки и довольствуемся объедками. А иногда не достается даже их.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Год войны


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.