Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Год российской операции в Сирии глазами сирийки

  • Год российской операции в Сирии глазами сирийки
  • Смотрите также:

Сегодня прошел ровно год с того момента, как Россия начала военную операции в Сирии. Здесь - история сирийки Бахижа Хамад, которая рассказала, как жилось в ее стране, когда началась война, что было до прихода русских и после этого.

Ее муж - сирийский военный оператор, который отправил семью в Россию, потому что ему стали поступать постоянные прямые угрозы от террористов, которые обещали расправиться с ним и его семьей. Приехали они недавно, поэтому успели стать свидетелями того, как изменилась Сирия с момента начала операции там ВКС РФ:

 

Бахижа Хамад, сирийка

Мы живем в Санкт-Петербурге уже 8 месяцев, уехали спустя 4 месяца после начала военной операции России.

Уже почти 6 лет идет война. За все это время мы не жили на одном месте, а постоянно переезжали. Когда началась война, мы жили в деревне рядом с Израилем. Когда начали окружать наш город, мы переехали в место близ Дамаска, на границе с Дарайей. Это было спустя год после начала войны.

Потом, три года назад, террористы захватили город Дарайа. Стали бомбить наш город. Половина нашего дома обрушилась. Нам пришлось уехать оттуда.
Места, где мы жили, постоянно окружали.

Мой муж Али аль Ауар – военный оператор.
 


Али аль Ауар (слева), Сирия. Фото из личного архива его жены.


Постоянно поступало много угроз, что они, террористы, убьют детей. Мой муж очень активный. Он постоянно ездит. У них своя передача. Снимает террористов, места, которые они бомбят, посещает пострадавшие семьи . Поэтому он стал их мишенью.

Становилось всё опаснее. Они угрожали. Приходили письма на фэйсбук. Они даже показывали портрет мужа на своем сайте и держали нож у горла на портрете. Один раз в его машину даже запустили ракету. Повезло, что его не было в машине.
 


Али аль Ауар (справа), Сирия. Фото из личного архива его жены.


Потом из России приехал благотворительный фонд. Мой муж брал интервью у президента этого фонда, тоже сирийца. Тот предложил отправить семью в Петербург, пообещал приютить. Он согласился. Вот теперь мы здесь.

 

Бахижа Хамад с детьми

Что происходило в Сирии до начала российской операции.


До вмешательства России в военный конфликт в Сирии, было намного хуже. С самого начала войны становилось хуже и хуже. Если и уничтожали где-то террористов, то приходили еще тысячи. И армии приходилось снова уходить оттуда.

Потом в конфликт вмешались американцы. Но лучше не стало. Никогда Америка не была против ИГИЛ. Наоборот. Она за любую коалицию, за любое движение, организацию, которые против Асада.

Мы сами видели в Дарайа, как американцы помогали террористам.

Помогали техникой, туннели они быстро строили этой техникой. Они строили тоннели под землей и передавали оружие.
В Дарайа были все из ИГИЛ. Благодаря американцам там сейчас есть два города: Дарайа на земле и Дарайа под землей. Всё это благодаря американской технологии.

Так получается, что за всё это время с терроризмом боролась только сирийская армия и поддержка: Россия, Иран и Хэзболла. До помощи России была только Хэзболла. Она недавно начала, года 2 назад. Сирия была одна, 3 года Сирия воевала одна.

Когда они окружали Хомс, на границе с Ливаном - этот город как весь Ливан. Хэзболла тогда была вынуждена нам помочь. Чтобы к ним не пришел терроризм. Тогда наши воевали уже вместе с ними.

Роль США в сирийском конфликте

Это американская война. Они хотят революции. Потому что Сирия - она с Ираном, Сирия - она с Россией, с Китаем. Конечно, это не нравится Америке, она хочет, чтобы Сирия пошла, как многие арабские страны, да. Это американская война, это их рук дело.

И весь Персидский залив был на стороне террористов. Саудиты, кувейтцы, Арабские Эмираты, Катар.

Идет ужасная информационная война, это Аль-Джазира, она подняла народы, она начала все это транслировать.

Начало российской операции в Сирии

Когда в Сирии началась военная операция России, на самом деле, это было облегчение, потому что люди теряли надежду. Мы понимали, что Сирия воюет против Америки. Мы были уверены, что рано или поздно проиграем.

Мы понимали, что скоро возьмут Дамаск, половина народа Дамаска были уверены, что скоро возьмут Дамаск.

А когда Россия пришла… Россия – это великая держава. Конечно, это было облегчение. Уже понимаем, что великая держава против великой державы - для нас это было большое спасение.

Когда Россия и Китай накладывали вето по резолюции ООН, когда хотели создать бесполетную зону, весь народ выходил на улицу и праздновал это событие. Единственная надежда была у Сирии, что есть самолеты у армии, а у тех нет самолетов.

Как восприняли сирийцы операцию ВКС РФ

Не все восприняли Россию положительно. Были и такие люди, которые против. Некоторые думают, что у России здесь свои интересы. Если нас не американцы оккупируют, так Россия. Бывают такие люди, но таких очень мало. В подавляющем большинстве Россию сирийцы приняли положительно.

Когда началась российская операция мы знали не всё о том, что происходит в далеких краях Сирии. Но факт есть факт - мы сразу видели, что освобождают, вытесняют, уничтожают. И это было большое облегчение.

Когда наши слышат, что там бомбят, уничтожают… Они сразу фотографируют, снимают видео. Для нас это большая радость, мы уже видим своими глазами – да, они уничтожают террористов... Более того, никогда, ни разу никто из сирийцев не заявлял, что Россия убивает мирных жителей. Ни разу не слышала!

До прихода России мы уже стали видеть, что 84 страны против нас, весь мир почти против маленькой Сирии. Наши надежды были убиты. А мы, на самом деле, когда увидели, что Россия нам помогает, для нас это было такое облегчение. Мы как будто от смерти к жизни пришли еще раз.

Потом уже приезжали к нам в городок с мужем российские офицеры, обучали людей, как защищаться, как воевать.

До отъезда в Россию мы жили на юге Сирии. Там все было очень плохо. Дарайа недавно сдалась, там очень опасно. Видели, как летавший над домом сирийский истребитель упал, его сбили.

Южный фронт не чувствует, что террористов становится меньше, потому что там никто не помогает. У меня позавчера там погиб двоюродный брат и его сын, которому было 4 года. Там, на южном фронте все хуже и хуже. Россия там не работает.

Об отношениях с русскими до войны:

В Сирии всегда были русские, но у нас в голове насажено, что американец – это наш враг, русский – это наш друг. Это на протяжении всей истории, не только сейчас. Мой отец служил в сирийской армии в семидесятых, он даже слова русские знает, русские его учили. Даже носили шапки-ушанки.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку Год российской операции в Сирии глазами сирийки


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.