Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Полина Федотова. Невежество - опора тирании

  • Полина Федотова. Невежество - опора тирании
  • Смотрите также:

Наш сайт повторяет сегодня давнюю , примерно десятилетней давности, публикацию статьи нашего постоянного и замечательного автора Полины Игоревны Федотовой -ученого из северной столицы  В ней автор глубоко проанализировала коренные причины демонтажа образования в России и общекультурного одичания новых поколений сограждан. Неблагоприятные рогнозы, сделаннные много лет назад сбываются, и критический анализ становится все более актуальным. - Ред.

Мудрый правитель должен заботиться о том, чтобы в государстве всегда были две вещи: сильная армия и глупый народ. Древнекитайский философ.

Мы всегда гордились советской системой образования. На фоне нынешнего развала и упадка эта гордость выглядит вполне оправданной. И, тем не менее, за репутацией «самой читающей» нации как-то упускалась из вида весьма болезненная и крайне важная по своим социальным и политическим последствиям проблема – колоссального разрыва в образовательном уровне между интеллектуальными слоями и основной массой населения. Доставшаяся по наследству от полуфеодального прошлого, эта проблема не только осталась нерешенной, но и усугубилась по причине возросшего количества и сложности знания.

В России формирование нового социального слоя интеллигенции, порожденного потребностями индустриальной эпохи, началось на двести-триста лет позже, чем в Западной Европе. Появившись в эпоху петровских преобразований, так сказать, «по царскому велению, по высочайшему хотению», интеллигенция по своему происхождению, существованию и источникам дохода была тесно связана с государственной властью. Немногочисленный, этот слой носил верхушечный характер, не имея прочных социальных, культурных и даже этнических корней в самом обществе.

На протяжении XVIII века, т.е. в течение целого столетия, положение дел в этой области существенно не менялось. На одной стороне – мизерная по численности и в основном импортированная из Европы группка научной и творческой интеллигенции, на другой – огромная масса незатронутого никаким образованием «туземного» населения. Ситуация стала меняться лишь в начале XIX века. Этому способствовали, во-первых, новые геополитические реалии, обострившие потребность в образованных кадрах со стороны государства, а с другой, стала приносить свои плоды такая правительственная мера, как обязательность образования для дворянских детей. Количество учебных заведений, в том числе высших, резко возросло, а уровень образования существенно повысился. В результате в России сформировался, пускай еще немногочисленный, слой кадровой национальной интеллигенции. Последствия этого малозаметного для самого общества социального сдвига были колоссальными. Именно в XIX веке русская культура переживает небывалый в ее истории взлет, становясь культурной единицей мирового значения. Однако, выдающиеся культурные достижения того времени как-то заслонили от нашего сознания тот факт, что во времена Пушкина элементарно грамотным (т.е. умеющим читать и писать) было только 6 % населения, а во времена Толстого средний уровень грамотности составлял всего 21,1 % (среди мужчин – 29,3 %, среди женщин – 13,1 %). При этом высшее и среднее образование имели чуть больше одного процента населения. [См.: Балакина Т.И. История русской культуры. – М.: Изд.центр АЗ, 1996. С.150.].

Пожалуй, ни в какой другой области Россия так не отставала от ведущих стран мира, как в сфере образования. Законы об обязательном начальном обучении продолжительностью от 4 до 6 лет были приняты в отдельных государствах Германии еще в XVII веке, в Дании – в 1814 году, в Швеции – в 1842, в Норвегии – 1848, в различных штатах США – в 1852-1900, в Японии – 1872, в Италии – в 1877, в Англии – в 1880, во Франции – в 1882, в странах Латинской Америки – в начале ХХ века [См.: Педагогическая энциклопедия. В 2 т. – М.: Советская энциклопедия, 1964. Т.1. Стлб.612.]. В России законодательное введение всеобщего начального образования было осуществлено лишь в советское время: в первой половине 30-х годов. Всеобщее семилетнее образование было введено в 1950-1956 гг., а восьмилетний всеобуч – в 1958-1962. К середине 70-х годов в основном был завершен переход к всеобщему среднему образованию [См.: Российская педагогическая энциклопедия. В 2 т. – М.: Большая рссийская энциклопедия, 1993. Т.1. С.175.].

Таким образом, хотя в советский период неграмотность была ликвидирована, вплоть до второй половины ХХ века, т.е., по сути, к началу научно-технической революции, СССР оставался страной начального образования. Такое положение дел приводило к тому, что на протяжении ХХ века, как и в девятнадцатом, высшие достижения культуры продолжали соседствовать с архаическим невежеством основной массы населения.

Могут, однако, возразить, что раз такая модель образования (сохраняющая резкий разрыв в образовательном уровне населения) на протяжении последних двух столетий обеспечивала стране научные и культурные достижения, то она не только приемлема, но и оптимальна. При таком узко-прагматическом подходе остается в стороне социально-политический аспект этой проблемы. Общеизвестен факт устойчивости монархической традиции в России. Никакие революционные потрясения ХХ века, включая Великую русскую революцию 1917 – 1922 гг. и так называемую «перестройку», проходившую под лозунгом «демократизации общества», не смогли изменить характера российской государственной власти.Правда, демократические институты формально существовали – и в советский и постсоветский период – но и в том и другом случае это была не более, чем парадная вывеска.

Следует обратить внимание и ещё на одну историческую закономерность. Общества с развитыми демократическими институтами всегда имели систему образования, доступную всем полноправным гражданам. И, наоборот, монархия в своих различных исторических формах всегда сочеталась с массовой неграмотностью населения.

Классический пример первого рода – Древняя Греция. Общеизвестно, что одной из наиболее характерных черт древнегреческой культуры было создание особой системы образования – так называемой «пайдейи». Эта система образования отличалась общедоступностью (охватывая всё свободное полноправное население) и отсутствием узкой специализации образования. Оно было направлено на широкую гуманитарную подготовку, которая включала в себя обучение чтению, письму, литературе, музыке, математике, геометрии, риторике. Этим греческая «пайдейя» резко отличалась от древневосточных обществ, где знание и образование было монополизировано жреческой и бюрократической верхушкой, а остальная масса населения обучалась только узко-профессиональному мастерству, оставаясь в массе своей неграмотной. Из всех древних цивилизаций только в античной цивилизации письменность стала не профессиональным навыком, а общедоступным умением. И в то же время, только в античной цивилизации сложились такие демократические институты и нормы, которые не удалось превзойти и современным развитым демократиям.

Вряд ли это случайное совпадение. Историческая тенденция здесь очевидна: в истории наблюдается соответствие между образовательным уровнем народа и его политическими институтами.Демократия неизменно соседствует с высоким уровнем образования нации в целом, тогда как монархия – с массовой малограмотностью населения. Что здесь причина, а что следствие – ответить затруднительно. Скорее всего, здесь предпочтительнее говорить не о детерминации (причинно-следственной связи), а о корреляции, т.е. взаимодействии, взаимообусловленности этих двух факторов. Способствуя одному, мы, тем самым, способствуем другому. И совершенно безразлично, с чего начинать – итог будет одинаков. Форма правления и система образования, как день и ночь, существуют только в паре и неотделимы друг от друга.

Каковы выводы? Та или иная политика в области образования всегда отражает и реализует политическую стратегию более широкого порядка, направленную либо на демократизацию общества и власти, либо на их монополизацию. С этой точки зрения – какие социально-политические процессы отражает нынешняя ситуация в этой области – и следует рассматривать проблемы современного образования.

Первое, что можно констатировать, – это общее падение образовательного уровня. Причины этого, как правило, усматривают в развале школьного и вузовского образования. Но это чисто эмпирическое объяснение, скользящее по поверхности явлений. Ибо «развал» и «упадок» системы образования происходит не сам собою, не стихийно, а является частью проводимой государственной политики. Сам «развал» может быть понят, только исходя из уяснения целей этой политики. Это во-первых.

Во-вторых, если уж говорить о главных факторах, влияющих на уровень образования, то ближайшим оказывается не школа, а семья. Семья оказывает значительно большее влияние на уровень образования ребёнка, чем школа. Статистика показывает, что образовательный уровень детей зависит прежде всего от образовательного уровня родителей. Кризис образования – это прежде всего не кризис школы как таковой; это кризис семьи и результат общей духовной деградации общества, связанной с деградацией всей социально-политической и экономической системы.

Больше всего на упадок образования влияет массовая люмпенизация населения, что связано с разрушением системы отечественного производства.

Советская система образования была ориентирована прежде всего на подготовку научно-технических и инженерно-технических кадров для нужд отечественной промышленности, сельского хозяйства и других отраслей экономики. Закрытие предприятий, развал колхозов, свёртывание промышленного строительства, прекращение ассигнований на научно-исследовательские работы привело к резкому снижению потребности экономики в квалифицированных кадрах. В постперестроечное время бывшему главному архитектору какого-нибудь бывшего «НИИпроекта» приходилось мыть посуду в ресторане, бывший главный механик цеха зарабатывал деньги в шарашке по ремонту квартир, а профессор археологии, чтобы не пойти по миру, подрабатывал ночным сторожем в музее.

Наряду с распылением и люмпенизацией интеллигентских кадров, мы имеем ещё одно существенное новшество в социальной структуре – появление отечественной буржуазии. Этот фактор оказывает наиболее разлагающее влияние на всю систему образования. Тлетворное действие этого фактора происходит по двум направлениям в зависимости от социальной градации внутри самой буржуазии.

Крупная и средняя буржуазия стремится к созданию элитных учебных заведений, ограждённых китайской стеной от системы массового образования. Являясь, наряду с государством, главным «доильщиком» общества и концентрируя в своих руках главные денежные средства, буржуазия не стремится вкладывать деньги в образование нации-донора. В социальном плане она хочет оградить своих детей от конкуренции со стороны непривилегированных слоёв и закрепить за своим потомством монополию на ключевые и наиболее важные сферы знания.

В экономическом плане паразитический, торгово-спекулятивный, характер крупной буржуазии отрывает её от отечественного производства, и ей нет никакого дела до подготовки квалифицированных кадров для национальной экономики.

Таким образом, выступая главным социальным агентом деградации экономики, крупная буржуазия является и главным фактором развала образования. Выкачивая денежные средства из страны, она лишает этих средств сферу образования, а разрушая промышленность и другие сферы производства, она подрывает и его кадровый рынок. Отсутствие кадрового запроса на специалистов приводит к резкому сокращению или прекращению их подготовки. Только возрождение передовых и наукоёмких отраслей промышленности может создать запрос на квалифицированные кадры и, тем самым, повысить уровень образования в стране.

Разлагающее влияние мелкой буржуазии, по большей части люмпенизированной, идёт в другом направлении. Дети мелкой буржуазии демонстрируют наиболее низкий уровень образования и дисциплины, несмотря на материальную обеспеченность. Это не мешает им оканчивать школы и поступать в вузы: требования к учащимся и студентам крайне низкие; где не взял знаниями – возьмёт деньгами, чему способствует бесправное и нищенское положение преподавателей.

Существуют и другие сопутствующие факторы упадка образованности. Когда родители с утра до вечера на работе, детей воспитывают подвалы. Нередко дети с подросткового возраста (а то и раньше) включаются в «трудовую» деятельность родителей, особенно в сфере мелкого бизнеса. О пагубном влиянии нищеты и бытового неустройства и говорить не приходится. Немаловажную роль играет падение престижа и материальной обеспеченности научной и преподавательской деятельности. Труд интеллигенции оплачивается ниже других категорий работников. В начале XXI века зарплата уборщицы в метрополитене равнялась профессорскому окладу. Такая ситуация приводит к вымыванию квалифицированных кадров из системы образования и криминализации и деградации оставшихся.

Таким образом, хорошо организованный «кризис школы»: падение качества преподавания, низкий уровень требований к учащимся, коррупция преподавательского состава, материальная необеспеченность школ и вузов, – влияя на снижение образовательной подготовки населения, не является главной причиной этого снижения. Перечисленные выше явления – причины второстепенного, если не третьестепенного порядка. Осмелюсь утверждать, что даже если бы наша школа процветала и в материальном, и в кадровом отношении, это не остановило бы падения образовательного уровня учащихся. Причины этого упадка лежат в н е школы: в положении и потребностях господствующих социальных слоёв и провозглашаемой ими системе ценностей, где «иметь» значит для человека больше, чем «быть».

Вспомним, в каких условиях получала образование значительная часть дореволюционной русской интеллигенции: в перерывах между тюрьмой и ссылкой, находясь в эмиграции, в тюремной камере, на каторге и ссылке, в самых стеснённых материальных обстоятельствах. Условия получения образования и самообразования были гораздо хуже тех, в которых обучаются нынешние школьники и студенты. Это, однако, не мешало старой интеллигенции иметь более высокий уровень образования, чем нынешние поколения. Если кому-то тезис об архаическом невежестве нашего общества кажется преувеличенным, можно привести многочисленные тому примеры. Настолько многочисленные, что на эту тему можно исписать десятки страниц. Ограничусь немногими, только «для примера».

Хорошо помню такой случай в женской раздевалке одного из цехов Кировского завода. «Девочки, – вещала душа компании Нина Сергеевна, – вчера в нашем универсаме продавали афганскую телятину. Я вам скажу, никакая это не телятина, это лошадки у них есть такие полосатые, как их…– Зебры, – подсказывает кто-то. – Вот-вот, зебры. Не телятина это, враньё одно». Все дружно кивают, соглашаясь, что кругом «одно враньё». Я не выдерживаю и вмешиваюсь: «Нина Сергеевна, вы афганскую перепутали с африканской. Зебры водятся только в Африке, а Афганистан находится в Центральной Азии. Там никаких зебр и в помине нет, разве что в зоопарках». Наступило гробовое молчание. Все головы, как одна, повернулись ко мне. Никогда не забуду тех строго-осуждающих и даже гневных взглядов, которые были наградой за мою неуместную эрудицию.

Кто-то из моих молодых приятелей хотел побывать на «озере Ла-Манш», а кто-то хотел стать, как Гомер. На мой недоуменный вопрос: «Как Гомер? Ого! Ты что, хочешь вторую «Илиаду» написать?» – последовал столь же недоуменный ответ: «А что такое «Илиада»?». Я удивляюсь еще больше: «А кто такой, по-твоему, Гомер?» – «Как кто? Трагический актер времен Шекспира», – что повергло меня в окончательное изумление. Другой «не хотел бы умереть, как Добролюбов». – «А как умер Добролюбов?» – «Его вместе с декабристами казнили». Кто-то, увидев по телевизору африканца в национальной одежде, с хохотом кричал, тыча пальцем в экран: «Смотрите, мужик в юбке!».

Но больше всего мне пришлось наслушаться всякой ереси отнюдь не в рабочих раздевалках, а в студенческих аудиториях высших учебных заведений города Срам-Петербурга. Никакой Кировский завод не идет в сравнение с нынешними академиями и всякого рода университетами. На зачете по философии у студентки вопрос «Философские идеи Ленина». Долго молчит, потом отвечает: «Ленин был против бога. Он был за революцию. Он считал, что все люди должны подчиняться власти». Выслушав этот лапидарный ответ в спартанском вкусе, я спрашиваю: «Это все?». – «Ну, все основное». – «Назовите годы жизни Ленина». – Молчит. – «Ну примерно». – Молчит. – «Хоть когда он умер?». – «Умер? Где-то в пятидесятые годы». – Тут молчу я. – «Погодите, а вы со Сталиным случайно не перепутали?». – «А, да, может быть». – «Скажите, а как может человек, который проповедует послушание властям, в то же время быть революционером?». – Смотрит на меня непонимающими глазами.

На культурологии студентка отвечает про эпоху Возрождения. Вопрос знает плохо. Я ее, что называется, «тяну». Спрашиваю: «Вы можете назвать кого-нибудь из великих художников, скульпторов, архитекторов эпохи Возрождения?». Милая девушка улыбается и … ничего не говорит. Задаю «наводящий вопрос»: «Вы слышали что-нибудь про Леонардо да Винчи, Микеланджело, Рафаэля?» – «Да, слышала», – радостно восклицает она. – «Что вы слышали?» – радостно спрашиваю я. – «Имена». – «Н-да… А картины какие-нибудь видели?» – Молчит. – «Ну назовите хотя бы самую известную картину Леонардо», – взмаливаюсь я. – Молчит. – «Вы в Эрмитаже были?» – «Была», – говорит, но как-то неуверенно. – «Ну хоть кого они изображали, знаете?», – спрашиваю я в надежде, что она вспомнит про «мадонн». – «Не знаю». – «Голых теток», – шепчет кто-то с задней парты.

На истории ответы типа: «На Сенатской площади 14 декабря 1825 года произошел расстрел пяти декабристов» или «перед революцией сложился блок левых партий: социал-демократов, анархистов, монархистов, большевиков, меньшевиков»,- не исключение, а правило. Как-то в одной молодежной компании я сказала: «Как говорил Гегель…». В ответ молодые люди заржали: «Ты что, дура, что ли? Какой Гегель, когда Гоголь!». Тут заржала я. И так далее и тому подобное. Не буду утомлять конкретикой.

Действительно, частенько, разговаривая с нашей молодежью, я думаю: отчего я не Гоголь, отчего не Салтыков-Щедрин? И как же мы дошли до такой жизни, что студенты столичных вузов путают Гоголя и Гегеля, Бунина и Бунича, Ленина со Сталиным, анархистов с монархистами, диктатуру с демократией, свободу с рабством?

Социальная цена этого невежества – конформизм и слепое подчинение власти, потому как на какое «самостоятельное», «творческое», «критическое» мышление способен человек, у которого в голове путаница относительно самых элементарных вещей? Но это все примеры невежества на уровне «банальной эрудиции». Они свидетельствуют всего лишь о недостатке сведений. За этим скрывается еще более крупный изъян – недостаток понятий, т.е. невежество на понятийно-категориальном уровне. Его куда труднее разъяснить и исправить. Оно выражается в том, что человек не в состоянии понять и правильно оценить то, что он видит и знает.

Одна маленькая девочка на вопрос взрослого: «Кто это устроил такой беспорядок в комнате?» – ответила: «Дракончик». – «Маша, я же знаю, что это не дракончик, а ты». – «Откуда ты знаешь? Тебя же не было!». Разговор с публикой очень часто принимает форму этого «разговора с Машей», когда невозможность объяснить ребенку «откуда ты знаешь» упирается в отсутствие в его мышлении категорий «необходимости», «возможности», «субъекта» и т.п. Но эти категории формируются не парой фокуснических фраз, а долгим и трудным освоением человеческого опыта, который кристаллизуется в научном знании. А вникать в науку, это, по мнению «народа», – «сушить мозги». Истина должна быть проста и доходчива, как долларовая купюра.

Пожалуй, главный парадокс нынешней ситуации заключается в поразительном единодушии «верхов» и «низов». Прошли те времена, когда «верхи» не могут, а «низы» не хотят. По отношению к образованию «не хотят» ни те, ни другие. Речь идет не о дипломе – его жаждут все, даже те, кто ни слова не может написать без ошибки. И «верхи» и «низы» алчут не образования, а тех карьерных возможностей, которые открывает диплом. Содержательная сторона мало кого интересует. Вызывают интерес только знания, из которых можно извлечь прямую выгоду. Остальное отметается как ненужное и, прежде всего, классическая гуманитарная традиция. А ведь национальная литература, язык, философия – это иммунная система нации, разрушение которой делает человека беззащитным против проникновения чужеродных, разрушительных для организма сил.

Только вот беда: в борьбе с невежеством и в попытках сеять «разумное, доброе, вечное» та часть интеллигенции, которая сохранила чувство социальной ответственности и профессионального долга, оказывается между молотом и наковальней.

Верхи делают все от них зависящее, чтобы обескровить систему народного образования, поскольку их политической целью является «глупый народ». Проводимая политика направлена на разгон кадров и подрыв материальной, кадровой, учебной и даже научной базы образования. В свою очередь, низы алчут денег и карьеры, а не образования. Деньги – цель, образование – средство. Но никак не наоборот. При таком положении вещей закономерно возникает вопрос: что делать? Позиция многих работников образования: от нас ничего не зависит, мы ничего не сможем изменить, - сомнительна и с моральной, и с научной точки зрения. С моральной – потому что прикрывает стремление снять с себя ответственность за происходящее, банальную лень и трусость. С научной – потому что выводы современной науки прямо опровергают этот тезис.

К числу установленных в области синергетики фактов относится тот, что для неравновесных систем с большим количеством параметров (а таково, например, общество) изменение одного-единственного параметра «на входе» приводит к значительному изменению результата «на выходе». Получается, что от единичного действия единичного лица могут зависеть судьбы мира. Но это значит, что каждый несет ответственность за эти судьбы. Человек не должен смущаться своими малыми силами, наоборот, он должен приобрести сознание того, что от его личных усилий зависит будущее.

Другое дело, необходимо правильно организовать эти усилия. Если ограничиться лишь исполнением профессионального долга или беготней в поисках заработка, воз российского образования будет продолжать движение по наклонной плоскости. Первое и главное здесь – гражданская активность, поскольку (как мы старались показать) причины расцвета или упадка образования лежат в н е системы образования. Главная задача заключается в смене того политического курса, который привел российское образование к его нынешнему состоянию. Пока России отводится роль сырьевой базы Запада и рынка сбыта западных товаров, ждать увеличения спроса на квалифицированную рабочую силу не приходится. Без радикального изменения политического курса проблем образования не решить.

Если этого не произойдет, то в скором времени мы будем иметь, с одной стороны, немногочисленные элитные учебные заведения, где будут готовить кадры колониальной администрации. С другой – школы для «туземного» населения, которые будут служить резервуаром узко-специализированной, а в остальном малограмотной рабочей силы, не способной к социальному и профессиональному творчеству. За Россию нужно бороться, а это значит, что нужно бороться за образование. Кто радеет о будущем, то заботится о молодежи. Кто заботится о молодежи – тот радеет за образование. Все это – прописные истины. Имеющий уши – да услышит.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку Полина Федотова. Невежество - опора тирании


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.