Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Володин, властитель Думы

  • Володин, властитель Думы
  • Смотрите также:

Нарышкина - в разведку, Фрадкова - на ж.д., Володина - в Думу. Чем руководствуется В.Путин в своих кадровых назначениях? Илья Барабанов, Александр Морозов, Михаил Любимов и другие эксперты. Ведущая Елена Рыковцева.

Елена Рыковцева: Мы только что увидели Владимира Путина, который вместе с Дмитрием Анатольевичем Медведевым объявили гражданам, что мы хотели бы, чтобы Государственная Дума приняла нашу кандидатуру спикера, а это Вячеслав Володин, но мы не знаем, согласятся ли они с нашим выбором или нет. Завтра такая безумная интрига, согласится ли Дума с выбором Владимира Путина и Дмитрия Анатольевича Медведева. С нами Илья Барабанов, специальный корреспондент издательского дома «Коммерсант». С нами на связи из Германии Александр Морозов, политолог, пока еще российский. На связи из Испании Михаил Петрович Любимов. Михаил Петрович нам расскажет по поводу другой креатуры — это Сергей Нарышкин. То есть одновременно Владимир Путин произвел три перемещения: Нарышкина поставил на внешнюю разведку, освободившегося от прежней занимаемой должности Фрадкова отправил на железные дороги председателем совета директоров, а Вячеслава Володина командировал в Думу. Илья, как вы прогнозируете голосование?

Илья Барабанов: Я так понимаю, что Дума уже согласилась до всякого голосования. Три фракции из четырех согласились с кандидатурой Володина, разве что коммунисты могут проголосовать против, да и то сильно вряд ли. Так что, думаю, тут проблем никаких небудет, у нас Дума продолжит голосовать единогласно.

Елена Рыковцева: Вообще, интересно, процедурно зачем завтра что-то устраивать, когда они все сидели за круглым столом и свою лояльность сегодня демонстрировали.

Илья Барабанов: Завтра первое собрание фракций, первое заседание Думы будет 5 октября. Сегодня за круглым столом лидеры фракций одобрили, а завтра вся будущая Дума должна присягнуть на верность новому спикеру.

Елена Рыковцева: И у нас сохраняется интрига, что вдруг она возьмет и заартачится.

Илья Барабанов: Очень слабенькая интрига, потому что к этому привыкли за последние пять лет, у нас Дума не артачится.

Елена Рыковцева: Тогда мы обсуждаем приход Володина в Думу как свершившийся факт. Илья, все три назначения ожиданные для вас?

Илья Барабанов: Об этом говорили с начала выборной кампании, что по ее итогам Нарышкин уйдет на СВР, Володин покинет Кремль и уйдет в Думу. Самое главное, самое интригующее назначение, конечно, связано с уходом главы внутриполитического блока, потому что мы привыкли, что эта фигура всегда знаковая для политической системы. Три перестановки уже свершились, но знаковые перестановки нас еще ждут. Самый главный вопрос, кто сейчас придет в Администрацию президента на должность Вячеслава Володина. Есть еще пятая история, менее заметная и менее может быть значимая, но с уходом Фрадкова на председательство совета директоров РЖД, этот пост вынужден будет покинуть нынешний вице-премьер Аркадий Дворкович. Так что мы наблюдаем такое некоторое снижение его веса аппаратного, его влиятельности.

Елена Рыковцева: А значит Медведева.

Илья Барабанов: А значит Медведева и его команды.

Елена Рыковцева: Михаил Петрович, скажите, пожалуйста, вот говорит Илья, что было понятно, что его заберут на СВР. Чем он так хорош для СВР, чем плох Фрадков был?

Михаил Любимов: Так нельзя ставить вопрос, Фрадков 9 лет уже сидит, долго. Но дело в том, что Нарышкин вообще в истории нашей разведки, я думал о директорах, о начальниках, наверное, один из самых оптимальных вариантов. Во-первых, он сам закончил развединститут, в 1988 году он работал в Бельгии, то есть в центре НАТО, имеет практический опыт- это очень важно для руководящего работника, хотя это, конечно, политическое назначение, ему не надо тайниками заниматься. Но отметим, что, допустим, Иосиф Виссарионович незабвенный Фикина, начальника разведки во время войны, он прямо взял журналиста молодого, 33 года, и назначил, который вообще ничего не знал. С точки зрения политической он зарекомендовал себя в Думе, пожалуй, гораздо больше как авторитетный политик, чем Грызлов. Он пользовался там успехом не только в своей любимой «Единой России», но и других фракций. У него огромный политический опыт, во главе Администрации президента был. Наконец, он вообще человек интеллигентный, что очень важно, как говорят, не от сохи пришел руководить.

Елена Рыковцева: Вы говорите, у него опыт разведки. Но он работал в Бельгии, и предположительно в его биографии, это совершенно не доказано,он проходил какую-то подготовку в каких-то школах КГБ, колледжах или академиях, он же формально в Бельгии не работал разведчиком, он там не был резидентом, он работал в каком-то комитете, как они все, под прикрытием. Потом, отработав в Бельгии, он отправился по ступенькам в ленинградский знаменитый комитет по экономическим связям, потом в политику. Он же фактически в аппарате разведческом никогда не работал.

Михаил Любимов: А что он делал в Бельгии?

Елена Рыковцева: Он отсидел какое-то время очень давно и очень небольшое.

Михаил Любимов: Он работал в Первом главном управлении КГБ, по этой линии был командирован туда — это его «крыша» была.

Елена Рыковцева: А после Бельгии что у него было такого богатого на опыт разведческий?

Михаил Любимов: Я не говорю, что это какой-то великий разведчик, такой новый наш Штрилиц, я просто говорю, что он имеет опыт — это важно. Он не просто журналист, ничего не знающий, а он человек, представляющий, что такое работа в разведке — это важно для начальника разведки.

Елена Рыковцева: То есть вас совершенно не смущает, что это было очень давно, очень недолго, не очень даже подтверждено.

Михаил Любимов: Во-первых, он человек интеллигентный, образован очень хорошо, знает историю, ею интересуется, несколько языков. Он устраивал в Думе капустники, он вообще неформал. Он очаровал думцев, вы думаете, почему они все так за него. Он во всех отношениях себя хорошо зарекомендовал. У нас редко бывали такие политические назначения. Я даже не знаю, чтобы такое было удачное сочетание опытного политика с небольшим привкусом разведывательной работы. Это идеальный вариант.

Елена Рыковцева: Александр, оцените это назначение. Илья говорит, что было понятно, что его. Вам тоже было понятно, что никто, кроме как Нарышкин, может возглавить Службу внешней разведки?

Александр Морозов: Здесь Илья может быть больше знает, я просто этого не слышал. Мне кажется, если смотреть на ситуацию, складывается впечатление, или пишут, что Нарышкин не хотел этого назначения, Володин тоже не хотел этого назначения, такая цепочка. Спрашивается, о чем идет речь?

Елена Рыковцева: Про Иванова мы вообще молчим.

Александр Морозов: Про Иванова молчим, бывшего главу Администрации. Возникает такой взгляд неизбежный, что центральным звеном всех этих перестановок является переоборудование Администрации президента, которое началось с отставки Иванова. Дальше потребовалось место Володину после ухода Иванова, и ниже, чем на председателя Госдумы его ставить некуда, а дальше возникла проблема, куда девать Нарышкина, а Нарышкин тоже очень заслуженный, после председательства в Госдуме очень мало существует таких убедительных предложений, которые бы его заинтересовали и для него найдено это, а уж потом встал вопрос, куда девать Фрадкова. Поскольку счастливым образом до этогоснесло с карусели Владимира Якунина, то как раз тут было готово такое бесполезное и довольно неинтересное место главы железных дорог, и как-то вся эта цепочка построилась.

Илья Барабанов: Я поправлю Александра, Фрадков уходит не руководить железными дорогами, не на место Якунина, он идет председателем совета директоров вместо Дворковича. Это немножко разные должности.

Елена Рыковцева: Это скорее генерал свадебный, чем не свадебный.

Илья Барабанов: Скажем, это такая хлебная пенсия.

Елена Рыковцева: Михаил Петрович, а вам как кажется, Фрадков обижен такой пенсией, не обижен или этого для него достаточно после такой должности?

Михаил Любимов: Я бы не был обижен. Он достойно проработал все это время, он близок к президенту. А если вы хотите хохмить по поводу того, что каждый отказывается, никто не хочет — это вообще смешно для аналитика, который хоть немножко знает политику.

Елена Рыковцева: То есть они все хотят? Сергей Борисович тоже хотел на экологию, ужасно рвался прямо?

Михаил Любимов: Я не знаю, тонкости могут быть разные, может быть и здоровье, мало ли что. Во всяком случае все эти перемещения, конечно, они сделаны с согласия или пожелания этих господ.

Елена Рыковцева: Понятно. Мы перед эфиром записали несколько политиков и политологов, что они сказали. Первое — про Нарышкина.

Владимир Милов: Как вы понимаете, СВР — это довольно закрытое ведомство, не много информации просачивается оттуда. Просто так убирать начальника Путин бы не стал. Я думаю, связано это с какими-то по его мнению недоработками, уж не знаю, какого рода. Единственное, что странно, конечно, выглядит, что Нарышкин — это человек, для которого не является очевидной специализацией внешняя разведка. Может быть речь идет о том, что просто Путин старается наиболее лояльных себе людей расставить на какие-то ключевые места.

Елена Рыковцева: Меня Владимир Милов как услышал, что действительно человек туда ни сном, ни духом. Не знаю, может быть он сидел в Думе и при этом чем-то там косвенно руководил. Но мне кажется, там были люди во внешней разведке, которые побольше работали, поглубже знали предмет. Послушаем, что сказал Глеб Павловский.

Глеб Павловский: Он назначен главой внешней разведки, потому что его нельзя было просто уволить. Как человек, работавший в СВР, он мог быть назначен туда с точки зрения Кремля и был назначен. Там нет никакой, честно говоря, интриги. То есть интрига всегда есть в аппарате, раз назначен Нарышкин, то СВР не может быть немедленно поглощена ФСБ или каким-то его супер-вариантом. Значит СВР останется какое-то время, во всяком случае не в этом году будет упразднено. Хотя вряд ли станет заметно сильнее.

Елена Рыковцева: С этим прогнозом вы согласны, что это уже означает, что никакого МГБ, о котором написали газеты, не будет, этого большого монстра?

Илья Барабанов: Я не думаю, что одно другое отрицает. МГБ вполне может сформироваться. Другое дело, что с Глебом Олеговичем сложно не согласиться, конечно, когда на главу службы ставят такого человека, настолько близкого президента и с таким опытом, то, конечно, это защищает СВР в некотором роде от каких-то внешних реформ, реструктуризации, объединений, сливаний и так далее. Поэтому тут важно понимать, что глава СВР — это во многом еще и политическая фигура, которая, конечно, должна быть близка главе государства. За оперативную работу в службе всегда традиционно отвечает первый зам, это место занимает вполне себе кадровый разведчик, всю жизнь работавший в службе. Поэтому тут как раз никаких сюрпризов, ничего удивительного я не вижу.

Елена Рвковцева: Слушаем Алексея Подберезкина и Сергея Маркова.

Алексей Подберезкин: Нарышкин хорошо знает деятельность спецслужб, он сам из этой сферы, поэтому здесь, мне кажется, ничего удивительного нет. Но мне так кажется, что просто наступает время, когда люди засиживаются на каких-то своих должностях, становятся менее эффективными. Так что это нормальные и естественные перемены, перестановки мест.

Сергей Марков: Главой Службы внешней разведки назначен Сергей Нарышкин, поскольку он бывший разведчик, поскольку он входит в число ближайшего окружения Владимира Путина, поскольку он давно хотел заниматься этой работой.

Елена Рыковцева: Александр считает, что не хотел, а Сергей Марков считает, что хотел.

Илья Барабанов: Они все пехотинцы Владимира Владимировича, как сформулировал Рамзан Кадыров, поэтому как Владимир Владимирович сказал, так они и поступят, продолжат свою работу там, где определено.

Елена Рыковцева: То есть если тебе это сказали, значит ты этого хочешь.

Илья Барабанов: Система наша выстроена таким образом, что тут не спорят с решениями Владимира Владимировича в нашей стране.

Елена Рыковцева: А вы что думаете с Фрадковым, с его пенсионным назначением?

Александр Морозов: Я думаю, что он действительно вполне себе честно отработал не только в СВР, но и весь путинский период, до этого, когда он занимался финансовой разведкой. К нему нет никаких претензий, он опытный действительно кадровый путинист. Как раз его уход не критический. Подберезкина в данном случае можно поддержать. Да, ротация, 9 лет там. Нельзя исключать и того, что какие-то папки легли на стол Путину, требуется какая-то ревизия и наведение порядка. СВР закрытая структура и если внутри нее имеются какие-то большие масштабные злоупотребления, что вполне возможно, как в любой спецслужбе, то там требуется новый человек, очень доверенный, который бы там навел порядок. Возможно, дело в этом.

Елена Рыковцева: Владимир Милов тоже что-то в этом роде сказал, что какие-то могли быть претензии к Фрадкову. Послушаем.

Владимир Милов: Что касается Фрадкова, скорее всего, очевидно, к нему были претензии, иначе его бы просто так не стали бы оттуда убирать.

Елена Рыковцева: Алексей Подберезкин так не считает.

Алексей Подберезкин: Я не думаю, что эта работа очень напряженная по возрасту, он все-таки не молодой.

Елена Рыковцева: Просто возраст. Я перед тем как Володина обсуждать предлагаю вернуться к истории с Ивановым. Прошло время, вы работаете в политической газете, вам стало понятнее, почему его отстранили от Администрации?

Илья Барабанов: Мы все последние месяцы наблюдаем вполне понятный внятный тренд, что Владимир Владимирович немного чистит свое окружение от слишком старых и при этом не очень эффективных друзей. Ушел Бельянинов с ФТС, ушел Виктор Петрович Иванов,человек, без которого раньше система вообще не мыслилась.

Елена Рыковцева: Что значит чистит? Все равно повод для чистки должен быть.

Илья Барабанов: Страна очевидно находится в кризисном состоянии, когда на управленческих постах нужны, во-первых, на сто процентов лояльные люди, во-вторых, хоть немного эффективные. Нельзя держать всюду очень близких людей, но совсем неэффективных, к тому же, как показывает пример Бельянинова, ужасно коррумпированных.

Елена Рыковцева: Вы считаете, что Иванов был скорее неэффективен, чем нелоялен?

Илья Барабанов: Это настройка системы. Понятно, что элиты стареют, новых людей не то, что очень много, социальные лифты не работают, поэтому потихонечку Владимир Владимирович свое окружение перестраивает. Это нормальный процесс, он идет последние полгода, видимо, будет идти еще дальше.

Елена Рыковцева: Александр, а вам стало понятнее за это время, что случилось?

Александр Морозов: Совершенно согласен с Ильей в этом смысле. Дело в том, что все перечисленные политические фигуры из раннего окружения Путина, про них про всех с определенного момента, еще за два года до их снятия в кругах политических журналистовМосквы, в кругах, близких к Администрации шел такой разговор, что это люди из движения «новые уснувшие». То есть задремавшие люди на своих постах. Либо люди проявляют избыточную какую-то собственную идеологическую активность, а человека нельзя одернуть. Понятно, что с определенного момента Владимир Якунин стал очень много рассказывать о своих собственных взглядах на мироустройство, конечно, такая активность приходит в аппарате всегда в противоречие с твоей позицией. В каких-то пределах это хорошо, но чрезмерно это плохо. Такая же ситуация с Рогозиным на наших глазах была. Поначалу он много говорил, потом его одернули, видимо, он замолчал сейчас, то есть он поступил разумно. Эти персонажи «Озера» все потихонечку расползаются, что вполне естественно, усталость материала накапливается, 16 лет все-таки, сил не так уж много у человека, не все так, как Владимир Владимирович, такие железные дровосеки. Поэтому здесь ничего я такого не вижу, думаю, что еще целый ряд людей в ближайшее время будет подвинут именно потому, что, очевидно, Путин ведет некоторую подготовку к такому более бодрому существованию системы, он продолжает бросать свой вызов Западу, ему нужны хорошо отмобилизованные структуры силовые, экономические и политические структуры для того, чтобы продолжать довольно сложную игру для достижения своих в первую очередь внешнеполитическихцелей.

Елена Рыковцева: Вы как-то в общем формулируете, что пришло в голову, что нужно сменить старых людей, поменять на новых. Но просто так такие решения не возникают спонтанно. Например, существует версия, что все-таки что-то произошло на этом Совбезе, после которого был отстранен Иванов, какая-то была драма, какая-то драка, какое-то несогласие, неповиновение. Другой вопрос, что мы об этом так ничего и не узнаем.

Илья Барабанов: Конечно, мы знаем, что Владимир Владимирович никогда не принимает резких решений. Что-то может быть и случилось на Совбезе, но это не могло стать поводом для резкой отставки. Это только Дмитрий Анатольевич Медведев позволял себе, поспорив с Кудриным, его сразу взять и уволить. Путин таких решений никогда не принимает. Что касается Иванова, то про него еще после операции «преемник», через пару лет после этого, операция «преемник» была в 2008 году, когда Иванов с Медведевым конкурировали, кто посидит четыре года, подержит кресло для Владимира Владимировича, после этого году в 2011-12 впервые заговорили в околополитических кругах о том, что как Сергей Борисович выработался, он устал, ему неинтересно. Но все равно Путин дал ему четыре-пять лет поработать, поскольку это человек, который никогда его не подводил, он с ним с самого начала. Рано или поздно надо было его каким-то образом убирать, его тоже отправили не то, чтобы совсем на пенсию, будет экологией заниматься, любимыми животными, чем-то еще. Он все равно останется рядом, будет что-то советовать, просто его вес уже не тот.

Елена Рыковцева: Я предлагаю послушать, что говорили люди на улицах, почему, по какой причине сейчас, закончились выборы, и Путин начал производить эти перестановки.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Володин, властитель Думы


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.