Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

В Ингушетии 70 бывших членов НВФ возвращены к мирной жизни

  • В Ингушетии 70 бывших членов НВФ возвращены к мирной жизни
  • Смотрите также:

Комиссия по адаптации к мирной жизни бывших членов незаконных вооруженных формирований (НВФ) была создана в Ингушетии в 2011 году указом главы республики Юнус-Бека Евкурова. За это время 70 человек вернулись к мирной жизни. Четверо из них прошли адаптацию в нынешнем году. Еще четверо готовятся предстать перед адаптационной комиссией в сентябре.

О том, как работает комиссия по адаптации, рассказывает помощник секретаря Совета безопасности Республики Ингушетия Магомед Падиев.

– В Ингушетии довольно эффективно, на мой взгляд, работает адаптационная комиссия. Хотелось бы понять, как эта структура действует: как вы выходите на этих людей, на их родственников? Они сами к вам приходят или вы их находите? Каким образом вы с ними разговариваете: упрашиваете, убеждаете, заставляете? Как, в свою очередь, их родственники связываются со своими близкими, которые прячутся в лесах или еще где-то? Вот, допустим, все удалось – вас состыковали, что дальше происходит?

– Адаптационная комиссия оказывает содействие в возвращении к мирной жизни лицам, решившим прекратить террористическую, экстремистскую деятельность. Помимо комиссии, которая работает при главе республики, в муниципальных образованиях созданы территориальные комиссии, возглавляют которые главы администрации района или города.

Ежеквартально мы проводим встречи с родственниками лиц, которые выехали в Сирийскую Арабскую Республику, и с теми, кто числится у нас как участник незаконных вооруженных формирований. Когда мать или отец выходит с ними на связь, они уже сами к нам обращаются.

Сход жителей в селе Аршты, на котором обсуждались шаги по возвращению молодых людей из леса к мирной жизни. Фото: skfo.ru

Бывают случаи, когда к нам с заявлениями обращаются те, кто уже отбывает срок в тюрьме или сидит в СИЗО. Они сообщают, что раскаиваются в содеянном и встали на путь исправления.

Буквально накануне у нас была встреча с близкими родственниками лиц, которые уехали в Сирию для участия в террористической деятельности. Встречу проводил Юнус-Бек Евкуров.

Он сказал, что государство готово оказать им содействие в возвращении к мирной жизни – направить ходатайство в следственные или в судебные органы, чтобы смягчили наказание, если те искренне раскаиваются в содеянном.

– Допустим, человек адаптирован. Что происходит дальше? Они после этого остаются под наблюдением? Или  вывели их «из леса», и на этом вся работа заканчивается, а дальше эти люди предоставлены сами себе?

– С теми, кто адаптирован, в местах их проживания ведется определенная работа главой администрации муниципального образования, секретарем адаптационной  комиссии непосредственно муниципального образования. С ними общаются, уточняют, в чем они нуждаются в жилищно-бытовом устройстве.

– Скажите, а как решается вопрос их трудоустройства? Ведь безработица – одна из самых больших проблем на Кавказе: даже тем, кто не имеет такого неоднозначного прошлого, непросто найти себе работу…

– Все хотят быть сразу министрами или начальниками – это одна из причин нынешнего положения дел. Те, у кого менее завышенные амбиции и у кого есть какие-то навыки, хотя бы на полставки всегда могут устроиться. Что касается тех, кто прошел адаптационную комиссию – из семидесяти человек тринадцати мы помогли трудоустроиться.

– Вы назвали цифру 70 – это с 2011 года?

– Да-да, с 2011. 

 

– То есть всего 70 человек адаптированы? 

– Да. В настоящее время в комиссии по оказанию содействия в адаптации смены жизни у нас на рассмотрении четыре заявления. Уже в середине сентября этого года будут рассматриваться. 

– Из ваших слов я поняла, что существует два возможных сценария: первый – когда вы работаете по спискам, предоставленным спецслужбами, и второй – когда родственники сами к вам обращаются с просьбой помочь их близким пройти этот непростой этап в их жизни с минимальными потерями?

– Да.

– Как общество реагирует на них – все-таки у вас республика маленькая, и все понимают, откуда этот человек вышел. Нет ли к нему враждебного отношения со стороны социума?

– Как к обычным гражданам. Получилось у него так – а сейчас нормально. Друзья и родственники от них не отворачиваются. Хочу отметить, что эти ребята после адаптации сами избегают тех контактов, которые вновь могут осложнить им жизнь.

– Магомед,  а есть ли такие случаи: человека адаптировали, какое-то время он попробовал жить нормальной жизнью, не нашел для себя нишу, в которой ему будет комфортно, и опять ушел?


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку В Ингушетии 70 бывших членов НВФ возвращены к мирной жизни


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.