Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Истоки Семилетней войны

  • Истоки Семилетней войны
  • Смотрите также:

Как Россия шла к своей первой зарубежной войне

Минуло 260 лет со дня начала Семилетней войны, одной из великих войн XVIII века, времени, богатого на самые фантастические взлеты и падения, которые определили будущее Европы. С Семилетней войны начался путь Пруссии к созданию Германской империи — и в итоге гибели, путь Австрии к упадку, а России — к первому взятию Берлина войсками генерала Захара Чернышева и званию первой военной державы мира, которое она гордо носила следующие сто лет.

Династические проблемы

Интересно, что в рамках школьного курса эта война освещается кратко и путано, так что, несмотря на рассказы о героизме русских войск и выигранных сражениях, непонятно, из-за чего она началась и каковы были интересы сторон. Обычно все ограничивается рассказом об «агрессивной Пруссии» и почему-то вмешавшейся в войну России. Но политическая ситуация в Европе в середине XVIII века была сложна и интересна.

Основа баланса в период после Тридцатилетней войны строилась на трех принципах: равновесие сил, когда против любой слишком усилившейся страны немедленно складывались сильные альянсы; отношения между двумя центрами силы, традиционно формировавшими большие союзы, и борьба остальных великих держав за право занять место или потеснить одного из мировых лидеров.

Истоки войны лежат в самом начале XVIII века и связаны с противоречиями между двумя на тот момент самыми значительными государствами мира — королевством Франция и Священной Римской империей — и постепенно становящейся влиятельной Великобританией. В 1713 году недавно ставший императором Карл VI Габсбург издает акт, известный как Прагматическая санкция. Задача санкции была проста: объявить, что действовавший с VI века салический закон наследования более не имеет силы в роду Габсбургов, и в случае отсутствия прямых потомков мужского пола владения Габсбургов наследует первая по старшинству женщина. Это было очевидное решение, поскольку ни у Карла, ни у его умершего брата Иосифа не было сыновей.

Политическое устройство габсбургских владений было весьма архаичным и скорее средневековым, чем абсолютистским. Императоры владели обширным государством, которое частично состояло из их личных фамильных владений в Австрии, Фландрии и Италии, Венгерском и Чешском королевствах, бывших в унии с Австрией, и из целого конгломерата немецких государств, которые признавали верховную власть императора, но сохраняли свою независимость. Хуже всего для Габсбургов было то, что их титул формально не передавался по наследству — они были выборными императорами, и в случае потери императорского титула оставались с титулом австрийских эрцгерцогов.

В это же самое время во Франции тоже возникли проблемы с престолонаследием. Великий король Людовик XIV был уже стар, и у него не было прямых наследников. После смерти сына и внука трон Франции могли наследовать или его внук Филипп, король Испании, или правнук Людовик, единственный живой младший сын сына прежнего наследника. Естественно, возможность унии Франции и Испании была абсолютно невозможна с точки зрения всех европейских стран. Как раз в это время попытка Филиппа Бурбона стать королем Испании, сохранив право на французский трон, спровоцировала создание общеевропейского союза против Франции и войну, в которой французам пришлось столкнуться с объединенными армиями крупнейших стран Европы, на время забывших прошлые обиды.

Война за испанское наследство, закончившаяся серией договоров в 1713-1714 годах, положила конец великодержавному стремлению Франции создать великую империю, опираясь на ресурсы двух богатейших королевств, которой не было бы равной по силе. Но даже ослабшая Франция все еще оставалась самым сильным государством Европы. Ее население было велико, ее бюджет был самым большим, а ее армия позволяла воевать против нескольких противников на нескольких театрах военных действий. Франция была очень опасна. Все страны мира это прекрасно понимали, и фактически весь XVIII век стал столетием явной и тайной войны против Франции, которая закончилась только после Французской революции, положившей конец идее власти французов над миром.

В этой явной и тайной войне поначалу главными участниками были Франция и Австрия. Австрия считалась несколько слабее, но за ней стояла одна из самых могущественных династий мира, титул императора Священной римской империи и сильнейшая дипломатия. На политической сцене были игроки поменьше, в том числе и только входившая в число великих держав Российская империя, а также Великобритания, богатая торговая страна с сильным флотом, но с относительно слабой и малочисленной армией; Испания, которая все еще сохраняла огромные колониальные владения, и, хоть и переживала не лучшие времена, начала решать старые проблемы; и, наконец, самая необычная держава в этой компании — Пруссия.

Новый хищник

О Пруссии, по причине ее главной роли в Семилетней войне, стоит сказать чуть подробнее. Формально королевство Пруссия не могло считаться великой державой. Маленькое государство на окраине Европы, с небольшим населением, в разы уступающим всем великим державам «второго эшелона» и сопоставимым по численности с Данией, Швецией, Голландией. Экономика Пруссии тоже не была особо значима для Европы: основной источник дохода — земледелие, а торговля и промышленность были развиты относительно слабо.

Фридрих Вильгельм I

Изображение: Антуан Пэн / wikipedia

Более того, титул прусских королей был приобретен сравнительно недавно, в 1701 году, и был в некотором роде второсортным, поскольку владения Гогенцоллернов входили в Священную Римскую империю, сами они, как герцоги Бранденбурга, были вассалами императоров и не имели права на королевский титул (которых в Священной Римской империи было только три — Германии, Италии и Чехии). Поэтому королевский титул был буквально выпрошен пруссаками у австрийцев и был дан по владениям в Пруссии, в состав империи не входившим. Так герцоги Бранденбурга стали королями Пруссии.

В 1713 году на трон восходит Фридрих-Вильгельм — король-солдат, для которого слова «армия» и «величие Пруссии» стали синонимами. Король прославился исключительной экономностью, переходившей в скаредность. В век пышности королевских дворов и огромных расходов, связанных с престижем династий, прусский король экономил каждый грош и все средства страны отдавал на развитие армии. В результате за неполные 30 лет правления король-солдат создал прусскую армию, которая по численности не уступала армиям великих держав, а по качеству подготовки их превосходила. Естественно, содержание такой огромной и дорогой армии для небольшого и бедного государства было крайне тяжелым бременем. Армия была инструментом — она или должна была принести Пруссии новые владения, или ее существование оказывалось бессмысленным.

Фридрих II

Изображение: Антон Граф / wikipedia

Всем этим было суждено заняться уже сыну Фридриха-Вильгельма — Фридриху II, но уже в межвоенный период все здравомыслящие люди в Европе понимали, что Пруссия — это молодой хищник, который набирает мощь, чтобы устроить масштабный передел границ в Европе в свою пользу. Однако сделать это, не имея сильных союзников, было сложно. Поэтому пока мы оставим Пруссию и продолжим рассмотрение политической ситуации в Европе в 20-50 годы XVIII века.

После обозначившегося противоречия наступил период накопления сил и относительной стабильности. Во Франции в 1715 году умер Людовик XIV, его наследником стал пятилетний ребенок, а власть перешла к регенту — герцогу Орлеанскому. Вплоть до начала 40-х годов юного короля до государственных дел не допускали. В Австрии в это же время Карл VI занимался дипломатическим обеспечением передачи трона своей дочери Марии-Терезии. Поэтому первым серьезным конфликтом Франции и Австрии стала война за Австрийское наследство, начавшаяся в 1740 году, после смерти императора Карла.

Между Францией и Англией

Ядром антигабсбургской коалиции стала Франция. Поскольку Бурбоны не могли претендовать на трон Священной Римской империи, был найден подходящий претендент — курфюрст Баварский, который при поддержке Франции заявил о своих правах на корону. К союзу присоединились Испания, обычно следовавшая курсу французской политики, финансируемая Францией Швеция, французский сателлит — королевство Сицилия, недовольная Габсбургами Саксония и, что важно, Пруссия. У всех были свои интересы, но самое главное — Франция желала максимального ослабления австрийцев, а Пруссия хотела под шумок чужой войны поживиться австрийскими землями.

Сильный союзник, которого так долго ждали пруссаки, наконец-то появился — в лице Франции. Вместе с союзником появился и повод для начала войны. Пруссаки не стали долго ждать и начали кампанию первого года войны с молниеносного захвата Австрийской Силезии. В следующем году в войну вступили Франция и Бавария, был разработан план совместных военных действий. Но король Пруссии Фридрих фактически оставил своих союзников и посвятил год удержанию только что захваченных земель, а уже в следующем году стремительно вышел из войны после согласия Австрии отдать ему часть Силезии.

Военные действия продолжались уже в ином раскладе: французы лишились помощи пруссаков, а австрийцы получили поддержку от Англии, которая боялась усиления Франции. Война продолжалась с переменным успехом до 1748 года. За это время Пруссия вернулась в войну, получила по новому мирному договору оставшуюся часть Силезии и снова вышла из войны. Франция провела тайную операцию против Англии, организовав в Шотландии восстание сторонников династии Стюартов, известное как якобитское. Кроме того, продолжалась война в колониях между Англией и Францией и в целом удачные боевые действия австрийцев. Но в итоге все стороны истощили силы, и Австрия со своими союзниками ценой уступок привела дело к миру, который был подписан в 1748 году.

Итогами мира недовольны остались все, в том числе и больше других получившая Пруссия, так как Фридрих II считал, что он получил слишком мало. И Австрия, которой пришлось много уступать своим недругам ради признания власти Марии-Терезии, которая и так фактически правила в Австрии. И Франция, в которой сложилось общественное мнение, что война была бессмысленной и бесполезной. И Англия, так как по итогам войны она тоже не получила ничего. Было ясно, что следующее общеевропейское столкновение неизбежно.

В начале 1750-х годов Пруссия, уже гораздо более населенная и экономически мощная, вызывала явную неприязнь и в Австрии, которая стремилась вернуть богатую и многолюдную Силезию, и во Франции, которая была крайне недовольна не слишком честным поведением Фридриха II во время прошлой войны и усилением Пруссии фактически за счет Франции. Все это привело к стремительному сближению Парижа и Вены, когда старые разногласия были забыты перед необходимостью решения «прусского вопроса».

Австрийцы хотели вернуть Силезию, французы хотели наказать пруссаков за вероломство и подчинить своей воле, превратив в шпагу, направленную в сердце европейских владений Англии — Ганновер. Поскольку Австрия после войны за свое наследство ослабла, на первое место в число главных противников Франции вышла именно Англия, не понесшая в ходе войны существенных потерь. Английские финансы позволяли купить Пруссию, неизбежно вошедшую в конфликт с Францией. Для Пруссии оформившийся расклад сил был крайне неудачен: вместо сильного союзника — Франции они получили богатого союзника — Англию, которая, конечно, могла финансировать ее армию, но не могла сравниться по военной мощи с Францией, Австрией и Россией.

В отечественной историографии традиционно вина за начало Семилетней войны возлагается на Прусское королевство, чей экспансионизм привел к желанию нового передела границ. Безусловно, Фридрих II хотел новой войны — для того, чтобы уверенно занять место великой европейской державы, Пруссии все еще не хватало территории, населения и экономической мощи. Но точно такие же агрессивные стремления были и у Великобритании, которая, все еще уступая Франции по силе, хотела ослабить конкурента и поживиться французскими колониями. Агрессивной была и политика Франции, которая жила по заветам Людовика XIV, считавшего, что вся Европа должна быть под властью короля Франции. Наконец, желанием реванша жила Австрия, понимавшая, что без общеевропейской войны вернуть утраченные земли не получится.

Елизавета Петровна

Изображение: Виргилиус Эриксен / wikipedia

В компании противников Пруссии оказалась и Россия, которой тогда правила дочь Петра I — императрица Елизавета Петровна. Почему? Прежде всего потому, что столкновение Англии с Францией приводило Россию, ранее бывшую союзником Англии, в положение второстепенной державы, войска которой будут воевать за чужие интересы. В то же время объединение сил с двумя крупнейшими государствами Европы сулило немалые перспективы, так как проиграть этот альянс ни при каких условиях не мог. Кроме того, из Парижа звучали завлекательные посулы: всем союзникам в войне против Пруссии были обещаны новые земли. Австрии — Силезия, России — Восточная Пруссия, Швеции — Померания, Саксонии — Магдебургское герцогство, Франции — Вестфалия.

Так что Россия воевала все же не за чужие интересы. Приобретение Восточной Пруссии было крайне выгодно с точки зрения экономики, а то, что можно было назвать «союзом победителей», становилось прекрасным дебютом России в большой европейской политике и первым шагом к реализации собственных планов великодержавности.

Фактически к 1756 году король Пруссии Фридрих II был поставлен в ситуацию, когда он или должен был начинать войну, пытаясь достичь успеха за счет внезапности, или под тем или иным предлогом объявить войну Пруссии могли бы австрийцы и на законных основаниях требовать от союзников вступления в военные действия. Это было крайне невыгодно для Фридриха II, поэтому 29 августа 1756 года война началась вторжением прусской армии в Саксонию.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку Истоки Семилетней войны


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.