Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Антоний Мачеревич в амплуа шута при правительстве Польши

  • Антоний Мачеревич в амплуа шута при правительстве Польши
  • Смотрите также:

Очередным эпатажем отметил 77-ю годовщину начала Второй мировой войны министр обороны Польши Антоний Мачеревич, заявивший, что мировую бойню спровоцировал «российско-немецкий союз». 

Откровения одного из наиболее влиятельных членов польского правительства, в психической адекватности которого сомневаются даже многие его коллеги, следуют по нарастающей. 11 июня, в очередную годовщину Волынской резни, Мачеревич заявил в эфире польского телевидения, что геноцид, устроенный польскому населению Волыни боевиками Украинской повстанческой армии (УПА) в 1943 году, был спровоцирован походом Красной армии на Западную Украину и Западную Белоруссию в сентябре 1939 г., так что «настоящим врагом, с которого все началось и который использовал часть националистических сил в этом страшном преступлении геноцида, является Россия».

На днях Мачеревич взялся «напомнить», что представляло собой Варшавское восстание 1944 года: «Это была самая большая битва, которая решила судьбы Европы, потому что только благодаря этому фронт был остановлен, только благодаря этому советская армия не пошла дальше на Запад». Получилось по Фрейду: министр хвалит повстанцев за то, что те выполняли задачи врага – вермахта и препятствовали продвижению Красной армии на запад, к логову фашистского зверя.

В этот ряд ложится и скандальное, причём столь же абсурдное, на грани психического отклонения утверждение о том, будто катастрофа Ту-154 под Смоленском в апреле 2010 года с польской делегацией во главе с президентом Лехом Качиньским на борту – дело рук российских спецслужб.

На первый взгляд Мачеревич избрал этакую роль шута при королевском дворе, которому позволялось говорить то, что коронованным особам запрещал их титул. Однако шутовство военного министра особого рода: все его шутовские выходки касаются исключительно России. И алгоритм его «исторического» мышления прост: «настоящим врагом» Польши и всей европейской цивилизации является Россия. 

Даже отыскав причину начала Второй мировой войны в советско-германском договоре о ненападении от 23 августа 1939 г., он говорит не о «советско-немецком», а о «российско-немецком» союзе: «Этой войны, этой страшнейшей драмы не было бы, если бы не российско-немецкий союз, если бы не пакт Молотова–Риббентропа, если бы не заговор Гитлера и Сталина. Это – истина, которую всегда должны помнить Польша, Европа и мир. Нет большей угрозы, чем заговор тоталитаризмов против свободы, против мира».

На Мачеревичей никакие твёрдо установленные исторические факты не действуют, но это не значит, что их нет. Факты есть, и они неопровержимы.

С каким вожделением Варшава всего за год до трагедии 1 сентября 1939-го подключилась к заговору тоталитарных правителей Третьего рейха и лидеров западных демократий против свободы соседней Чехословакии. Мачеревич этого не знает? Мчась впереди германского «паровоза», Польша уже на следующий день после подписания Мюнхенского сговора потребовала передать ей Тешинскую область Чехословакии и, не дожидаясь официального ответа из Праги, оккупировала эту чехословацкую территорию. План оккупации соседнего государства готовился поляками заблаговременно; ещё в мае того же года министр иностранных дел Франции Ж. Боннэ сообщал польскому послу, что план «о разделе Чехословакии между Германией и Венгрией с передачей Тешинской Силезии Польше не является тайной». В случае же если Советский Союз, связанный с Чехословакией договором о взаимной помощи, попытался бы направить свои войска на подмогу Праге через польскую территорию, Варшава, как заверил своего коллегу из США У. Буллита польский посол в Париже Ю. Лукасевич, готова была немедленно объявить Советскому Союзу войну. 

Варшава грезила и большим, а именно – разделом СССР. Из подготовленного в декабре 1938 г. доклада разведотдела Главного штаба Войска Польского: «Расчленение России лежит в основе польской политики на Востоке… Поэтому наша возможная позиция будет сводиться к следующей формуле: кто будет принимать участие в разделе. Польша не должна остаться пассивной в этот замечательный исторический момент... Главная цель – ослабление и разгром России». 

Вместе с фашистской Германией Польша приближала «замечательный исторический момент» как могла. В январе 1939 г., ведя переговоры с И. Риббентропом, польский министр иностранных дел Ю. Бек обратил внимание собеседника на то, что «Польша претендует на Советскую Украину и на выход к Чёрному морю». То есть всего за восемь месяцев до начала Второй мировой войны идейные предтечи Мачеревича видели в Германии Гитлера не «тоталитарный режим» а союзника по расчленению СССР.

Все документы, свидетельствующие об этом, опубликованы ещё два десятка лет назад – и что? Для историка по образованию Мачеревича, подрядившегося на роль шута, исторические документы не существуют.

То же самое относится и к его нападкам на «пакт Молотова – Риббентропа» как документа, давшего старт Второй мировой войне. Запад до сих пор не может простить России выдающейся победы сталинской дипломатии, какой явился советско-германский договор о ненападении. Однако не Польша ли постаралась создать такую обстановку, в которой было сорвано заключение в августе 1939 г. военной конвенции между СССР, Великобританией и Францией, способной поставить предел экспансионизму Гитлера? Конвенции, которая, помимо всего прочего, могла спасти Польское государство от полного разгрома немцами за какие-то две недели.

Характерна оценка британского Комитета начальников штабов, содержавшаяся в докладе Кабинету министров 17 августа 1939 г., то есть в решающие дни московских переговоров: «Совершенно ясно, что без быстрой и эффективной русской помощи поляки не имеют надежд на то, чтобы выдержать германское наступление на суше и в воздухе продолжительное время… Заключение договора с Россией представляется нам лучшим средством предотвращения войны. Успешное заключение этого договора будет, без сомнения, поставлено под угрозу, если выдвинутые русскими предложения о сотрудничестве с Польшей и Румынией будут отклонены этими странами... В случае необходимости должно быть оказано сильнейшее давление на Польшу и Румынию, с тем, чтобы они заранее дали согласие на использование русскими силами территории в случае нападения Германии».

Поляки на это ответили – нет! Вечером 19 августа маршал Э. Рыдз-Смиглы (второе лицо в тогдашней Польше после президента) заявил: «Независимо от последствий, ни одного дюйма польской территории никогда не будет разрешено занять русским войскам». Последствия наступили для Польши очень быстро.

Крах идеи военной конвенции с Великобританией и Францией ставил Советский Союз перед перспективой международной изоляции, учитывая попытки Гитлера и западных демократий сговориться между собой за спиной СССР. Нейтрализуя опасность, И.В. Сталин дал указание прервать превратившиеся в пустую формальность переговоры с британской и французской делегациями и вечером 21 августа согласился на прибытие в Москву И. Риббентропа.

А теперь Мачеревичи испытывают жгучую досаду оттого, что тогдашние польские правители не сумели договориться с Гитлером об участии в вожделенном расчленении Советского Союза.

А вообще поляку говорить о «заговоре двух тоталитаризмов» против «демократической власти» в довоенной Польше можно только по безграмотности или не имея стыда. Напомним лишь один факт – создание режимом Юзефа Пилсудского в 1934 году в районе Березы-Картузской (территория современной Белоруссии) концлагеря, ставшего прообразом нацистских лагерей смерти. В нем «перевоспитывали» обвинённых в «антигосударственной деятельности» представителей нетитульных народов – украинцев, белорусов, евреев, русских, имевших несчастье быть гражданами Польши. И то, что в сентябре 1939 г. Польское государство в одночасье рухнуло под ударами вермахта, объясняется в том числе его внутренней гнилостью: представителей национальных меньшинств, пожелавших бороться за родину-мачеху, нашлось в Польше немного. И причиной тому – отнюдь не «российско-немецкий союз», существующий лишь в нездоровом воображении Мачеревича.

Тоталитарные режимы - это зло, но не меньшее зло исходит зачастую от режимов вроде польского, которые как в прошлом, так и в настоящем пытаются извлечь выгоду из противоречий великих держав. Выгода им не даётся, но всё равно, как заметил польский публицист Мачей Вишнёвский, они приносят соотечественников в жертву «амбициям политиканов и недоученных генералов» (его оценка Варшавского восстания) и пользуются «любой возможностью, чтобы излить на людей свою русофобию и поднять очередную волну ненависти к России».

Клинических русофобов следует лечить принудительно. Вот в своё время за американским коллегой пана Мачеревича Джеймсом Форрестолом не доглядели – и что вышло? С криками «Русские идут!» тот выбросился с 16-го этажа…


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Антоний Мачеревич в амплуа шута при правительстве Польши


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.