Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Я тебя породил, я тебя и уйму

  • Я тебя породил, я тебя и уйму
  • Смотрите также:

Жан-Мари Ле Пен собирает коалицию радикальных националистов против своей дочери

Основатель и в прошлом почетный президент «Национального фронта» Жан-Мари Ле Пен определился с планами на будущее: на выборах в 2017 году он не поддержит дочь — нынешнего лидера партии Марин Ле Пен, а сосредоточится на работе с более радикальными политиками-националистами. После того как Марин Ле Пен занялась улучшением имиджа Фронта, партия обрела множество новых сторонников. В то же время националисты старой закалки почувствовали себя обманутыми. Их-то и собирается объединить патриарх ультраправого движения Франции Жан-Мари Ле Пен. Причем и нынешний, и бывший лидеры «Национального фронта» нуждаются в поддержке еще одного члена семейства Ле Пен — 26-летней Марион Марешаль.

Политолог Филипп Рейнар, автор книги «Войны в мире правых», считает, что основное различие между Жан-Мари и Марин Ле Пен заключается в отношении к борьбе за Елисейский дворец. Ле Пен-старший, хотя и участвовал в президентских кампаниях, как-то признался, что пост главы государства пугает его. Нынешний же лидер «Национального фронта», напротив, делает все возможное, чтобы этого добиться. В частности, меняет партию, смягчая ее программу и избавляясь от имиджа маргинальной и радикальной организации. Рост рейтингов «Национального фронта» показывает, что стратегия себя оправдывает. Однако у нее есть и издержки, главная из которых — разочарование внушительной группы прежних сторонников, противящихся тому, что риторика Фронта смещается в сторону центра.

В самом деле, Жан-Мари, осознававший, что стать президентом ему не светит, позволял себе резкие (а порой и оскорбительные) заявления о гомосексуалистах, африканцах, коммунистах и даже итальянцах. Его дочь, рассчитывая на голоса умеренной части электората, сосредоточилась на единственной теме — мигрантах. СМИ отмечают, что она мало критикует «красных», все еще сохраняющих влияние во Франции, и не допускает расистских высказываний.

Для многих сторонников «Национального фронта» такое небрежение традиционными сюжетами — сродни предательству. К досаде Марин Ле Пен, неполиткорректные речи ее отца (утверждавшего, например, что немецкая оккупация не была слишком тягостной для французов) не только раздражали оппонентов, но и сплачивали вокруг «Фронта» его традиционных избирателей — пострадавших после войны сторонников Виши. Их голосов сменившая тональность и ставшая более респектабельной партия может и не досчитаться.

Линия фронта: как поссорились между собой ультраправые

Похоже, громче всех о недовольстве новой политикой партии заявляют ветераны Алжирской войны (и те, кто считают себя их наследниками), а также потомки французов, изгнанных из Северной Африки. Разрыв с ними произошел после того, как стало ясно, что Марин Ле Пен, в отличие от отца, не испытывает острой неприязни к генералу де Голлю. Этот политик — традиционный объект ненависти участников войны в Алжире, одним из которых был Ле Пен-старший.

«Эта Марин никуда не годится. Она просто убила все идеи правых, — говорит ветеран алжирского конфликта Роже Олейндр, узнавший, что Марин Ле Пен как-то сравнила себя с де Голлем. — А нынешний вице-президент Национального фронта Флориан Филлипо каждые две недели посещает его могилу. Для таких людей, как я, кто воевал в Африке, преданных де Голлем, это совершенно неприемлемо!»

Не меньше риск электоральных потерь из-за гнева католиков-традиционалистов, схлестнувшихся с тем же самым Филиппо, а кроме него — с депутатом Европарламента от «Национального фронта» Софи Монтель, сторонницей планирования семьи.

В мае Монтель выступила с короткой речью, вызвавшей бурные споры во всем крайне правом движении. «Мы, Национальный фронт, не имеем ничего общего со старым консерватизмом и не участвуем в его арьергардных боях. Мы возвышаем женщину, мы защищаем ее право свободно распоряжаться своим телом, а это означает, что контрацепция священна и право на аборты несомненно», — заявила она. В последовавшей полемике Марин Ле Пен сразу же поддержала Монтель, отметив, что «правда на ее стороне». Христианские фундаменталисты с этим согласиться не могут. По их мнению, мать троих детей Марин Ле Пен, пытаясь исправить имидж партии, вместе с водой выплескивает ребенка, причем почти в буквальном смысле.

Среди тех, кого не устраивают перемены в «Национальном фронте», влиятельны сторонники свободного рынка. Они обвиняют Марин Ле Пен в том, что та позаимствовала многие элементы своей программы (ее экономической части) у социалистов. Здесь разница между отцом и дочерью Ле Пен особенно заметна. Жан-Мари делал ставку на мелкий бизнес, восхищаясь Маргарет Тэтчер и Рональдом Рейганом. Марин превратила «Национальный фронт» в партию, пользующуюся наибольшей популярностью у рабочих Франции.

Марин Ле Пен на первомайской демонстрации

Фото: Pascal Le Segretain / Getty Images

И это вовсе не случайность. Руководство «Фронта» сознательно старается привлечь в свои ряды граждан, в недавнем прошлом голосовавших за левых. Партия выступила против трудовой реформы, которую и Марин Ле Пен, и Флориан Филиппо назвали «позорной». Националисты оказались левее и оппозиционных республиканцев, поддержавших преобразования, и правящих социалистов, инициировавших реформу.

Старых «фронтовиков» это все крайне раздражает. Вот что говорит ультраконсервативный мэр города Безье Робер Менар: «Нам не нужно усиливать роль государства в экономике, как призывает Марин Ле Пен, напротив, мы задыхаемся от переизбытка норм! И валюта евро, против которой выступает Национальный фронт, — это не гиря на наших ногах, наоборот, это козырь».

Голубой вопрос

Еще одна черта Марин Ле Пен, приводящая в бешенство приверженцев старой версии «Национального фронта», — ее спокойное отношение к геям. В 2013-м она отказалась поддержать движение против легализации однополых браков, проводившее «Демонстрации для всех» (Manif pour tous). В отличие от Ле Пена-старшего, называвшего гомосексуализм «биологической аномалией», его дочь воздерживается от каких-либо суждений на этот счет. Католики-традиционалисты и ультраправые радикалы отыскали, как им казалось, правдоподобное объяснение этой сдержанности: в гомосексуализме они обвинили все того же Филиппо. Масла в огонь подлило желтое издание Closer, опубликовавшее фотографии политика, где он запечатлен с молодым человеком, которого газета назвала его любовником. Сам Филиппо отказался тогда дать прямой ответ о своей сексуальной ориентации.

Фото: Lewis Joly / Xinhua / Globallookpress.com

С того времени обличение «голубого лобби» в руководстве «Национального фронта» превратилось в ключевую тему для таких ультраправых изданий, как Minute и Rivarol. Впрочем, на Марин Ле Пен их критика, порой очень грубая, способная вогнать в краску неподготовленного читателя, особого впечатления не производит. В 2014-м она приняла в партию основателя ассоциации по защите прав гомосексуалистов Gay Lib Себастьена Шену, отчего скандал разгорелся с новой силой.

Католики-традиционалисты, ветераны Алжира, дети и внуки функционеров режима Виши (а соответствующая идентичность во Франции нередко передается по наследству), все еще согласные со многим из того, что говорит Марин Ле Пен, успели накопить на нее столько обид, что сама мысль о голосовании за «Национальный фронт» стала вызывать у них аллергию.

В поисках альтернативы

Поскольку у радикалов множатся претензии к Марин Ле Пен, возник вопрос об альтернативном кандидате на президентских выборах. В мае инициативу взял на себя Робер Менар, проведший в Безье саммит ультраправых, недовольных политикой Ле Пен-младшей. По мнению Менара, заменить Марин могла бы ее племянница (и, соответственно, внучка основателя «Фронта») — Марион Марешаль Ле Пен, отличающаяся более консервативными (то есть более дедовскими) политическими взглядами. Радикальная противница абортов, 26-летняя молодая мать Марион Марешаль подчеркивает свою приверженность католичеству, к которому Марин демонстративно безразлична. Однако, вопреки чаяниям радикалов, выступить против тетки Марион Марешаль не пожелала.

Марин Ле Пен и ее племянница Марион Марешаль

Фото: Panoramic / ZUMA / Globallookpress.com

Тем не менее крайне правые не теряют надежду на то, что ситуация изменится. Так, харизматический виконт Филипп де Вилье, утверждающий, что он — правый и в политике, и в экономике, выразил готовность проголосовать за Марион Марешаль Ле Пен. Причем сторонником «Национального фронта» де Вилье назвать никак нельзя. В окружении политика объясняют разницу, цитируя лидера немецкой ультраправой партии «Альтернатива для Германии» Фрауке Петри: «Национальный фронт — это партия, относящаяся к левой, социалистической части политического спектра, а мы — правые».

В условиях, когда союз с Марион Марешаль не складывается, поддержка ее деда может стать главным козырем для ультраправых критиков новой политики «Национального фронта». «Жан-Мари Ле Пен способен выступить в роли катализатора, благодаря которому возродится движение настоящих правых. У него есть особая аура, и все его знают» — уверен Карл Ланг, лидер одной из микропартий, существующих в тени «Национального фронта». Ланг, в свое время изгнанный из «Фронта», давно мечтает о союзе с Ле Пеном-старшим, но только сейчас этот проект приобретает реальные очертания.

Приняв предложение Ланга (об их закулисных переговорах сообщает газета Le Figaro), Жан-Мари Ле Пен, по-видимому, пытается собственными силами способствовать тому, чтобы сбылся сделанный им весной прогноз: «В 2017-м Марин потерпит поражение на президентских выборах. И вполне возможно, что это произойдет уже в первом туре».


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Я тебя породил, я тебя и уйму


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.