Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Антисанкции, говорите?

  • Антисанкции, говорите?
  • Смотрите также:

Два года назад в ответ на санкции Евросоюза российское руководство ввело ответные санкции, под которые попала в первую очередь европейская сельхозпродукция от яблок и молочной продукции до лососей и прочих хамонов.

Что имеем спустя два года? Спустя два года имеем сплошные вопросы.

Нам говорили, что санкции в отношении европейской сельхозпродукции помогут наладить импортозамещение. Ну и как? Наладили?

Импортозамещение на практике идет по следующим направлениям:

1. Замена европейских поставщиков азиатскими и латиноамериканскими, что сопровождается снижением качества. Качество снижается потому, что если бы азиатская и латиноамериканская продукция была дешевле и лучше, чем европейская, она бы вытеснила продукцию ЕС безо всяких санкций.

Вернее так: продукция стран Азии и Латинской Америки, которая была лучше европейской или не имела аналогов, как например кофе, какао, мандарины и другие фейхоа — безо всяких санкций поставлялась из Азии и Латинской Америки. А из Европы поставлялось то, что было дешевле и качественнее аналогов из других регионов. В том числе из-за фактора транспортировки, потому что везти овощи из Бразилии дорого и не способствует сохранению их свежести. Таким образом, замена европейских поставщиков на других под влиянием санкций привела к банальному снижению качества и росту цен.

2. Замена натуральных продуктов суррогатами. Наиболее ярко это проявилось в молочной продукции, которая начала стремительно подменяться суррогатами из пальмового масла. Оно и раньше практиковалось, но дефицит натурального молока и молокопродуктов подстегнул этот процесс. Многие производители, оказавшись в ситуации дефицита молока и роста цен на него, пошли по самому простому пути — начали его заменять. Потому что не будет завод ждать, когда рынок наполнится российским молоком — это очень небыстрый процесс. Чтобы увеличить производство молока, нужно увеличить поголовье КРС. А нарожать и вырастить несколько миллионов молочных коров за пару месяцев природа не позволяет. Вот не позволяет и все тут. К тому же никто не гарантирует, что производство молока вырастет хотя бы через пару лет и дефицит исчезнет. Нет гарантий.

Заводам нужно работать непрерывно. Нет времени ждать, когда поголовье КРС в России утроится. И гарантий нет, что оно вообще утроится. И денег, чтобы утроить его самим, хотя бы даже в масштабах одного региона, у заводов нет. И вообще, это не их бизнес коров разводить. Поэтому производители сыра, масла и прочей молочной продукции начали закупать суррогаты и бодяжить. И если раньше бодягу как-то сдерживала конкуренция, то сейчас, поскольку все производители оказались в одной и той же ситуации дефицита молока — бодяжить начали все или почти все. Абсолютное большинство. Таким образом, дефицит европейской сельхозпродукции компенсируется суррогатами, потому что приобрести суррогат дешевле и быстрее, чем ждать появления качественного российского сырья. Местами это является и вовсе единственным выходом, чтобы не останавливать производство.

 

3. Контрабанда. Банальная контрабанда, когда европейская продукция поставляется обходными путями через Беларусь или Казахстан, проходит перефасовку, а порой и безо всякой перефасовки провозится под видом чего угодно, вплоть до стройматериалов. В накладных стройматериалы, а в фургоне яблоки. И вперед. Делу способствует то, что Казахстан и Беларусь являются членами ТС/ЕАЭС, а значит полноценного контроля товаров на границе нет. А Казахстан и Беларусь никаких санкций в отношении европейского сельхоза не вводили, поэтому к ним еврояблоки и прочие лососи едут совершенно свободно.

И если яблоки под видом стройматериалов еще как-то ловят и потом показательно давят бульдозерами (хотя что-то мне подсказывает, что давят каплю в море), то перефасованную и тем более переработанную продукцию, попробуй поймай. Анализировать состав сока, чтобы определить, из каких яблок его надавили — занятие дорогостоящее, а главное — бесполезное. Допустим, определили, что сок надавили из польских яблок. И что? По документам сок белорусский. И все, против документа не попрешь. Дело доходит до того, что Беларусь начала поставлять в Россию белорусский лосось. Откуда в Беларуси лосось, догадайтесь сами.

Ежу понятно, что он норвежский, а предъявить нечего. И если даже в отдельных случаях что-то предъявляется и поставки блокируются, то это опять же единичные случаи.

Кроме того, возможна еще такая схема, когда белорусы продают в Россию свою продукцию, а себе для внутреннего потребления закупают европейскую, потому что это становится выгодно. Как бы p-n переход такой своеобразный получается. Белорусская продукция едет в Россию, а европейская в Беларусь. И эту схему вообще невозможно пресечь, никак. В результате, Россия получает ту же самую европейскую сельхозпродукцию или ее белорусский аналог (микс, перефасовку, как угодно). И отдельные поставки, раздавленные бульдозером, общую картину не меняют.

Вот такое получилось импортозамещение.

А как же настоящее импортозамещение? Неужели наше сельское хозяйство совсем не растет? Цитирую:

«На начало июня 2016 года поголовье КРС в хозяйствах всех категорий составляло 19,9 млн голов, что на 2,2% меньше, чем на начало июня прошлого года, в том числе коров — 8,5 млн (-1,9%).» Растет. Только немного вниз.

Правда поголовье свиней увеличилось на 7.4%, но к производству молочных продуктов это отношения не имеет. Как и к производству говядины.

Хотя производство молока все-таки выросло:

«Производство молока увеличилось на 0,5% — его в хозяйствах всех категорий было выпущено в объеме 11,9 млн тонн.»

Но это скорее всего результат изменения структуры в поголовье КРС — уменьшилось поголовье мясных пород и немного увеличилось поголовье молочных. Или просто надои стали выше.

Однако в любом случае рост производства молока на 0,5% в год — это мало не только для импортозамещения, это просто мало. Безо всяких санкций мало. А сокращение поголовья КРС на 2,2% — это и вовсе «импортозамещение наоборот».

Вот так импортозамещается говядина и молоко.

Желающие могут «пробить» другие направления «импортозамеса».

Вот только стоит ли стараться?

На самом деле запрет на европейскую сельхозпродукцию введен вовсе не для того, чтобы росло российское сельское хозяйство.

Если бы методом ввода санкций можно было эффективно стимулировать развитие собственного сельского хозяйства, это делалось бы раньше. Вводились бы одни за другими санкции на разные виды европейской сельхозпродукции в течение всех последних лет, последовательно и непрерывно — и российское сельское хозяйство росло бы. Но этого не делалось.

Вы не задумывались, почему правительство раньше не вводило санкций на европейский сельхоз, чтобы стимулировать развитие своего? Почему эти санкции были введены только как ответ на европейские? Запрет европейской продукции не ведет и не может вести к росту собственного производства сам по себе. Для роста производства нужно создавать условия развития сельского хозяйства, субсидировать его, кредитовать, обеспечивать техникой, оборудованием, землей. Когда же возникает дефицит, но одновременно с этим не возникает условий для увеличения производства (а их не возникло, наоборот — ключевая ставка была повышена и кредиты стали недоступными) — вместо роста собственного производства начинается просто восполнение дефицита суррогатами, контрабандой и аналогами.

Потому что привезти аналог или суррогат — проще, быстрее и выгоднее, чем развивать производство.

И снижение конкуренции в абсолютном большинстве случаев ведет к снижению качества и/или росту цен, что мы и получили.

И правительство прекрасно понимало, что все будет именно так, поэтому и не ограничивало европейскую сельхозпродукцию в прошлом. Понимали, что вместо роста собственного сельхоза получат суррогаты, контрабанду и аналоги.

А санкции, вернее антисанкции ввели совсем для другого.

Антисанкции ввели с двумя целями:

1. Поправить торговый баланс, сократив валютные расходы. Европейская продукция импортируется за доллары и евро, а с ними начались сложности из-за ограниченного доступа к инвалютным займам с одной стороны и падения цен на нефть с другой. И вот для того, чтобы тратить меньше долларов и евро на внешние закупки, были введены ограничения.

Конечно, закупки сельхозпродукции за рубежом не прекратились, про это было сказано выше. Но суррогаты, аналоги и контрабанда дешевле качественной легальной продукции, поэтому эффект все равно есть.

2. Популизм. Обыкновенный популизм. Кремлю надо было показать народу, что он не потерпит притеснения России, что Европа пожалеет о введенных санкциях, сильно пожалеет и будет на коленях прощения просить. Мы им покажем кузькину мать! Пусть сами теперь едят свои яблоки!

Поэтому и показывали по телевизору, как европейские фермеры выбрасывают яблоки, выливают на площадях молоко и требуют от европейского руководства отменить санкции. Народ должен был видеть, какой мощный эффект оказывают на Евросоюз наши антисанкции, как Европу плющит и как она мучается, словно недоенная корова.

Вот только на самом деле европейскому руководству фиолетово до того, что какие-то фермеры что-то там льют на улицы.

Проблемы фермеров европарламент не волнуют.

Во Франции по поводу изменений трудового законодательства были митинги побольше, чем любые фермерские акции — и ничего, Оланда это не заставило сдать назад.

То же самое с проблемой мигрантов. Сколько проблем уже создали беженцы простым европейцами, но европейское руководство продолжает гнуть свою линию.

Поэтому очень странно думать, будто несколько тысяч простых фермеров, крепко пострадавших от российских санкций, заставят европарламент изменить свои решения, если миллион беженцев до сих пор не заставил.

И в Кремле это наверняка понимали.

Так что антисанкции вводились для того, чтобы показывать по телевизору страдающих европейских фермеров и говорить высокие слова про импортозамещение, которого на самом деле нет. Видимость бурной деятельности и не более того. Кремль и правительство, оказавшись не в состоянии повлиять на ситуацию с санкциями реально, начали создавать видимость этого влияния.

Чтобы народ думал, что Путин сейчас из Европы веревки вить будет, что мы сейчас своим молоком зальемся и своими яблоками затаримся, а их хамоны в гробу видали.

Хамоны мы может быть и видали в гробу, а вот говядина непонятного происхождения и суррогаты под видом молочной продукции ничего хорошего в себе не несут.

И вот о чем предлагаю задуматься еще:

Почему санкции были введены именно против европейского сельхоза? Почему не запретили и не ограничили импорт европейских автомобилей, особенно представительского класса? Ведь без мерседесов и тем более ламборджини 99% россиян может прожить совершенно спокойно, чего нельзя сказать про продукты питания. И фольксвагены нетрудно заменить тойотами и хюндаями. Товар не скоропортящийся, от смены европейских поставщиков на японских и корейских ничего принципиально не изменится. Почему антисанкции начались и закончились запретом на яблоки, а не на мерседесы? Почему не запретили швейцарские часы? Почему не запретили американские айфоны, хотя именно США были инициаторами санкций?

Ответ прост:

Мерседесы и другие ламборджини нужны элите, без них элита начнет испытывать дискомфорт. Швейцарские часы и прочие айфоны — аналогично.

А кто у нас сидит в Кремле и правительстве?

Представители буржуазной элиты.

Власть в России элитарная и буржуазная, поэтому обижать элиту она не будет. Поэтому и не вводятся ограничения на элитную продукцию. По этой же причине не вводится прогрессивный налог. Ограничения и налоги вводятся для народа. Потому что народ стерпит. Потому что власть в России не принадлежит народу и не действует в интересах народа.

Поэтому народ будет есть и суррогаты и фальсификаты и все, что угодно.

Народу для успокоения покажут, как давят бульдозером гору вражеских продуктов и как в Европе фермеры льют на улицы молоко — и народ будет думать, что президент и правительство работают, защищают Россию от супостатов.

А президент и правительство при этом будут благополучно покупать мерсы, бэхи и прочие айфоны на валюту, которую удалось сэкономить благодаря переводу народа с качественной сельхозпродукции на суррогат.

Принцип буржуазии прост: Прибыль — себе, убыток — народу.

И эти антисанкции — просто один из способов переложить убытки, полученные от санкций, на народ. То же самое с курсом рубля — его обвал служил цели переложить часть убытков от падения нефтяных цен с Газпрома и Роснефти на народ.

И никакого отношения к развитию сельского хозяйства антисанкции не имеют.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Антисанкции, говорите?


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.