Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Признанное одиночество Абхазии

  • Признанное одиночество Абхазии
  • Смотрите также:

26 августа Сухум отмечает восемь лет с момента признания Республики Абхазия со стороны России. Однако сегодня частично признанная страна переживает непростой период. Президент Абхазии Рауль Хаджимба пытается погасить антиправительственные настроения переназначениями в руководстве. Впрочем, главная задача, которая стоит перед Абхазией сегодня, — наладить диалог внутри общества.

26 августа — дата, призванная «остаться в качестве одной из наиболее знаковых в новейшей истории Абхазии», говорил накануне министр иностранных дел частично признанной Республики Абхазия Вячеслав Чирикба. В этот день в 2008 году произошло дипломатическое признание Россией Республики Абхазия и Республики Южная Осетия.

«Мечта поколений абхазов, казавшаяся многим несбыточной, стала реальностью. Мы все хорошо помним то эмоциональное состояние, которое царило в Абхазии 26 августа», — добавил Чикирба на «круглом столе», посвященном восьмой годовщине признания абхазской независимости. Большинство из участников говорили об успехах, которых удалось достичь за это время.

Тем не менее официальный Сухум переживает не лучший период. Абхазия находится в тисках долговременного политического противостояния, которое влияет и на ее экономику, и на общественную жизнь.

Если в западных, курортных районах еще ведется строительство, есть новые отели, то к югу от Сухума, столицы страны, уже невозможно скрыть депрессивные районы с полупустыми городами.

Специфика абхазской политики определяется небольшой численностью населения с очень тесными человеческими связями. Во многом этим объясняются и сложности с судебной системой: когда «все свои», даже преступнику легко уйти от наказания.

« Абхазии традиционно существует тенденция к «народоправству», основанная на том, что власти доступны для диалога. Для такого представления есть все основания: представители элиты, президенты или премьер-министры вместе ходят на свадьбы и похороны, участвуют в застольях за общим столом, — говорит декан исторического факультета Южного федерального университета в Ростове-на-Дону Николай Трапш. — Это рождает у обычных людей ощущение, что стоит немного надавить на представителей власти, и будут приняты нужные решения».

По мнению эксперта, этим умело пользуется определенная часть абхазского общества, которая осознает свое влияние и не хочет менять сложившуюся клановую систему. Между тем, судя по последним событиям в Абхазии, нынешняя система государственного управления, которую олицетворяет президент Рауль Хаджимба, вызывает раздражение у все большего числа людей.

Референдум как диагноз

В начале июля по стране прошли акции протеста по вопросу референдума о досрочных выборах президента. Оппозиция утверждала, что власти не дают ей вести кампанию против Хаджимбы, и требовала перенести референдум на осень. Власть на уступки не пошла.

5 июля митинг о переносе народного голосования перерос в массовые беспорядки. Демонстранты пытались штурмовать здание МВД и требовали отставки министра внутренних дел Леонида Дзапшбы из-за ухудшения криминогенной ситуации в стране. Также чиновника обвиняли в том, что он призывал подчиненных любыми способами сорвать референдум об отстранении президента. К вечеру в Сухуме произошла перестрелка на почве политического противостояния. Пострадали 19 человек.

Хаджимба пошел на скромные, но уступки. Он временно отстранил Дзапшбу. Однако референдум об отстранении президента был проведен в установленное время и был ожидаемо провален. Явка составила 1,23% населения.

26 июля в отставку подал премьер Артур Кобахия. Его сменил первый вице-премьер Шамиль Адзынба. После парламент отстранил генпрокурора республики Алексея Ломию. Президент Абхазии Рауль Хаджимба заявил, что отставка Миквабии не связана с требованиями оппозиции.

В августе Хаджимба продолжил перестановки. Дзапшба, недавний министр внутренних дел, стал советником президента по взаимодействию с правоохранительными органами. Он назначил вице-премьером и главой МВД Аслана Кобахию, который был избран в депутаты Абхазии четыре года назад, при президенте Александре Анквабе. Его Хаджимба десятилетиями считал главным политическим соперником. Нынешний президент получил этот пост в 2014 году и, очевидно, не хочет от него отказываться.

 

«Попытка жесткого отстранения политической верхушки мгновенно породит протесты: Абхазия – маленькая страна, все друг друга знают, и силовое решение в данном случае станет фитилем в пороховой бочке», — считает Трапш.

Кремль в помощь

Отсутствие работающей правовой системы является одним из ключевых препятствий для установления политической стабильности. Хотя власти предпринимают разные усилия для возвращения жизни в правовое русло, пока эта работа на начальном этапе. Например, судьи с недавнего времени получают очень высокую по абхазским меркам заработную плату — до 50 тыс. рублей в месяц. Возможно, это позволит судейскому сообществу стать менее коррумпированным и более независимым, в том числе от давления чиновников.

«О том, что в Абхазии существует серьезный зазор между правовым регламентом и соображениями практической целесообразности, говорил еще покойный Сергей Багапш [президент республики с 2004 по 2011 год], и с тех пор мало что изменилось, — считает политолог Сергей Маркедонов, эксперт по регионам Кавказа. — Абхазии не хватает стратегического видения и системности — и вновь мы приходим к тому, что государство невозможно построить без представленности во власти разных групп интересов: это будет постоянный конфликт, провоцирующий внутреннюю нестабильность».

Российско-абхазские отношения тоже страдают от политической неразберихи. В Москве, очевидно, не понимают, почему политическому классу в таких локальных условиях так долго не удается найти компромисс.

Важным сюжетом российско-абхазских отношений являются деньги. Одна из главных претензий, которую оппозиция высказывает в адрес руководства Хаджимбы, — это его неспособность внушить уверенность Кремлю и, соответственно, сохранить поток финансовых вливаний.

Впрочем, реальные объемы средств в рамках инвестиционной программы, финансируемой из российского бюджета, растут. До конца следующего года сумма составляет 9 млрд рублей, половина должна быть освоена в течение этого года. Достаточно пару дней поездить по стране, чтобы понять, насколько эти деньги нужны республике. Инфраструктура в плачевном состоянии, при этом очевидно, что в ближайшие десятилетия внутренних ресурсов на ее восстановление здесь не будет.

Помощник президента России Владислав Сурков на последней встрече с президентом Абхазии Раулем Хаджимбой в Гаграх подчеркнул важность абхазского направления для Кремля. «В следующем году у нас инвестиционная программа будет беспрецедентно дорогая, — подчеркивал он. --Такого большого инвестиционного бюджета Абхазия никогда от России не получала».

«В России непростая экономическая ситуация, фактически бюджет подвергся ревизии, были сокращены буквально все статьи расходов, кроме расходов на взаимодействие с Республикой Абхазия», — добавил Сурков.

Но с тех самых пор, как была признана независимость Абхазии, основным сюжетом борьбы за власть является контроль над этими деньгами. До 2012–2013 годов Москва инвестировала в существующую модель государственного устройства страны, рассчитывая на то, что ее можно реанимировать за счет финансовых вливаний. Однако в последние годы стратегия иная.

Цель нынешних инвестиций — с одной стороны, снизить уровень социальной и экономической напряженности за счет выплаты зарплат и пенсий, а с другой стороны — способствовать оживлению самой абхазской экономики.

«Нельзя плыть по течению. Если Абхазия не хочет быть полным экономическим придатком России, то она должна предлагать собственные инициативы, — считает Маркедонов. — Со своей стороны Россия тоже должна создавать определенную мотивацию. Мало создать систему контроля расходования средств, должны быть также предусмотрены меры поощрения за эффективность этого процесса».

Второй рубеж

Россия рассматривает регион Причерноморья не просто как пограничную территорию, а как стратегически важный для своих национальных интересов регион. Москва стремится создать «оборонительный щит» на границе Абхазии с Грузией не только из-за августовского конфликта 2008 года. Кремль утвердился в этой мысли после украинского конфликта и перехода Крыма в состав России в 2014 году. Абхазия и Южная Осетия в этом смысле — второй по важности рубеж российской внешнеполитической идентичности.

После громкой попытки диверсии в Крыму, которая случилась в этом месяце, Москва особенно заинтересована в декриминализации обстановки в Абхазии. Это — самый сложный узел в российско-абхазских отношениях.

Важно пресечь криминальные схемы, жертвами которых становятся граждане России. Речь идет об обороте недвижимости в Абхазии: действующий запрет на покупку россиянами жилой недвижимости создал криминальный рынок, сохранение которого в интересах криминальных групп, аффилированных со средним и низовым коррумпированным чиновничеством.

Внутри Абхазии вопросы жилья для россиян также становятся сырьем для политических спекуляций. В маленькой стране угроза потери суверенитета всегда будет «болевой точкой», на которую и давят абхазские политики, пытающиеся поднять свой рейтинг. Они стараются убедить общество в том, что российские инициативы могут тем или иным образом ограничить суверенитет.

К этим лозунгам прислушиваются во многом из-за долголетней изоляции абхазской политической среды. Люди не имели возможности наблюдать и анализировать интеграционные процессы на протяжении двух последних десятилетий.

«Абхазия сама должна формулировать повестку, которая могла бы быть интересной и с точки зрения национальных интересов Абхазии, и с точки зрения национальных интересов России. Один из первых пунктов этой повестки — подключение Абхазии к интеграционным проектам, — напомнила на недавно прошедшем в Сухуме «круглом столе» абхазский политолог Лейла Тания, генеральный директор Абхазского агентства Черноморско-Кавказского развития. — Для нас, безусловно, представляет интерес Евразийский союз, и мы давно должны были заявить о своем интересе, о своем подключении к этому проекту в любом качестве. Хотя бы в качестве партнера по диалогу или наблюдателя на данном этапе. Но официально мы таких заявлений не делали».

Россия предельно заинтересована в том, чтобы у Абхазии «все получилось». И вряд ли что помешает реализовать инфраструктурные и экономические проекты, финансируемые российской стороной. Но поскольку тема отношений с Россией всегда будет одной из первых во внутриполитической абхазской повестке, задача обеих сторон — сделать так, чтобы это не становилось почвой для возникновения в стране антироссийских настроений.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Признанное одиночество Абхазии


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.