Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Повесть о настоящем негодяе – или политические грезы нынешней России

  • Повесть о настоящем негодяе – или политические грезы нынешней России
  • Смотрите также:

Былое и выдумки

Крамольный Галич – поэт хороший, но не без перегибов. Его песенки про «товарищ Парамонову» и другие – сатира едкая и по сей день живая. При этом он прекрасно влился в коллективное советское кино, по его сценариям было снято много фильмов, в том числе «Государственный преступник», за который он получил премию КГБ. Главным же его несчастьем стала жена Нюша, утащившая его за сладкой жизнью за кордон, где он и умер то ли сдуру, то ли с горя.

В его плаче по Пастернаку «Мы поимённо вспомним тех, кто поднял руку» – большая натяжка. Разбору плохого роману Пастернака «Доктор Живаго» «Литературная газета» посвятила целый номер от 25 октября 1958 года – аттракцион не виданной ни до, ни после рекламной щедрости. И умер Пастернак с огромной благодарностью на устах советскому коллективизму.

В СССР Галич был на коне, а в эмиграции стал под конем. А Пастернак, оставшись на родине, остался на коне. Наши лучшие поэты гордились тем, что он когда-то только согласился выслушать на своей роскошной даче в Переделкине их стихи. Его исключили из Союза Писателей, что было ему тьфу, но не из Литфонда – который позволял ему жить в самой барской и действительно заслуженной им неге.

Перед смертью он написал: «По слепому случаю судьбы мне посчастливилось высказаться полностью, и то, что есть самое лучшее в нас – художник – оказался в моем случае не затертым и не растоптанным». И при чем здесь какой-то Союз писателей – для того, кто жил величием мечты при полном бытовом обеспечении Литфонда?

 

Был еще в СССР такой ярый поэт-антисемит Смирнов, карлик с горбом. И некто написал ему стишок:

Ты сам горбат,

Стихи твои горбаты.

Кто виноват?

Евреи виноваты!

Все это, увы, страшно напоминает наши нынешние инвективы в адрес США и Европы: «Кто в наших бедах виноват? Европа виновата!»

 

Тема о цензуре – давняя, больная и непростая. Что лучше для власти – заткнуть народу рот и тем застраховаться от его вздорных порой и глупых выходок? Или дать ему свободу мнения и выбора, воспитывая его в правильном ключе?

Но тут сразу два «но». А если сам тот ключ неправильный, как в нашем случае – что признают все, от последнего бедняги до первого богатея? И еще: негодяи при деньгах тут же перехватят это воспитание, как это уже было у нас при всей свободе 90-х. И подомнут всех под какого-нибудь упыря вроде Ходорковского, имевшего в свое время тучу сторонников из рядовых нефтяников, опутанных его лучшим в России сайтом под общим кличем «На работу как на праздник!»

Ответ один – работать над всем этим надо, а не голосить: «Кто виноват? Европа виновата!» Но по-настоящему работать в любой сфере стало у нас признаком дурного тона – если даже не крамолы…

 

В советское подцензурное время я сотрудничал со многими центральными газетами: «Правда», «Комсомолка», «Литературка» и т.д. Когда в ту пору корреспондента отправляли в командировку по «тревожному письму», наказ был: «Ты разберись там, на месте, что к чему, и вздуй как следует виновных!»

При нынешнем законодательном запрете на цензуру, совершенно лицемерном, подобное уже немыслимо. Во первых, почти никто не ездит больше никуда – а чего там разбираться, если все и так ясно! – черпая все сведения из Интернета или ТВ-новостей. А во-вторых, гадать, кто прав, кто виноват – стало недопустимо в принципе: прав тот, кто получил или купил лицензию на правоту, пусть даже по утрам он жрет младенцев. То есть реальная свобода слова приказала долго жить.

Да, в той советской прессе был произвол редакторов на почве личной вкусовщины. Скажем, один правдист убрал из моей статьи про староверов слово «икона»: «А то сейчас люди прочтут – и  станут по домам иконы вешать!» – «Но вы же прочли – и не повесили!» – «Я – это другое дело!» Однако по идейным соображениям отвергалось всего процентов 10 всех статей. Сейчас отвергаются все 100 – при малейшем несовпадении с указанной заказчиком газеты «правдой».

Говорят, был запрещен всенародный идол и свободолюб Высоцкий. Но это ложь: он был снабжен лучшей дорожкой к популярности в виде формального запрета при реальном доступе ко всем ушам страны – который, кстати, выдал ему лично Брежнев. А то откуда б каждый мальчишка в СССР знал наизусть чуть не весь его репертуар?

 

Храм – да не вам!

  

Зачем Путину этот грандиозный Ельцин-центр? В чужую душу не заглянешь, но, кажется, мотив тут душевный: ведь Ельцин Путину как мать родная, если не еще родней! Ельцин Путина и породил, скормив ему в виде пробной жертвы генпрокурора Скуратова, решившего копать под нашего «дона Корлеоне» – и грохнутого за это Путиным. Насколько был Скуратов прав – не суть. Суть – в личной верности, которая «понад усе». Всем показать, что Ельцин – это храм. И Путин – храм.

Вопрос предательства – самый щекотливый на Руси, где еще ни разу не было демократичной смены власти. Не вперед ногами из Кремля вынесли всего двоих – Хрущева и Горбачева, и то силком. Путин, как всем ясно – не демократический избранник, а наследный принц Ельцина, вот и культивирующий личную верность в высшем эшелоне через этот признательный храм Ельцину в Екатеринбурге…

Но вот беда: все действия кронпринца направлены не так на развитие страны, как на гашение измены при своем дворе. В итоге гасятся целые отрасли и направления во избавление от возможных конкурентов. А что такое конкурент? Тот, кто справился на зависть со своей задачей. Поэтому сегодня лучше всего – свою задачу запороть. Будешь тогда наказан и прощен, в крайнем случае сослан на Украину послом или торгпредом. Но если ты не дай бог с задачей справился… Впрочем таких сейчас практически не наблюдается.

 

Между декларациями и реальной обстановкой «на местах» – дистанция огромного размера. Путин уже больше 10-и лет декларирует развитие малого бизнеса – результат нулевой, если не минусовой. А о строительстве «рублевских замков» и прочих «дворянских гнезд» воров-чинуш – он и словом не обмолвился. Но эти замки сказочно растут и под Москвой, и «на местах», как грибы после грибного дождя. Словно в стране идет какой-то сплошной дождь, при котором только воровские замки бьют все рекорды роста. Неужто наш прозорливый вождь не видит, что все дело не его бесплодных декларациях, а в этом плодовитом на хапуг дожде? Или все видит – но сказать стесняется?

И вот возводится каким-то самостроем этот бескрайний «храм – да не вам» в виде дворцов чинуш, яхт Абрамовичей и Сечиных, эйрбасов с золотыми унитазами Усмановых – всех тех, кто стоит за Путина горой. А народ за него всего лежит или сидит на своих диванах, способный разве что анонимно уматерить какого-нибудь Интернет-врага. А взявшись за руки зайти на тот же Старооскольский металлургический, крупнейший в мире, отданный за так Усманову, и сказать: «Ложь взад!» – кишка тонка. Вот Путин, не только верный ельцинский наследник, но и настоящий реалист, и держится за представителей «толстой кишки».

 

Великая Отечественная и Великая олигархическая

  

А может, не власть в итоге сменится в России, а народ? У нас есть уже места, где таджиков, узбеков, киргизов и прочих мигрантов больше, чем русских – по крайней мере эти прыткие конквистадоры маячат на глазах, а русских рядом не слышно и не видно. И этим пришельцам у нас страшно нравится, их в дверь, они – в окно. И они полны еще советским «чувством глубокого удовлетворения» в отношение всего того, что русские клянут исподтишка. Один крупный чиновник мне говорил, что к нему идут тучи запросов от российских бизнесменов на въезд какого-то несметного числа мигрантов, выгодных тем бизнесменам – он режет их аж на порядок. Ну а как место этого патриотичного чиновника займет другой – и все те заявки удовлетворит?

 

Ясно, что никто в трезвом уме и здравой памяти не хочет революции – как самой неприятной и опасной для больного хирургии. Но и хоть пальцем шевельнуть, чтобы избежать этой напасти – тоже никто охотой не горит. Иллюзия многих диванных патриотов такова: чем тише сидишь и пуще веришь в Путина, тем скорей пронесет – и все само рассосется, как нежелательная беременность. Даже любой камень в кровососущих инородцев-олигархов, облепивших Путина, родит в этих патриотах все более агрессивный отпор: раз Путин их терпит, то и нам бог велел!.. Какое там отнять награбленное у Абрамовичей и Усмановых! Наши массы готовы пресмыкаться перед ними с тайной мыслью поиметь за это хоть какую-то надбавку на свой карман, выпотрошенный этими победоносными отъемщиками.

И ужас весь в том, что это страшно напоминает резон наших старост и полицаев при фашистской оккупации: а чего переть против тех, кто нас уже покорил? Но в Великую Отечественную таких наскребалось едва до одного процента населения; а нынче, в нашу Великую олигархическую, их уже – подавляющее большинство.

И еще мне на ум взбредает такая крамола: будь в Великую Отечественную Интернет, наши мальчишки рвались бы не на фронт, а в соцсети – храбро троллить и банить там поганого Гитлера и танковую армию Гудериана…

 

Рядом с Чубайсом, чуть не официально крадущим миллиарды через структуры типа Роснано, Никита Белых – белый щенок. Ну нет у него таких специально созданных для воровства структур – и что ж тогда, не красть? А никто не задумывался, что это еще страшней, чем красть? Неворующий в кругу воров – опасный свидетель, выродок и враг.

Еще при СССР я недолго проработал в отделе аттракционов Парка Горького, куда меня устроил один местный авторитет, с которым мы сошлись на почве его любви к поэзии. Там на левых билетах воровали все – и скоро выдали мне ультиматум: или воруй с ними, или мы тебя засадим. И мой всесильный друг тогда сказал: «Значит, уходи, если не хочешь плыть с ними в одной лодке. Это – закон. А против закона я тоже не гожусь».

Против установившихся сейчас у нас воровских законов никто тоже не годится – даже Путин, не поддержанный по-настоящему уже названной диванностью пассивных масс. Поэтому все в точности по аналогии с тем отделом аттракционов Парка Горького: больно зарвавшихся воров там сажали постоянно, но воровство в нем при этом не прекращалось ни на минуту.

  

Я другой такой страны не знаю, где так плохо дышит человек!

 

Центробанк РФ – это впрямь какое-то государство в государстве. Путин храбро захватил Крым, но захватить ЦБ ему не удалось. Оттого он и делает хорошую мину при плохой игре: дескать ЦБ работает как нельзя лучше – в два раза обвалив нашу валюту! Но ясно, что ЦБ откровенно служит истреблению отечественного производства, которое никак не может кредитоваться под 20 и 30 процентов при ключевой ставке в 10,5 процентов. И при том, что в ведущих странах мира ссудный процент уже минусовой!

Почему наш президент никак не заарканит наш Центробанк – вот загадка, достойная разборов наших ура-аналитиков. Но они на этот счет молчат как в рот воды набрав. Их, как и прочих наших умников, потерпевших от пани Набиуллиной, весьма утешает, что у глупых украинцев, терпящих от их пана Порошенки, все еще хуже!

А мигрантский беспредел в Германии? А во Франции? Как же они плохо там, за рубежом, живут! Аж не дают спать нашим сердобольным патриотам – что мчат в Останкино смаковать трагедию погрязшего в его проблемах Запада. Мол все наше спасение – закрыть глаза на наши беды и широко открыть их на западные. И это главная сегодня линия защиты нашей соловьевско-киселевской пропаганды.

Врагам, понятно, на все это наплевать; но массовая некритичность к своим высшим ворам лишает их всех стимулов к исправлению. Будь я президентом, велел бы на пару лет закрыть на нашем ТВ тему «плохого Запада» – и обрушить всю критическую мощь на тех, кто беспардонно гробит экономику и производство нашей Родины.

 

Распрягайте, хлопцы, коней!

 

Вот прошла в СМИ информация о закрытии за долги очередного нашего завода по производству металлоконструкций – существовавшего еще с Великой Отечественной. Проблемный завод, где трудились полторы тысячи этих, как их, ну вы поняли, да еще требующий на перспективное развитие – что он может дать текущим «людям»? Конкретным, уважаемым в нынешнем обществе? Да ничего! Но если его перекупить по т.н. ликвидационной стоимости и сдать во вторчермет и вторцветмет – сразу солидный куш! И в стране, где на коне не эти, как их, ну вы поняли, а уважаемые люди – промышленность в принципе расти не может, может только гибнуть.

Туда же – и высшее образование, что не самоцель, а инструмент для совершенствования промышленности, юриспруденции, медицины и т.д. Все эти сферы жизни у нас в заднице, мы дружно топаем сейчас в первобытный строй. С телевизора не слазит такая показательная реклама: «Мальчику Боре срочно надо собрать 10 тысяч долларов для лечения за границей!» То есть своей медицины больше нет, социальной поддержки – тоже. Так для чего тогда образование? Для бантика? Ну и стоит тогда закрыть к чертям все вузы, открыть один «Институт благородных девиц», где эти девицы учились бы макияжу, стильной походке и т.д. – для ублажения будущих мужей-нефтеторговцев.

Может, тогда «мальчику Боре» даже больше бы досталось для лечения в Израиле из отдыхающего на бесполезном ныне образовании бюджета.

 

Ложь – всему голова

   

На каждых наших выборах ставится одна и та же задача: положить конец отчаянному воровству в центре и на местах путем избрания новых-старых депутатов. Но как она может быть выполнена, если все знают, что черная касса, без которой на наши выборы не суйся, имеет астрономическую величину, которую потом надо как-то отбивать. То есть коррупция заложена уже в самой основе нашей демократии. И все равно на всех выборах – и местных, и федеральных – находится устрашающие число идиотов, искренне верящих, что вот сейчас грибы пойдут впрямь воевать против их грибницы!

 Свежо предание о «декриминализации выборов», этой новой акции Володина, но верится с трудом. Поскольку выборы ради честных выборов и торжества абстрактной демократии – это чистой воды блеф. Настоящие выборы могут быть только под настоящие цели: например реиндустриализация, реприватизация, взлет мелкого бизнеса или крупного строительства… Но о подобных целях ничего нигде не сказано, и потому цель рвущихся во власть жучков одна: личный навар и иммунитет от уголовных преследований. По новым, «честным» правилам бесчестная игра просто будет хитрей, а взятки в контролирующие инстанции – выше…

 

Повесть о настоящем негодяе

 

Русский чиновник – это всегда было чем-то страшным, страшней Орды и Наполеона. Суворов говорил: если кто два года прослужил в интендантах, его надо сначала вешать, потом судить. И всю российскую историю можно представить как борьбу с родным чиновничеством. Опричнина Грозного была против «думской аристократии», родовитых бонз, которые «приговаривали» исходя из их пупочных интересов, плевав на интересы всей страны. Потом Петр Первый дал жестокий бой тем же чинушам, не видевшим дальше своего мздоимского пупка…

Сталин с ними, даже из числа победоносных генералов, тащивших барахло из побежденной Германии, разделывался беспощадно… Брежнев их простил – а Путин возвел в ранг неприкасаемых…

Нет, к ним, конечно, прикасаются – но только в частности, для прорежения рядов на грядке, чтобы вся она еще пуще кустилась и росла.
 


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Повесть о настоящем негодяе – или политические грезы нынешней России


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.