Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Расколотый народ

  • Расколотый народ
  • Смотрите также:

Почему не все курды хотят жить в одном государстве

О курдах регулярно упоминают в новостях с Ближнего Востока. О них говорят как о силе, эффективно противостоящей боевикам «Исламского государства» в Сирии и Ираке, и как о радикальной оппозиции режиму Эрдогана в Турции. А то, что речь идет о совершенно разных структурах и фактически курдский этнос поделен на несколько частей, чьи интересы не совпадают, обычно не уточняется. Далеко не все курды хотят жить в едином Курдистане.

Кто такие эти курды

Курды — это самый большой этнос без собственной государственности. По разным оценкам, всего курдов насчитывается от 20 до 50 миллионов. Турецкое государство — один из главных врагов курдского самоопределения — старается занизить цифры. Курдские националисты, разумеется, их значительно завышают. Мне доводилось общаться в Турции с курдами, полностью ассимилированными в турецкую нацию. Они знают о своих этнических корнях, но языком предков владеют не очень хорошо, никаких культурных традиций не сохранили, работают в государственных органах и считают себя турецкими патриотами. Кем их считать — курдами или турками?

В общем, выяснить реальную численность курдов в мире практически невозможно. Наиболее корректная формулировка такова: курдов не менее 20 миллионов.

Территории их компактного проживания — Турецкий, Иракский, Иранский и Сирийский Курдистаны (турецкий — самый большой по площади и количеству курдов, далее в порядке убывания). Все эти регионы граничат между собой; когда говорят просто «Курдистан», имеют в виду сразу все.

Есть значительные курдские диаспоры на постсоветском пространстве — в Армении и Грузии, на российском Северном Кавказе. В 1930-х курды появились в республиках Средней Азии, куда их выслали из Закавказья. Самая большая диаспора — в Германии, около миллиона человек. Ее неформальной столицей считается Дюссельдорф. В Германии и внушительная турецкая диаспора — около четырех миллионов. Поэтому немецкие города периодически становятся ареной столкновений между курдами и турками, причем причины этих конфликтов имеют очень мало общего с реалиями и традициями ФРГ.

Прокурдская демонстрация в Ганновере. В руках участницы карикатура, изображающая Эрдогана и Меркель, а также портрет лидера РПК Оджалана. 19 марта 2016 года

Фото: Fabian Bimmer / Reuters

Курдистан в нынешних границах сложился не так давно — около ста лет назад. Важную роль сыграло то, что курдские формирования вместе с турецкой армией участвовали в геноциде христианских меньшинств. Например, курды поселились в районах, откуда были изгнаны армяне, в провинциях Шанлыурфа и Ван. Сегодня эти провинции — часть Турецкого Курдистана. С осени прошлого года там периодически происходят столкновения турецкой армии и Рабочей партии Курдистана (РПК). Та же история с ассирийцами — курды, наряду с турками, изгоняли и убивали их в 1914-1918 годах на территории нынешних провинций Мардин, Хаккари и Сиирт. В настоящее время в этих провинциях партизаны РПК регулярно атакуют правительственные силы.

Существовало ли когда-нибудь независимое курдское государство — вопрос спорный. Равно как и вопрос о происхождении этого этноса. Курдами в некоторых районах Ирана до сих пор называют всех, кто ведет кочевой образ жизни. Прародина курдов — горы Загрос, расположенные на западе Ирана, вдоль границы с Ираком. Можно с уверенностью утверждать, что в Средние века этот этнос уже сформировался. Одна из его отличительных черт — религия езидизм, исповедуемая лишь курдами. Сегодня, однако, подавляющее большинство (до 90 процентов) курдов — приверженцы ислама суннитского толка. Езиды считают их вероотступниками, а себя — истинными курдами. Достоверных сведений об основе вероучения езидов мало. Закрытость их общин способствовала распространению слухов и домыслов. В частности, за езидами закрепилось реноме дьяволопоклонников. Так произошло, поскольку езиды чтят ангела Малак Тавуса, известного под именем Азраил. В иудаизме и исламе Азраил — ангел смерти. В результате езиды неоднократно становились жертвами этноконфессиональных чисток, устраиваемых мусульманами. Последний раз это случилось в горах Синджара на северо-западе Ирака два года назад — зачистку устроили боевики запрещенного в России «Исламского государства».

Курды в Ираке

Курды делятся на два больших субэтноса — курманджи (живут в Турции, Сирии и северных районах Иракского Курдистана) и сорани (Ирак и Иран). Есть и более малочисленные субэтносы, но они особой роли в политике Ближнего Востока не играют.

В Ираке де-факто уже сформировано независимое курдское государство — Регион Курдистан республики Ирак. Состоит из четырех провинций: Эрбиль, Сулеймания, Халабджа и Дохук. Под контролем курдов находится город Киркук и прилегающие к нему нефтеносные поля (наряду с Басрой, Киркук — крупнейшее нефтяное месторождение Ирака). Население этого города смешанное — там живут и курды, и арабы. Поэтому исторически Киркук был спорной территорией. Но после того как иракская армия бежала оттуда в июне 2014-го, спасаясь от наступающих отрядов ИГ, курдские военные формирования пешмерга быстро взяли город и окрестности под свой контроль. Отбив атаки исламистов, курды получили возможность распоряжаться киркукским черным золотом по своему усмотрению.

За исключением Киркука, территория Иракского Курдистана — моноэтническая, населенная почти исключительно курдами. Между регионом и территориями Ирака, подконтрольными багдадскому правительству, — районы, контролируемые ИГ. На самом северо-востоке имеется отрезок, где курдские районы соприкасаются с теми, что подконтрольны Багдаду. Хотя вооруженные столкновения между проправительственными (арабскими) силами и пешмерга в этих районах случались (были и убитые, и раненые с обеих сторон), говорить о каком-либо серьезном конфликте нельзя — иракские власти слишком заняты сейчас борьбой с ИГ.

Бойцы пешмерга возле Киркука. 3 декабря 2012 года

Фото: Ako Rasheed / Reuters

Иракский Курдистан связан, по сути, с Багдадом лишь единой валютой — динаром, эмиссионный центр которого находится на арабской территории. Поэтому обещание формально объявить о суверенитете автономии периодически становится предметом торга во внутрииракской политике.

Внутри региона нет политического единства — Дохук и Эрбиль контролирует либерально-националистическая Демократическая партия Курдистана (ДПК) нынешнего президента Масуда Барзани, в Сулеймании и Халабдже власть принадлежит социал-демократическому Патриотическому союзу Курдистана (ПСК). Партии враждуют. В 1990-х между ними шла война, которую удалось закончить при посредничестве США. ДПК поддерживается Турцией, ПСК — Ираном. Ни та, ни другая речи об объединении с другими «Курдистанами» не ведет.

Курды в Турции и Сирии

В Иране курдский сепаратизм носит маргинальный характер. Дело не только в том, что местные спецслужбы работают эффективно. Гораздо важнее то, что правительство создало действительно комфортные условия для здешних сорани. У них есть и своя провинция с названием Курдистан.

Иная история с курманджи в Турции и Сирии. При создании французского протектората пограничную линию провели прямо по курдским территориям. Граница разделила множество семей. Я встречал в сирийском Камышлы семью, которая не ездила к родственникам около 10 лет, хотя их деревня видна невооруженным глазом — по ту сторону пограничных столбов и колючей проволоки.

Прокурдская демонстрация в Стамбуле

Фото: Osman Orsal / Reuters

Курманджи — социальная база социалистической РПК. Изначально РПК позиционировалась как повстанческая организация сталинистов. Ее задачей было провозглашено построение социализма «в отдельно взятом едином и независимом Курдистане». После того как в 1999-м лидер РПК Абдулла Оджалан был отправлен отбывать пожизненное заключение в турецкую тюрьму, он сам и его последователи взялись за пересмотр идеологии партии.

Под влиянием идей анархистов (в том числе Михаила Бакунина и Петра Кропоткина), а также с учетом опыта Иракского Курдистана, где так и не было построено социально и политически справедливое общество, в РПК решили отказаться от планов создания национального государства. В своих книгах, написанных в тюрьме, Оджалан утверждает, что национальное государство сегодня — один из главных столпов капитализма. В 2013-м РПК даже прекратила в одностороннем порядке боевые действия в Турции и вывела отряды в горы Кандиль в Иракском Курдистане, заявив, что ее главная цель отныне — борьба за широкую автономию, за право на культурную и национальную самоидентификацию в районах компактного проживания курдов, за самоуправление в соответствии со своими принципами и организацию собственных сил самообороны.

Сирийские курды, представители того же субэтноса, в массе своей — сторонники либо активисты РПК. Поэтому, когда в 2011-м в Сирии развернулись боевые действия, бойцы РПК пришли на помощь местным курдским силам самообороны — YPG и YPJ. Идеология сирийских курдов полностью идентична РПК, хотя главная политическая партия носит название «Демократический союз». Портреты Оджалана — обязательный атрибут в зданиях, занимаемых бойцами YPG и YPJ. Сирийские курды не планируют отделяться от Сирии, хотя арабские и ассирийские формирования, поддерживающие президента Башара Асада, вступали в локальные бои с курдскими ополченцами. Курды лишь добиваются, чтобы Асад признал их широкую автономию. Поэтому весной 2016-го они провозгласили Федерацию Северная Сирия в составе Сирийской Арабской Республики. Сирийские курды признают право Дамаска на эмиссию денег, формирование внешнеполитического курса, экспорт добываемой в курдских районах нефти и так далее.

Разделенный народ

Сложнее складываются отношения РПК и сторонников президента Иракского Курдистана Масуда Барзани. Прямых конфликтов между ними не было, но Барзани дал молчаливое согласие на бомбардировки турецкими ВВС гор Кандиль и проведение операций турецкого спецназа против РПК в пограничной провинции Дохук. Если в провинциях, подконтрольных Демократической партии Курдистана, запрещена деятельность организаций, поддерживающих Оджалана, то в Сулеймании, наоборот, открыто официальное представительство партии «Демократический союз», бесплатно раздающей книги отбывающего наказание лидера РПК. В крупнейшем городе на севере Сирии Камышлы, где проживают курды, арабы и ассирийцы, большинство курдских районов поддерживает «Демократический союз». И есть районы, где живут сторонники ДПК, — на улицах висят флаги Иракского Курдистана. В обороне и освобождении Синджара принимали активное участие бойцы РПК и сирийских курдов. Местные езиды проводили собрания, чтобы присоединиться к сирийской автономии своих соплеменников, живущих в Ираке. ДПК резко негативно реагировала на подобные инициативы. В настоящее время эта тема не поднимается, но, надо полагать, она возникнет снова, как только закончатся боевые действия против ИГ.

Фактор общего врага пока позволяет курдам, по крайней мере, не устраивать разборок между собой. Но они неизбежны. Фактически сегодня курды — это два разных народа, с двумя разными политическими идеологиями и разными союзниками. Поэтому в случае победы над «Исламским государством» между курдами обязательно начнется гражданская война. Если не будет активных врагов среди соседей — арабов, турок или иранцев.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Расколотый народ


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.