Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Госбезопасности мало не бывает

  • Госбезопасности мало не бывает
  • Смотрите также:

Волна увольнений и назначений в российской власти напрасно вызывает разноречивые отклики. Ее смысл ясен и прост.

Произведенная Путиным кадровая перетасовка, затронувшая полтора десятка важных чиновников, из которых пятеро уволены без особых перспектив получить когда-нибудь новый пост, толкуется аналитиками двояко.

Те из них, кто дружелюбно относится к нашему начальству, напирают на высочайшее желание усовершенствовать работу бюрократии, заменив расхлябанных и растерявших былую честность более усердными и щепетильными деятелями. Ну, а критически настроенные эксперты говорят о новом массовом призыве во власть выходцев из спецслужб.

Ничто не мешает объединить эти две точки зрения в одну.

Разумеется, президент желает поднять качество управления — так, как он это понимает. Данный тезис не только признают, но и развивают даже недруги.

На днях Марк Галеотти, авторитетнейший западный специалист по России в целом и российским спецслужбам в частности, сформулировал новый, как ему показалось, стандарт требований к нашему чиновничеству так: «Steal a bit less, do your job a bit better» («воруйте чуть меньше, работайте чуть лучше»). Абсолютно правильная мысль, которая нуждается только в одном уточнении. Стандарт этот совершенно не нов. Он был провозглашен в самом начале путинского правления и никогда не отменялся. Каждое очередное назначение всегда предполагало и будет предполагать, что любой следующий чиновник станет усердствовать больше предыдущего. Сбываемость этих надежд известна, но само их наличие отрицать не приходится.

Теперь — о новой чекистско-силовой волне.

Сначала посмотрим на состав тех, кого уволили окончательно. Двое из пятерых — сами кадровые спецслужбисты (Андрей Бельянинов, многолетний начальник Таможенной службы, и Николай Рогожкин, неудачливый полпред в Сибирском федеральном округе). Их сменщики Владимир Булавин и Сергей Меняйло — тоже силовики.

62-летнего Михаила Зурабова, не справившегося с Украиной (а до этого не справлявшегося с обязанностями в федеральном правительстве), давно ждала отставка. Преемник Михаил Бабич, который младше его на полтора десятка лет, — вполне отчетливый силовик и в качестве дипломата наводит на раздумья о будущем стиле российско-украинских отношений.

Спецслужбисты возглавили также Ярославскую и Кировскую области — пожилого и не особо активного Сергея Ястребова сменил 47-летний чекист Дмитрий Миронов; молодого и даже довольно работящего, но оставшегося без покровителей Никиту Белых, — старый чекист Игорь Васильев, предположительный знакомый Владимира Путина.

Итак, стопроцентно силовой состав тех, кто занял места безвозвратно ушедших, бьет в глаза. Но называть это чекистским переворотом, по-моему, рано. Как по причине недостаточного числа таких назначений, так и из-за того, что сами их должности — высокие, но не высшие.

Тем более, что одновременно произведенные передвижения полпредов в федеральных округах пищи для революционных выводов не дают вообще. Эти утратившие прежний смысл должности, назначение на которые сегодня равносильно дарованию синекуры или, максимум, переводу в кадровый резерв, изначально предназначались для силовиков и людей из ВПК. С появлением новых полпредов принципиальные расклады там не изменились.

Более или менее многозначительными в нынешних перетасовках выглядят только региональные смещения-назначения. К двум вышеупомянутым губернаторским заменам, которые смели экс-либерала (и, стоит отметить, варяга в Кировской области) Белых, а также Ястребова — коренного жителя своей области, начинавшего там карьеру в качестве комсомольского функционера, надо добавить переброску в Сибирский ФО из Севастополя адмирала Меняйло, перессорившегося там со всеми, а также перемещение в СЗФО из Калининграда Николая Цуканова, хоть и местного уроженца, но с тамошними верхушками ладившего плохо.

Притом в Севастополь на замену адмиралу поехал не чекист, а 39-летний военно-промышленный лоббист с высшим экономическим образованием — Дмитрий Овсянников. А вот калининградский эксклав возглавил начальник областного УФСБ Евгений Зиничев — самое прямолинейное «чекистское» назначение из всех.

Таким образом, в четырех регионах, обретших новых руководителей, трое гражданских заменены силовиками, а один силовик (правда, не чекист) — гражданским (правда, близким к силовикам). И при этом двое губернаторов из местных заменены варягами.

Смысл этого силового и одновременно варяжского обновления кадров особенно нагляден в Калининграде, с его традиционно буйными и дерзкими начальственными кланами и достаточно продвинутыми, благодаря соседству с заграницей, жителями.

Провластные комментаторы подчеркивают глубокий смысл и высокую актуальность назначения силовика именно в этот эксклав, находящийся на передней линии борьбы с НАТО. Соглашаясь отчасти и с таким мнением, уточню, что для того, чтобы отбить некое вторжение польских либо литовских полчищ, больше подошел бы какой-нибудь выдающийся военачальник. А круг компетенций шефа областной спецслужбы ближе к наведению порядка и дисциплины внутри эксклава.

Вероятно, такие же примерно задачи поставлены и перед другими новыми губернаторами-чекистами, людьми со «своими» регионами мало чем связанными. Их появление — ответ на выросшую феодальную разболтанность местных верхушек, которые с чрезмерным в глазах Кремля энтузиазмом принялись делить между собой лакомые должности и ресурсы, пользуясь только что прошедшими единороссовскими праймериз и предстоящими выборами в Думу по округам.

Теперь местной номенклатуре послан сигнал: будьте, мол, скромнее и аккуратнее. Подействует ли он? Не обязательно. Для того, чтобы они по-настоящему вздрогнули, нужно не три новых губернатора-чекиста, а хотя бы тридцать. Еще лучше — все восемьдесят пять. Это действительно была бы революция, но совсем не очевидно, что высшая власть хочет, а главное, может ее осуществить. Июльские кадровые мероприятия Путина — это, скорее, эмоциональное желание напомнить распоясавшимся региональным авторитетам, кто хозяин в доме, чем пролог к замене их силовиками.

Такая замена не то чтобы совсем невозможна — у нас всякое иногда случается, — но стала бы авантюрой, сулящей верный провал. Губернаторы из военных, на которых была большая мода в прошлые годы, оказались очень посредственными администраторами. Есть ли признаки, что чекисты лучше подготовлены? По-моему, нет. Год-другой, и правление в регионах даже тех из них, кто уже назначен, станет вызывать все больше вопросов.

Но зато минимум вопросов с самого начала вызывает их административное целеполагание. Корпоративная культура подсказывает им, что перемены — это плохо в принципе, а их отсутствие — весьма хорошо; что все новое несет в себе угрозу и должно быть пресечено; что любым непроверенным людям и любым незнакомым идеям следует не доверять и препятствовать.

Поэтому цель руководства вверенным регионом — не развитие его, а упорядоченный застой и воспрепятствование всему, что даже теоретически способно расшатать действующую машину управления.

Можно и даже полезно с познавательной точки зрения отслеживать, из каких силовых кланов кто произошел, и кто кого двигает. Но сама по себе тяга к застою объединяет подавляющее большинство из выдвинувшихся в последнее время спецслужбистов, при всех их творческих разногласиях относительно раздела должностей и подконтрольных бизнесов.

Их вера в то, что стагнация — это хорошо и правильно, полностью совпадает с подходом, инстинктивно нащупанным высшей властью. Исповедующие эту веру начальники-спецслужбисты ставятся на посты не только как «свои», но и как единоверцы. Предполагается, видимо, что они заразят этой верой всех прочих управленцев.

Кстати, в ту же логику укладывается и самая, по-моему, важная из всех нынешних кадровых перестановок — смена руководства Таможенной службы. Эта служба, наряду с Налоговой, — главный поставщик денег в федеральный бюджет. За первое полугодие 2016-го она внесла почти 2 трлн руб. (треть всех федеральных доходов). Какие суммы при этом утекают на сторону, можно только гадать, но они во все времена считались огромными.

Прежний начальник ФТС в начале своего десятилетнего правления провел большую кадровую чистку, после чего почил на лаврах. От нового начальника явно ждут новой антикоррупционной кампании. Главным оператором по сведению госрасходов с госдоходами является Минфин, центральное наше правительственное ведомство. С нынешнего года Антон Силуанов курирует все службы, собирающие и приносящие деньги, в том числе и ФТС.

Сообщают, что новоназначенный руководитель ФТС, 63-летний Владимир Булавин, вызван из СЗФО, в котором он мирно и незаметно пребывал (пишущие о местной политике журналисты даже не знали его по фамилии), специально для того, чтобы своей надежной рукой перекрыть утечки денег и помочь Минфину как можно быстрее сбалансировать бюджет. Когда (и если) это настанет, экономический спад сменится у нас, наконец, стагнацией. И этот хозяйственный застой, слившись с предполагаемым спецслужбистским застоем в регионах, образует ту гармонию безопасности и несменяемости, к которой тянется верховная наша власть.

Простонародье тем временем приспособится к более скромной жизни, а привилегированные слои приучатся вкушать свои феодальные блага, удерживаясь в некоторых рамках и не слишком раскачивая государственную лодку. Осуществима ли эта возвышенная мечта — вопрос отдельный. Лодку качает из стороны в сторону. Но в нынешнем году каждая очередная серия перемен, включая и самую последнюю, нацелена именно на сооружение государственной системы, махнувшей рукой на всякое развитие и заботящейся об укреплении только своей безопасности.

Предельно простой и понятный курс. Простые и понятные решения.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Госбезопасности мало не бывает


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.