Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

В причинах преступного исламизма нет ничего таинственного

  • В причинах преступного исламизма нет ничего таинственного
  • Смотрите также:

Жиль-Уильям Голднадель (Gilles-William Goldnadel) представляет свой список семи факторов, объясняющих подъем исламского терроризма.

Если следовать логике жестокого парадокса, чем больше людей подпадают под смертный приговор, тем меньше становится идеологических причин для его вынесения. Иначе говоря, под ударами суровой действительности семь столпов краденой правды, на которых зациклился преступный исламизм, рушатся один за другим.

Первый столп касается запрета названия. У нас нельзя упоминать ислам в связке с радикализмом и терроризмом. Это сродни кощунству. Дух демонстраций 11 января 2015 года в память о жертвах (я тогда предостерегал на его счет, несмотря на риск отлучения) полностью опирался на экуменическую сочувственную мессу. Только вот запретного названия никто опять не произнес. В результате в мессе не осталось ни грамма экуменизма, название перечеркнули, а от его имени продолжила литься кровь.

Сегодня власть (если, конечно, ее так можно назвать) хотела бы вновь разжечь огонь Charlie. Не из сочувствия, а исключительно в попытке избежать подведения счетов, которого, наконец, готова потребовать терпеливая до недавнего времени оппозиция.

По странной логике министр внутренних дел, который недавно беззастенчиво сам хвалил себя за прошедший без жертв чемпионат Европы, сейчас отказывается сделать политические выводы из гибели ста человек на празднике в Ницце. Словно соревнуясь с убийцей, он также быстро меняет мнение насчет его исламизма, как тот отправился в путь по радикальной дорожке.

Этот же самый министр посчитал возможным переступить через выводы парламентской следственной комиссии под руководством Жоржа Фенека (Geogres Fenech), которая (пусть даже в весьма размеренных формулировках) не согласилась списать бойню в Париже на происки злого рока и подчеркивает необходимость реформы разведслужб, оказавшихся не в состоянии вывести из строя трех прекрасно известных им террористов.
 
Первый секретарь Социалистической партии предпочел не хранить подобающее случаю скромное молчание, а отчитать Фенек в бесплодной и возмутительной попытке заставить того замолчать по надуманным слезливым причинам.

Что касается Кристиана Эстрози (Christian Estrosi), если верить некоторым видным представителям социалистов, ему не следовало бы удивляться тому ущербу, который смог нанести один единственный человек в охраняемой зоне в обстановке чрезвычайного положения.

Вчерашнее показное национальное единство лишь послужило ширмой для радикального ислама. Сегодня же им пытаются прикрыть ответственность системы и очевидные людские ошибки.

Второй столп террористического ислама зиждется на обычной преступности и ее служителях или, если точнее, на той небрежной манере, с которой Франция отнеслась к исламо-бандитизму, по выражению Малека Бутиха. Все те, кто за последние месяцы портил жизнь французами и проливал их кровь, уже имеют на своем счету правонарушения разной степени тяжести. Удивительно, но никто не посчитал нужным остановиться на этой константе. Она объясняется не только жаждой насилия и нарушения правил. Ее основы кроются в глубокой ненависти к французскому обществу, его детям и законам. Связано все, без сомнения, с видимой ими слабостью французского правосудия: преступники из числа иностранцев и мигрантов так или иначе осознают, что судьи больше не считют себя в праве (видимо, из-за неспокойной совести) по-настоящему их наказать.

Система глубоко искажена, потому что именно в этой неспокойной совести преступники-исламисты находят причины для представления самих себя жертвами.

Столь удобному фатализму властей пора положить конец. Никто не возьмется утверждать, что можно легко предотвратить теракт фанатика, который не считается с собственной жизнью и готов убивать. Но нельзя не видеть того, что часть ответственности за произошедшее в Ницце лежит на хронической слабости судебной системы.

Устроивший эту бойню человек — тунисец по происхождению. У него было временное разрешение на пребывание в стране. За несколько лет он совершил несколько краж и не чурался насилия. Недавно ему дали условный срок за вооруженное нападение. То есть, это был, мягко говоря, далеко не лучший тип.

В достойном называться таковым людском обществе, которое не сгибается под грузом патологически отягченной совести, от иностранца требуют вести себя в соответствии с законами страны. В противном случае его отправляют восвояси. Речь идет о традиционных правилах гостеприимства. Суть этих правил уже давно непонятна политикам и судьям, которые даже не считают нужным об этом задуматься.

Если бы все было иначе, бойни в Ницце бы не было, а сотни жизней удалось бы сохранить.

Если бы все было иначе, исламо-бандитизм не играл бы сегодня такую роль во французском преступном сообществе и не был естественным рассадником исламского терроризма.

Как вы уже могли понять, я вовсе не возлагаю на нынешнее левое правительство главную ответственность за трагедию: виновных следует искать во французской информационно-политической среде, которая насквозь пропитана той же самой ксенофильской идеологией.

Как бы то ни было, часть левого правительства еще больше обострила это опасное явление.

Кристиан Тобира (Christiane Taubira) со своим привычным лиризмом написала в понедельник в Twitter по поводу событий в Ницце: «У нас больше нет слов. Но нами движет уверенность: мы сильнее всех».

Эти слова так же пусты и бессмысленны, как и политика бывшего министра юстиции. Догматическое неприятие заключения, которое все еще является наименьшим из профилактических зол. Эстетическое несогласие с жесткостью тюремной системы, которая играет ключевую роль в справедливой и сдерживающей судебной политике. Философское отторжение лишения террористов гражданства, которое окончательно подорвало тот небольшой кредит доверия, что еще оставался у глупо доверившегося ей главы государства.

Своими пустыми словами и наполненной фальшивой идеологией политикой Кристиан Тобира ослабила все французское общество.

Четвертый столп исламистского терроризма называется исламо-левачеством. Я тем охотней и чаще использую это понятие, что оно явно раздражает тех, кто, так или иначе, относится к нему. Напомню, что оно не имеет ничего общего с мусульманами, а относится к тем левачествующим личностям, которые из патологической ненависти к белому Западу и одержимого поклонения восточной инаковости приходят в ступор от мысли об осуждении ее вне зависимости от последствий.

Эта рефлекторная и грубая идеология все еще сильна в СМИ, прежде всего, в государственных. Их безрассудство подталкивает их к тому, чтобы оттягивать момент столь неприятной им истины. Нужно обязательно скрыть от общественности изнасилование немок мигрантами с Востока, объяснить, что террорист — просто неуравновешенный и погруженный в депрессию человек, сумасшедший. Все что угодно, лишь бы как можно позже произнести неудобное слово.

Пятый столп — всего лишь отражение четвертого. Назовем его липовым антирасизмом. Его метод — это диверсия. Психологическая обманка. Он хочет заставить поверить, что «другой» обязательно «хороший», и что плохиши — это часть коренного населения. Главная опасность исходит именно от него. У демона есть несколько имен: ультраправые, правые радикалы, популисты и т.д. Наш премьер, кстати, недавно изобрел угрозу «трампизации»…
С тем же успехом можно было бы назвать его волком. Потому что липовый антирасизм без конца разыгрывает эту историю. Французское информационно-политическое сообщество 30 лет вопило о националистическом волке, но оказалось застигнуто врасплох зеленым. Настоящим расистским, антисемитским, фашистским и террористическим чудищем. Причем самым что ни на есть настоящим.

Шестой столп преступного исламизма глубоко укоренился в идеологическом нежелании называть вещи своими именами без ненависти и страха. Нельзя утверждать, что французскому обществу грозит антимусульманский расизм.

Оно на него неспособно. Оно от него застраховано. Ни одному коренному французу даже в голову не придет поквитаться с исламизмом, убив мусульманина, потому что тот — мусульманин. Наоборот, все опросы говорят, что французы относятся к мусульманским согражданам без агрессии, несмотря на теракты. Что бы ни говорили, французы не радикализировались, а радикально либерализировались.
 
Они не боятся критически отзываться о политическом и воинственном исламе, несмотря на (уже не работающий) шантаж с расизмом. Не боятся они и поднимать вопросы по поводу иммиграции и катастрофических неудач в интеграции. Они знают, что большинство французских мусульман — спокойные и мирные люди. Но известно им и то, что ощутимое меньшинство последних смотрит на исламский терроризм с сочувствием и пониманием. Если верить исследованию уважаемого Pew Research Center, на эту группу приходится порядка 30%. Поэтому нужно без страха называть вещи своими именами, хотя большинство мусульман нашей страны заслуживают признания их невиновности.

Потому что мы подходим к последнему, самому мощному и ужасающему столпу исламского терроризма: исламской миграции и поддерживающему ее идеологическому иммиграционизму.

С арифметической точки зрения он как ничто другое объясняет техническую сложность в борьбе с явлением терроризма: эта среда настолько обширна, что отследить все крайне затруднительно, даже если личности известны и занесены в списки. Тем не менее, когда жертв терроризма закапывают в холодную землю, исламо-левацкая идеология стремится терроризировать тех, кто из принципа предосторожности хотел бы остановить массовый и нелегальный приток исламских мигрантов.

Но так ли уж сложно возразить демагогии мэра Парижа, который, не поинтересовавшись мнением населения, решает разместить в самом центре города лагеря нелегальных мигрантов? Или безответственным заявлениям его заместителя по жилищной политике коммуниста Яна Бросса (Ian Brossat), который заявил, что у нас не может быть и речи о выдворении не имеющих права на убежище мигрантов? Разве это не крайнее проявление презрения к законам страны и праву ее граждан на безопасную и счастливую жизнь?

Как бы то ни было, не так уж и важно, что будут дальше говорить те, кто скрываются за столпами лжи: правда сейчас стала новой идеей в Европе.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку В причинах преступного исламизма нет ничего таинственного


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.