Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Террор и Запад: по-советски неадекватная реакция

  • Террор и Запад: по-советски неадекватная реакция
  • Смотрите также:

Когда проблемы не проговариваются, они не решаются. Рано или поздно на Западе они потребуют «обвального» решения.

Сравнение современного Запада (то есть, прежде всего, Евросоюза и США) с худшим бюрократическим изводом Советского Союза давно уже стало чем-то вроде парадоксального трюизма.

Но события последних недель выявили столь пугающую неадекватность нынешней западной «миросистемы», что этим параллелям впору радоваться, а не огорчаться по их поводу, как мы это делали раньше.

Проще говоря, если в Брюсселе и Вашингтоне сидят такие дураки, то пусть они идут дорогой СССР – до конца.

(Напомним, что «миросистемой» современный мыслитель Иммануил Валлерстайн предложил называть нынешнюю западную «метрополию», центрированную на Вашингтоне и Брюсселе, пытающуюся навязывать свою волю «периферии», в состав которой входит и Россия).

Убийственное лето

Всего за один месяц западная цивилизация столкнулась сразу с несколькими вызовами, на которые были даны все возможные неадекватные ответы. Перечислим их.

1. Нынешнее лето уже можно назвать убийственным по количеству и по наглости совершенных террористических актов. Самый массовый расстрел в истории США в городе Орландо (штат Флорида) – 49 человек гибнут от руки «изгнанника» из Афганистана Омара Матина, объявившего перед терактом о своей связи с так называемым Исламским государством.

Потом рекордные по количеству жертв взрывы в Багдаде (250 жертв) и в стамбульском аэропорту (45 человек). Даже совершая теракты в Азии или в Африке, исламисты не забывают привлечь внимание западного телевидения: они бьют по скоплениям приезжих с Запада в аэропортах, отелях, местах массового скопления людей и таким образом обеспечивают себе камеры CNN и BBC.

Теракт в бангладешской столице Дакке (20 застреленных заложников) был совершен в дипломатическом квартале, при этом погибли японцы, давно уже воспринимаемые в мире как граждане западной страны.

Западное телевидение, научившееся обходить вниманием судьбу «аборигенов» в исламских странах, России или других «периферийных» государствах, на этот раз вынуждено реагировать: гибнут-то ЕГО люди!

2. С убийственной силой произведенных терактов может сравниться только убийственно неадекватная реакция западных лидеров на эти страшные события. Барак Обама, узнав о расстреле в техасском Далласе пятерых полицейских чернокожим террористом, не прервал свою поездку на «антироссийскую передовую» — в Варшаву.

Приведя зачем-то в своей реакции из-за океана политкорректную статистику о том, что чернокожих граждан США полицейские обыскивают и убивают чаще, чем белых (тоже мне новость с пометкой «молния»!), Обама продолжил «крепить оборону» восточноевропейских стран против России. (Как будто не проверяемые больше украинскими пограничниками российские отдыхающие в Крыму – большая угроза для США, чем и вправду страшный в своем гневе чернокожий ветеран афганской войны Мика Джонсон, отправивший в Далласе на тот свет пятерых «копов» и себя самого, — только чтобы отомстить за многочисленные полицейские расстрелы чернокожих.)

По неадекватности реакции на теракты Обаму обошел только британский экс-премьер Тони Блэр, сказавший через сутки после унесшего 250 жизней багдадского теракта, что, цитирую, «при Саддаме Хусейне у Ирака не было никаких шансов, а сейчас у Ирака шансы есть».

На фоне огромной воронки и горы трупов в Багдаде слова Блэра про «шансы» звучали таким издевательством, что лопнуло терпение даже у патриотичных родителей убитых в Ираке британских военнослужащих. Одна мать солдата потребовала отправить Блэра в Гаагский трибунал (тот самый, что прежде резервировался британскими СМИ и нашими либералами исключительно для Путина), а другая назвала былого союзника США в войне с террором – «главным и самым жестоким террористом на планете Земля».

3. Могучим замыкающим в этом параде западных неадекватностей стал саммит НАТО в Варшаве – оказавшийся самым дорогим и самым крупным в истории альянса по количеству участников, да еще и открыто возобновивший давнюю традицию открытой вражды с Россией.

Самым позорным на саммите стало даже не поведение открытых врагов России (понятно, что нашей стране не приходится ждать адекватности от, скажем, главы польского МИД Ващиковского, уже называвшего Россию «экзистенциальной угрозой» и требовавшего не пускать никаких российских спортсменов на международные соревнования).

Самым позорным стало поведение так называемых друзей России, типа французского президента Олланда или итальянского премьера Матео Ренци. Олланд, например, заявил, что Россия «не является ни соперником, ни угрозой», но все же согласился отправить в Прибалтику французские войска – очевидно, чтобы погулять рядом с «несоперником».

Ренци только что на петербургском форуме разливался соловьем о дружбе с Россией и о каких-то там мостах дружбы, которые итальянцы ныне строят в нашей стране. Но тот же Ренци в Варшаве при встрече с убийцей и путчистом Порошенко «подтвердил свою верность санкциям против России» (цитирую по пресс-релизу), а также отрядил 150 итальянских солдат все в ту же Прибалтику – очевидно, для постройки совсем других, вовсе не дружественных понтонных мостов в непосредственной близости от Санкт-Петербурга.

Я знаю, что ты знаешь, что я знаю…

Делаются ли все эти неадекватности с хорошими намерениями и чистым сердцем – in good faith, как выражаются англичане? Нет, конечно.

Олланд знает, что опаснейший для него теракт в Париже устроили не русские «агрессоры», а исламисты из ИГИЛ. Причем ИГИЛ – смертельный враг и сирийского президента Асада, и России.

Конечно же, даже глава польской дипломатии Ващиковский знает, кем был для поляков Степан Бандера, в честь которого переименовали Московский проспект в Киеве, но которого называют «обычным террористом» в польской прессе.

Ренци знает, что никакая угроза Италии из Питера или Москвы не грозит. Наверняка он знает и цену режиму Порошенко, наверняка он видит и бесполезность санкций против России.

Ренци наверняка догадывается, что санкции все равно никак не приближают оговоренный в Минске, но не очень исполнимый при нынешней Верховной Раде обмен: особые права (фактическая автономия, хотя в тексте она называется «особым статусом») для Донецка и Луганска в обмен на восстановление Киевом контроля над украинско-российской границей на всей ее протяженности.

Все это Ренци знает – но идет в ногу со всем ЕС и НАТО, прочь от урегулирования с Россией.

Параллели с Советским Союзом

Постойте, где-то мы все это уже видели. Люди, которые говорят «черное» про белое, имеют одну мораль для публичных выступлений и другую – для частных разговоров? Которые всегда голосуют «за» — даже в тех случаях, когда знают, что тот или иной план невыполним? Которые «гневно осуждают» некоторые другие государства, тайно радуясь возможности посетить эти обители зла?

Привет, Советский Союз, — на современном Западе!

Нынешняя западная система становится все больше похожа на советский колхоз. Решения принимаются ВРОДЕ КАК консенсусом, хотя на самом деле очевидна непопулярность некоторых из них (за снятие санкций с России уже проголосовали законодательные органы власти Франции и Кипра, но на позицию представителей этих стран в ЕС эти голосования никак не повлияли).

Чувствуя, что их мнение ничего не значит, люди «внизу» относятся к решениям верхов без энтузиазма, порой устраивая в пику верхам маленькие протестные акции (типа голосования англичан за Brexit).

Казалось бы, какая разница: пусть «внизу» думают, что хотят, главное – «верхи» пока держат власть и протаскивают все свои решения.

Но мы-то с вами прекрасно знаем, что у советской системы был ряд недостатков. Вот они:

а) Она не была гибкой и способной исправлять свои ошибки, поскольку «приниматели решений» не несли ответственности за неправильные решения – за редкими исключениями типа «отложенного» снятия Хрущева за кубинский ракетный кризис.

б) Она не могла вести дискуссий, кроме как на своем поле, – требуя от оппонента, чтобы он пользовался ею же самой придуманными словечками («советская законность», «социалистическая демократия» и т.д.). В итоге реальные проблемы общества не вербализируются, не получают соответственного словесного оформления. Таким же образом и США сейчас «забалтывают» проблему расового и религиозного террора в стране, объявляя войну то «расовому профайлингу» (racial profiling), то пресловутой «гомофобии».

А когда проблемы не проговариваются — они и не решаются. И рано или поздно на Западе они потребуют «обвального» решения – такого, каким в нашем случае стал развал СССР.

Перевод стрелок

Примеры? Пожалуйста.

Власти и СМИ Соединенных Штатов после расстрела 49 человек в Орландо в июне постарались направить общественный гнев (или хотя бы часть его) на пресловутых «гомофобов», а под таковыми в американской либеральной прессе подразумеваются прежде всего защитники христианской семьи и других традиционных ценностей.

Причина педалирования «гомосексуального» сюжета – то обстоятельство, что террорист Омар Матин выбрал в качестве места расстрела гей-клуб. Правда, перед этим исламисты во время терактов в США (скажем, в Сан-Бернардино) убивали всех попавшихся под руку граждан, не отдавая гомосексуалистам никакого предпочтения. Но эту деталь «Нью-Йорк таймс» и другие системообразующие американские СМИ проигнорировали. Иначе пришлось бы отвечать на неприятные для всей американской элиты вопросы. Вот они.

Зачем США оказывали поддержку исламистским боевикам в Афганистане, в результате которой такие афганцы, как Омар Матин, оказались в Америке?

Зачем США дестабилизировали светские режимы в Сирии и Ливии, вызвав поток беженцев на Запад?

Почему в качестве «экзистенциальной угрозы» США американские генералы называют Россию чуть ли не чаще, чем террористов?

Почему столько лет США были на грани войны с борющимся с суннитскими террористами шиитским Ираном, т.е. с потенциальным союзником? Ну, и так далее.

Но ни один из этих вопросов в ходе дискуссии о трагедии в Орландо поднят не был. Куда комфортнее Обама и редакции американских либеральных, агрессивно секулярных газет чувствуют себя на территории «защиты гей-сообщества».

Сразу после убийства в Орландо Обама заговорил не о своих ошибках, а о гомофобии, и вот как «Нью-Йорк таймс» подхватила эту тему в своей редакционной статье:

«Очевидно, что мистер Матин при совершении преступления был движим ненавистью к геям и лесбиянкам. А преступления на почве ненависти не происходят в вакууме. Они случаются в атмосфере, когда позволяется проявлять неприязнь к «непохожим», когда меньшинства представляются в виде угрозы нравственности, а живых людей приносят в жертву политическим рейтингам. Трагическим образом, именно такова атмосфера американской политики, двигателем которой являются лидеры республиканской партии, рассматривающие предубеждение как эксплуатируемый ресурс, а не как нечто, подлежащее уничтожению… Декларации консервативных христиан об их солидарности с жертвами в Орландо, если эти самые христиане не поменяют свои взгляды на гомосексуальность, — эти декларации не имеют никакой ценности».

Вот так переложила «Нью-Йорк таймс» ответственность за совершенный в некогда христианской стране теракт – на самих христиан.

Чем это кончается

Прекрасно: выходит – в убийствах в Орландо виноваты не выбравшие террор исламисты, а консервативные христиане и представляющие их политики. Более короткого пути к кризису не найти.

Так же в перестройку Горбачев «укреплял социализм», ополчившись против «сталинистских спецслужб» в момент всплеска межнациональных столкновений в Карабахе, Грузии, Молдавии.

Ничем хорошим такая политика не кончается.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Террор и Запад: по-советски неадекватная реакция


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.