Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Порошок — уходи

  • Порошок — уходи
  • Смотрите также:

Как в Гвинее-Бисау построили первое в мире наркогосударство

После того как в 2005 году колумбийским наркобаронам потребовался новый маршрут переправки кокаина, жизнь маленькой африканской республики Гвинея-Бисау резко изменилась. Менее чем за 10 лет обычная страна превратилась, по официальной оценке чиновников ООН, в первое в мире наркогосударство, где в торговлю запрещенными препаратами вовлечены вся правящая верхушка, армия, судебный аппарат и через которое в Европу поставляется львиная доля кокаина. В том, как гвинейцы дошли до жизни такой, разбиралась «Лента.ру».

Некачественное удобрение как путь к успеху

В 2005 году рыбаки из прибрежной гвинейской деревни Ондаме, находящейся в районе Биомбо, нашли на пляже тысячи тщательно запаянных пакетов с белым порошком, выброшенных морем. Что это такое, можно было только гадать. Многие решили, что в пакетах находится глутамат натрия, и начали добавлять его в пищу. Один из жителей деревни высыпал половину пакета в ведро с водой и вымыл полы в доме, другой принял порошок за сухую детскую смесь. Селяне пытались намазывать себя загадочным веществом во время религиозных церемоний. Наконец кто-то догадался — это же удобрение! Предположение не подтвердилось — все баклажаны на щедро засыпанных порошком полях погибли. Дошло до того, что бесполезным белым веществом разметили местное футбольное поле.

Лишь один человек догадался, что же на самом деле было в пакетах. В историю он навсегда вошел как «парень из Биомбо», хотя журналистам Der Spiegel удалось докопаться до его настоящего имени — Аугусто Блири. Совсем недавно депортированный из Германии, он сразу распознал в белом порошке кокаин, или «педру» на местном жаргоне. Аугусто накупил порошка по паре долларов за килограмм, отвез в столицу и продал там с выгодой, а затем повторил операцию еще несколько раз. Блири уже лелеял мечты о своей маленькой наркоимперии, но всю малину ему испортил простодушный односельчанин: раздосадованный гибелью любимых баклажанов, он позвонил на столичную радиостанцию и рассказал о произошедшем, попросив связаться с министерством сельского хозяйства и выяснить, откуда в Ондаме взялись просроченные ядовитые удобрения.

То, что произошло потом, напоминало гонку старателей в эпоху золотой лихорадки. Наркоторговцы из Европы и со всей Африки ринулись в Гвинею-Бисау, пытаясь заполучить заветный порошок. Первыми успели жители находящейся неподалеку Нигерии, но всю педру скупить они не смогли. Через пару недель на острове приземлился чартерный самолет, из которого вышли два очень вежливых человека, говоривших на португальском с колумбийским акцентом. При себе у них был чемодан с миллионом долларов наличными, который они предложили в обмен на нераспроданный порошок. Жители Ондаме охотно согласились. Полиция задержала прилетевших, заподозрив в них наркоторговцев, но буквально через пару часов поняла, что ошиблась, и отпустила: людей с миллионом долларов наличными в Западной Африке задерживать не принято. Вскоре многие из бывших рыбаков переселились в роскошные виллы и обзавелись дорогими машинами. Так деревня Ондаме пришла к процветанию, а Республика Гвинея-Бисау — к краху.

Исторический шанс

Гвинея-Бисау никогда не была преуспевающим государством. В XV веке эту территорию колонизировали португальцы, вывозившие потом отсюда рабов на свои бразильские плантации. Во второй половине XX века в стране развернулось мощное антиколониальное движение под руководством марксистов, и после 11 лет кровопролитной партизанской войны Гвинея-Бисау обрела независимость.

В холодной войне Гвинея-Бисау сделала осторожную ставку на соцблок, но с началом перестройки в СССР провела либеральные рыночные реформы. Все эти годы страна пусть ни шатко ни валко, но все-таки развивалась. Однако в 1998-м бригадный генерал Ансумане Мане попытался свергнуть президента Жуана Бернарда Виейру. Война, длившаяся год, обратила страну в руины. Тысячи погибли, сотни тысяч вынуждены были покинуть свои дома. Президент Виейра бежал за границу. Западные дипломаты эвакуировались, и мир окончательно потерял интерес к западноафриканской республике. И без того бедное государство погрузилось в абсолютную нищету. Средняя зарплата — полдоллара в сутки, не хватало денег даже на то, чтобы отремонтировать дороги в столице, разбитые гусеницами танков, и залатать пробоины в стенах президентского дворца.

Все изменилось в 2005 году, когда наркобаронам из Колумбии потребовалось найти новый путь для транзита кокаина. Привычные маршруты через Панаму и Ямайку перекрыла американская наркополиция, в Мексике набирали силу молодые и наглые наркокартели, тягаться с которыми колумбийцам было сложно. Решили переориентироваться на Европу, где потребление наркотиков росло стремительно: если в 1998 году объем европейского рынка кокаина не превышал четверти рынка США, то в 2003-м показатели практически сравнялись. Наркобароны обратили взор на Африку и нашли Гвинею-Бисау — страну, где большинство населения слыхом не слыхивало о кокаине, а любого полицейского или чиновника можно было купить за сотню долларов наличными.

Путь через океан

Кокаин идет в Гвинею-Бисау по двум маршрутам — морскому и воздушному. Морские суда — от зафрахтованных старых сухогрузов до быстроходных лодок — отправляются из Венесуэлы или Бразилии. Движутся только по ночам, днем ложатся в дрейф, натягивая над палубой синий брезент, чтобы не засекли с воздуха. Путешествие занимает 4-5 ночей и оканчивается среди многочисленных островов архипелага Бижагош у побережья Гвинеи-Бисау. Воздушный путь быстрее — самолет взлетает с аэродрома в Колумбии, дозаправляется в Бразилии и вскоре уже приземляется на одной из заброшенных посадочных полос, оставшихся еще с колониальных времен.

На таких быстроходных лодках контрабандисты перевозят кокаин

Фото: Rebecca Blackwell / AP

После этого товар переправляется в Европу — либо по воздуху в желудках нигерийцев-«мулов», согласных за 800 долларов проглотить капсулы, в которых содержится до килограмма кокаина, либо на быстроходном катере через Острова Зеленого Мыса и Канары в Испанию и Португалию. Либо, наконец, караванами грузовиков по старому гашишному пути — через Сенегал, Мавританию, Западную Сахару и Марокко, по землям, контролируемым партизанами, исламистами и племенами туарегов, и все они получают свою мзду. В общей сложности через страну проходит 40 тонн кокаина в год.

Гвинея-Бисау — идеальный перевалочный пункт. Морская патрульная служба, располагающая лишь одним ржавым кораблем и двумя недавно переданными Португалией лодками, физически не способна контролировать береговую линию протяженностью 350 километров и архипелаг Бижагош из 88 островов. У полиции на суше есть несколько машин, которые нечем заправить, нет раций, наручников и даже мобильных телефонов, а все вооружение состоит из пяти АК-47. В таких условиях наркоторговцам нужно просто решить — заниматься переправкой товара самим или оплатить услуги чиновников и армии.

Колумбийские наркоторговцы активно вкладываются в инфраструктуру страны, правда, по-своему — скупая местные предприятия, заводы и склады, которые приспосабливают под хранение своего товара. Десятки наркобаронов из-за океана живут в столице страны Бисау на широкую ногу — в роскошных асьендах в испанском колониальном стиле с парками, прудами и вооруженной охраной.

Mitsubishi стоимостью 100 с лишним средних годовых зарплат, принадлежащий официально безработному, на улице Бисау

Фото: Rebecca Blackwell / AP

Для гвинейцев, задействованных в транзите, наркоторговля — путь к успеху. По ночам Бисау преображается — в городе, где до сих пор так и не отремонтированы дороги, открываются ночные клубы, перед ними паркуются роскошные Porsche, Audi и Jaguar. Бокал пива стоит столько же, сколько зарабатывает среднестатистический гвинеец за сутки. Бутылка импортного виски — его доход за три месяца.

Килограмм чистого кокаина в Бисау стоит 12 тысяч евро, европейские оптовики платят за него уже 30 тысяч, розничная цена на улицах европейских городов выше оптовой в несколько раз. А большинство населения Гвинеи-Бисау живет в чудовищной нищете на сумму менее доллара в день. В стране нет централизованного энерго- и водоснабжения, среднестатистической зарплаты не хватает даже на то, чтобы добраться до работы на автобусе.

Армия, флот, президент, кокаин

Экономический строй Гвинеи-Бисау чиновники Управления ООН по наркотикам и преступности (УНП) определяют емким словом «наркокапитализм». «В Афганистане и Колумбии наркобароны контролируют отдельные провинции, — говорят в УНП. — Здесь же речь идет о целом государстве». Стоимость кокаина, который ежегодно перекачивается через страну, сравним с ее ВВП (два миллиарда долларов), а вся политическая и военная элита республики глубоко вовлечена в торговлю наркотиками. Участие в транзите кокаина — главное мерило успеха, вокруг доступа к заветному наркотику вращается вся политическая жизнь страны.

В ночь на 2 марта 2009-го в штаб-квартире армии Гвинеи-Бисау от взрыва погиб начштаба вооруженных сил — Тагме На Ваие. Его подчиненные после этого ворвались в президентский дворец, расстреляли из автоматов и изрубили мачете главу государства Жуана Виейру. «Он был колдуном, — объяснил один из солдат, — и нам нужно было гарантировать, что он не вернется, чтобы отомстить. Мы в итоге рассекли его тело мачете, отрубив кисти, руки, ноги, голову и вспоров живот. Теперь-то он и вправду мертв».

УНП в своем докладе о ситуации в стране высказалось осторожно: «Хотя поводом для конфликта послужили политические разногласия и напряженность, но борьба за доходы от продажи педры подняла ставки и усилила трения между соперничающими группами». Директор местного отделения Интерпола Кальвариу Аукхарие был более откровенен: «Армия, флот, президент — все втянуты в эту схему. Виейра и Тагме соперничали, и кто-то должен был умереть».

Боец гвинейского спецназа на центральной улице Бисау. Армия глубоко вовлечена в торговлю кокаином

Фото: Rebecca Blackwell / AP

О степени вовлеченности военных в наркоторговлю можно судить по такому эпизоду: в апреле 2013 года агенты Управления по борьбе с наркотиками США арестовали в международных водах у побережья Кабо-Верде бывшего главу ВМФ Гвинеи-Бисау адмирала Жозе Америго Бубо На Чуто. До еще одного предполагаемого организатора наркоторговли — бывшего начштаба армии Антониу Инджаи — американцам добраться пока так и не удалось.

Как объяснил в интервью Der Spiegel начальник местного уголовного розыска Жуан Биаге, у него есть ровно один гарантированный путь к увольнению — задержать крупную партию наркотиков: «Я должен бороться с наркоторговлей, но так, чтобы не задевать ничьих интересов — и прежде всего интересов армии».

В армейские казармы наркополицейские просто не суются — несколько человек уже пропали там бесследно. Даже если стражи порядка задерживают военных с грузом кокаина, за решеткой они проводят максимум несколько часов. Армия превратилась в одну из крупнейших организаций наркоторговцев, и ссориться с ней не решается никто.

О том, как работают наркоторговцы в погонах, дает представление следующая история.

В 2008 году в международном аэропорту Бисау из-за отказа гидравлической системы приземлился американский самолет. Полиция арестовала экипаж, включая командира Кармельо Васкеса Гуэрру, который работал на мексиканский наркокартель «Синалоа», и попыталась подняться на борт. Однако путь стражам порядка преградили вооруженные солдаты, прибывшие по экстренному вызову. Оцепление простояло сутки, пока на следующий день не прилетел другой самолет — на этот раз из Венесуэлы, с группой ремонтников на борту. Но починить машину так и не удалось.

Через пять дней специалисты Интерпола вместе с агентами ФБР и Управления по борьбе с наркотиками США прибыли в Бисау. Они обыскали самолет, на борту которого, по их данным, должно было находиться около полутонны кокаина, но ничего не нашли. Наркотики бесследно исчезли вместе с армейским оцеплением и экипажем второй машины. Брошенные самолеты уже восьмой год стоят в аэропорту Бисау.

Захваченный полицией кокаин. Последняя успешная операция против наркоторговцев привела к отставке начальника уголовного розыска страны

Фото: Joe Penney / Reuters

По данным УНП, с 2011 года было перехвачено 34 тысячи килограммов кокаина и 22 тонны марихуаны, под суд отданы 58 человек. Но местные полицейские утверждают, что отчетность эта липовая и в реальности за два года арестовали лишь 13,5 килограмма кокаина. В гвинейской тюрьме сейчас за наркоторговлю сидят всего 15 человек — в основном нигерийские «мулы»-глотатели, которых отправили за решетку их же покровители из высших сфер, чтобы улучшить имидж страны на международной арене.

Бедность как шанс на выживание

Нельзя сказать, что международное сообщество не пытается помочь Гвинее-Бисау. В марте 2015 года, к примеру, страны-доноры перечислили стране миллиард евро в рамках реализации 10-летнего плана, призванного привлечь туристов и инвесторов. Каждый новый гвинейский президент клятвенно обещает покончить с наркотрафиком и превратить Гвинею-Бисау в процветающее государство.

Как следует из доклада Африканского центра стратегических исследований, Гвинея-Бисау постепенно становится также перевалочным пунктом для азиатских наркоторговцев, доставляющих героин из Азии в США. И колумбийцы не сидят сложа руки, распространяя свою сеть на Мали, Гамбию, Гану, Нигерию, Кению и Мозамбик.

В городах Гвинеи-Бисау кокаин превратился фактически во вторую валюту. Им выдают зарплату многим из тех, кто задействован в транзитных схемах. По оценкам врачей, примерно треть молодежи в столице и крупных населенных пунктах употребляют наркотики — в основном это дешевый крэк, смесь кокаина с содой, одна доза которого стоит около 70 центов. Учитывая, что Гвинея-Бисау — крайне молодая страна, средний возраст ее жителей составляет 19 лет, можно представить, насколько это опасно.

В данном случае, однако, бедность Гвинеи-Бисау может оказаться ее спасением. Большинство граждан страны не могут позволить себе даже одной дозы крэка, не говоря уже о педре. Сельские жители вообще почти не сталкиваются с наркотиками, а те, кто случайно на них подсаживается из-за контактов с городскими, объясняют свои кошмары происками злых духов. И если в ближайшее время международному сообществу удастся прикрыть гвинейский транзит, у страны появится шанс на возрождение.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку Порошок — уходи


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.