Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Столкновение цивилизаций: что идёт на смену западной глобализации?

  • Столкновение цивилизаций: что идёт на смену западной глобализации?
  • Смотрите также:

На фоне тех проблем, которые испытывает Евросоюз, всё очевиднее, что Евразийский экономический союз (ЕАЭС) и Шанхайская организация сотрудничества (ШОС) не просто состоялись, но явили миру принципиально новый тип международного взаимодействия.

Стратегическая ошибка Запада

Cмогут ли названные интеграционные объединения стать привлекательнее, а значит, и устойчивее Евросоюза? И где гарантия, что ЕАЭС и ШОС не повторят путь Объединённой Европы – в том смысле, что их ждёт добрососедство и процветание, а не утрата суверенитета и воспроизводство нацистских практик? Названные вопросы были поставлены автором этих строк в минувшую субботу в докладе на Международной конференции по культурному наследию Сибири (секция ШОС), организованной правительством Республики Хакасия совместно с Министерством культуры России.

Для того чтобы оценить перспективы ключевых евразийских структур, нужно понимать, что, к примеру, ЕАЭС – объединение локального типа, не претендующее на мировое доминирование, о чём российское руководство не раз предупреждало своих западных «партнёров», ошибочно рассматривающих ЕАЭС как альтернативу Евросоюзу и американской гегемонии, а потому взявших курс на противодействие евразийской интеграции.

Полагаю, что реализация проекта «Восточное партнёрство», поддержка госпереворота на Украине, объявление экономических санкций по отношению к России, продвижение НАТО на восток и т. п. – все эти и некоторые другие действия Запада были направлены на то, чтобы ЕАЭС не состоялся.

Запад совершил стратегическую ошибку, неадекватно оценив угрозы своей гегемонии с востока и увидев в ЕАЭС не партнёра, а конкурента и геополитического противника. В действительности определённой альтернативой ЕС является Шанхайская организация сотрудничества, против которой Евросоюз, НАТО и США бессильны во всех отношениях. На сегодня ШОС объединяет 8 государств Евразии (если считать проходящие процедуру присоединения к ней Индию и Пакистан); 4 страны участвуют в её работе в статусе наблюдателя и ещё некоторое количество государств стоит в очереди на участие в ШОС в том или ином качестве. По факту, ШОС – крупнейшая в мире трансрегиональная интеграционная структура, объединяющая половину населения планеты.

Между тем, главными её характеристиками являются не количественные, а качественные параметры и прежде всего множественность и многообразие культур цивилизационного уровня.

В ШОС представлены несколько десятков локальных самобытных евразийских и азиатских социокультурных общностей и уже как минимум девять цивилизационных мегакультур: российская православная, китайская конфуцианская, тибетская, тюркская суннитская, тюркская тенгрианская, индуистская, персидско-шиитская, российская буддистская, китайская мусульманская.

Подобная палитра культур и субкультур, и в том числе языковое и конфессиональное многообразие, актуализирует не только содержание и сам процесс культурного взаимодействия стран и народов ШОС, но также проблему рисков. Учёт возможных рисков – не праздный вопрос, и за примерами негативных последствий игнорирования потенциальных угроз далеко ходить не нужно. Нынешний кризис Евросоюза и всей западной системы ценностей – наглядный пример того, к каким последствиям приводят системные ошибки на старте интеграции.

Интеграция, но не смешение

Известный советский и российский философ-логик Александр Зиновьев ещё лет 30 назад, описывая в своей знаменитой книге «Запад. Феномен западнизма» возможные последствия конвергенции западной и советской общественных систем, предлагал различать два основных способа межгосударственного объединения: интеграцию и конвергенцию.

Интеграция предполагает такое взаимодействие участников объединительного процесса, которое происходит без утраты ими своих сущностей и подразумевает единство культур в их самобытном и суверенном многообразии. Она предполагает взаимную выгоду и разного рода паритеты в сотрудничестве без смешивания культур: как, к примеру, соединение трёх чистых цветов в равном объёме на российском флаге.

Конвергенция, напротив, предполагает взаимослияние культур и их смешивание с последующей утратой участниками объединения своих изначальных сущностных признаков и свойств. Так, при смешении цветов триколора: белого, синего и красного – получится в итоге светло-фиолетовый цвет, то есть нечто принципиально новое, в то время как изначальные цвета-сущности исчезнут.

К сожалению, в пространстве ШОС мы видим сегодня не только интеграционные процессы, но и конвергенцию, которая осуществляется через смешение культур, например, в приграничных регионах, где по факту происходит поглощение сильными странами малых стран с их последующей ассимиляцией. (Так, белый и синий цвета в триколоре – если их мало – постепенно и без остатка растворяются в красном цвете, если его много).

Подобный тип взаимодействия может устраивать Китай и Индию; с ним может согласиться и Пакистан; однако же конвергенция в пользу крупных культур, очевидно, не устроит большинство стран – членов ШОС.

Мы видим сегодня, как происходит китаизация российских дальневосточных регионов, а также примыкающих к Китаю районов Киргизии, Таджикистана и Казахстана, катализирующая рост протестных настроений у коренных народов (здесь достаточно вспомнить массовые волнения в Казахстане весной с. г. по поводу якобы готовящейся скупки Китаем казахстанских земель). Не может не вызывать вопросов и исламизация (в том числе в радикальных форматах) ряда стран Центральной Азии под воздействием их крупных соседей с юга.

Таким образом, вопросы, связанные со взаимодействием культур стран и народов ШОС, куда более сложны и ответственны, чем, к примеру, вопросы чисто экономического сотрудничества. Что требует от государственной власти и региональных элит сверхвнимательного отношения к социокультурной политике. Кампанейщина в интеграции недопустима, как недопустимы спускаемые сегодня в регионы правительственными структурами разнарядки «по интеграции», предполагающие, сколько и чего должно быть в них сегодня внедрено китайского, а завтра, видимо, турецкого.

Альтернатива будущего

Но как обеспечить такое взаимодействие евразийских государств, которое предполагало бы сохранение и укрепление культурной целостности и самобытности всех его участников? Как обеспечить «единство в многообразии», которого не хватает сегодня в Евросоюзе? Важнейшее условие сохранения, например, российской культуры (культур российских народов) в процессе евразийской интеграции – это её осмысление, рассмотрение и развитие как, прежде всего, уникальной цивилизационной культуры, обладающей вполне конкретным набором паттернов (сущностных признаков), определяющих её гомогенность, оригинальность и устойчивость.

Аналогичным образом (в парадигме взаимодействия цивилизаций) следует рассматривать и иные культуры в пространстве ШОС.

Цивилизационное измерение интеграционных процессов должно стать важнейшим условием эффективного социокультурного сотрудничества стран – членов ШОС. Подобное измерение предполагает выявление и описание цивилизационных мегакультур, а также культур государств и внутренних автономий с последующим построением «матриц» социокультурных признаков и их носителей в виде реестров культурно-исторических памятников с конкретными статусами.

На втором этапе интеграционного процесса необходимо осуществить сравнительный анализ социокультурных матриц взаимодействующих стран и цивилизаций.

После этого следует выявить и описать блок комплементарных (непротиворечивых, взаимосочетающихся) ценностей и традиций с соответствующим наполнением конкретным содержанием такого понятия, как «евразийские ценности», – по аналогии с понятием «европейские ценности».

С последующим продвижением (уже на третьем этапе) евразийских ценностей в ШОС и в мире.

Ключевая комплементарная социокультурная ценность стран – членов ШОС, базирующаяся на цивилизационном подходе, – это многополярный мир. Названный императив исключает наличие в евразийских интеграционных объединениях (ЕАЭС, ШОС и др.) политического центра в лице какого-либо «исключительного» государства, диктующего всему миру свои ценности как «лучшие» и «единственно правильные». Евразийские сообщества развиваются как объединения суверенных государств и цивилизаций, выстраивающих взаимодействие на паритетных принципах.

ШОС – это сеть, а не пирамида. И это принципиально иной тип интеграции и мироустройства в сравнении с той моделью глобализации, которую предлагает и навязывает миру Запад.

Ориентация на многополярный мир предопределяет такой общий для стран – членов евразийских сообществ императив, как табу на насилие во внешней политике. В отличие от Евросоюза и США, сделавших ставку на силовое утверждение западных ценностей, страны ШОС утверждают свои евразийские ценности, исходя, в частности, из того опыта добрососедских и интернационалистских отношений, который имеется в ЕАЭС и в многонационально-поликонфессиональной России.

Исключением из этого табу может быть только согласованная борьба с международным терроризмом и экстремизмом в виде нацизма, религиозной нетерпимости и т. п. Что также может и должно стать общим для стран – членов ШОС императивом.

Очевидной комплементарной социокультурной ценностью входящих в ШОС государств является поддержание традиций и, следовательно, традиционных культур, вытекающее из принципиально иного, чем на Западе, понимания категории «прогресс» и выражающееся в сверхответственном отношении к мировой и национальной истории и народной памяти.

С названным императивом связана и такая, например, комплементарная евразийская ценность, как традиционная семья. Эта ценность – безусловный приоритет для всех стран – членов ШОС, принципиально отличающий их от стран, входящих в Европейский союз, вынужденных придерживаться специфических конъюнктурно-потребительских взглядов на гендерный вопрос.

Названные выше в качестве примера, а также ещё с десяток общих для евразийских стран ценностей – та основа, на которой могут и должны быть выстроены Шанхайская организация сотрудничества и другие евразийские объединения. Это те принципы, которые минимизируют будущие риски в развитии ШОС и ЕАЭС и предполагают утверждение сначала в Евразии, а затем и на планете Земля принципиально иного мироустройства в сравнении с тем, что предлагает ей сегодня «цивилизованный» Запад.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости науки | |

Подписка на RSS рассылку Столкновение цивилизаций: что идёт на смену западной глобализации?


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.