Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Почему Иран не выиграл от снятия санкций

  • Почему Иран не выиграл от снятия санкций
  • Смотрите также:

Год назад была достигнута договоренность по иранской ядерной программе. Полгода назад были сняты санкции. Однако экономика страны продолжает испытывать трудности. Тегерану не удалось привлечь того объема инвестиций, на который он рассчитывал. А из лагеря иранских консерваторов все чаще стали доноситься голоса, призывающие «порвать и сжечь» ядерное соглашение.

«Историческое соглашение», «сделка века», «прорыв международной дипломатии»… Год назад подобного рода клише можно было встретить в ведущих СМИ. Относились они к Совместному всеобъемлющему плану действий – соглашению по иранской ядерной программе, достигнутому 14 июля 2015 года между Ираном и странами «шестерки» (США, Франция, Великобритания, Германия, Китай и Россия). Придти к этому соглашению было не просто – переговоры шли долго, приходилось постоянно искать компромиссы. Масла в огонь время от времени подливали противники соглашения в лице Израиля, американских республиканцев и консервативных политиков и духовенства в самом Иране. Тем не менее, не смотря на все трудности,  соглашение было достигнуто —«сделка века» состоялась.

16 января экономические санкции были сняты – шаг, который уже давно ждали крупные международные компании, заинтересованные в сотрудничестве с Ираном, экономику которого накануне снятия санкций Morgan Stanley назвалкрупнейшей инвестиционной возможностью со времен падения Берлинской стены.

Вскоре состоялся первый за последние 16 лет визит иранского политического лидера в страны ЕС. 25 января президент Роухани, сопровождаемый многочисленной делегацией из шести министров и 120 представителей иранского бизнеса, прибылв Италию. Были подписаны 17 соглашений на общую сумму свыше €17 млрд. Крупным договором стало соглашение между итальянской компанией Saipem, занимающейся строительством трубопроводов, и иранскими компаниями National Gas Company и Persian oil & gas company, на сумму около $5 млрд.

Вслед за Италией Роухани посетил Францию, где также были заключены важные торгово-экономические контракты. Среди них соглашение с концерном Airbus о поставке в Иран 118 гражданских авиалайнеров на сумму $25 млрд, а также об инвестиции компании PSA Peugeot в создание совместного предприятия с иранским автопроизводителем Khodro, строительстве французскими компаниями нового терминала в аэропорту имени Имама Хомейни в Тегеране и т.п. Компания Total подписала с иранскими коллегами меморандум о взаимопонимании, согласно которому французы намерены покупать у Ирана 150 000-200 000 баррелей нефти в сутки.

Эйфория от снятия санкций и налаживания отношений с Западом отразилась на внутриполитическом раскладе в Иране — на парламентских выборах в конце февраля большинство мест в Меджлисе (иранском парламенте) заняли сторонники либерально-реформистского лагеря, поддерживающие действующего президента Роухани. Это дало повод некоторым политологам и экспертам говорить об успехе «ядерной сделки» и даже прогнозировать стопроцентное переизбрание Роухани на выборах 2017 года. 

Однако все же не стоит делать преждевременных прогнозов: спустя полгода после того, как были сняты санкции, все еще остается ряд нерешенных проблем, ставящих судьбу ядерной сделки под сомнение.

Во-первых, соглашение о снятии санкций не работает в полном объеме. Полностью санкции не сняты, не решен вопрос банковских расчетов, а международные счета Ирана все еще заморожены. США отказываются вернуть Ирану $2 млрд иранских замороженных активов, в ответ на это руководство Ирана даже подало иск в Международный суд ООН. О всем этом 16 июня напомнил министр иностранных дел Ирана Джавад Зариф во время своего европейского турне. Он обвинил Вашингтон в выполнении соглашения «только на бумаге», и призвал Белый дом к более активной работе по привлечению американского бизнеса в Иран. Накануне визита Зарифа в Европу духовный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи и вовсе пригрозил «сжечь» соглашение. «Мы не нарушаем сделку, но если другая сторона ее нарушит, если они порвут соглашение, мы его просто сожжем»,— заявил Хаменеи.

Во-вторых, угрозой для соглашения является антииранская кампания, развернутая во многих западных странах. Это особенно касается США, где симпатизирующие республиканцам американские медиа продолжают регулярно писать о злоупотреблениях иранского режима — нарушениях прав человека, давлении на СМИ и т.п. Так недавно газета The New York Post опубликовала статью, посвященную годовщине ядерного соглашения, в которой рассказывается, что власти Ирана запрещают своим гражданам контактировать с западными СМИ, в первую очередь с персидской службой BBC и «Голосом Америки», угрожая арестами. Также приводятся недавние случаи арестов журналистов из либерально-реформистских СМИ, которых обвиняют в сотрудничестве с западными правительствами, враждебными к Исламской республике. Саму сделку авторы статьи называют никак иначе как «самая опасная дипломатическая ошибка в истории США». Естественно, что такого рода публикации не могут не оказывать негативного влияния на отношение общественности к иранской сделке. Тем более, что Дональд Трамп уже заявил, что в случае его избрания на пост президента США, сделка с Ираном будет аннулирована. А Хилари Клинтон отметила, что с Ираном надо вести себя строже.

В-третьих, угроза исходит из самого Ирана. На либерального по иранским меркам президента Роухани и его сторонников их реформистского лагеря оказывается сильное давление со стороны консервативных кругов. Они делают все возможное, чтобы страна не почувствовала положительного эффекта от снятия санкций, чтобы сделка в итоге провалилась. Они заинтересованы в том, чтобы антииранская риторика превалировала в западных СМИ. Дело в том, что большинство СМИ, полиция, службы безопасности находятся под контролем консерваторов – Корпуса стражей исламской революции (иранских силовиков), которые успешно используют эти рычаги влияния против либералов-реформаторов. Так жертвами кампаний, организованных консерваторами, только за последние несколько недель стал ряд прозападных иранских активистов и лиц с двойным гражданством, которых обвиняют в организации заговоров против режима. Это арест канадки иранского происхождения Хомы Худфар, профессора Университета Конкордия в Монреале, специалиста по правам женщин на Ближнем Востоке, которую обвиняют в организации феминисткой революции в стране. Тем не менее иранские либералы-реформаторы полагают, что Хома просто стала жертвой политической борьбы двух кланов в иранской политике. На прошлой неделе с жестокостью консерваторов столкнулся известный иранский скульптур Парвиз Танаволи, которому власти страны запретили покидать территорию страны и без каких-либо предупреждений изъяли паспорт.

Судьба ядерной «сделки века» висит на волоске. Многое будет зависеть от результатов выборов в США и от умения нового американского президента договариваться и идти на контакт с Ираном, а также позицией других стран «шестерки». Никто не говорит, что это будет просто. Режим в Иране авторитарный и антидемократический, однако, в тоже время в Иране существует понимание того, что страна должна идти на контакт с внешним миром, сотрудничать со странами Запада, проводить реформы внутри страны. Именно этот подход олицетворяет собой либерально-реформистский клан в иранской политике, к которому относится президент Роухани. Ему противостоит исламское духовенство, Корпус стражей исламской революции, а также бывший президент Ирана Махмуд Ахмадинежад, который возможно выдвинет свою кандидатуру на президентских выборах в следующем году. В случае его победы ядерное соглашение ожидает незавидная судьба – его могут «порвать и сжечь», а рынок Ирана снова на некоторое время закроется для внешнего мира.


Самое читаемое сегодня


Категория: Бизнес Новости | |

Подписка на RSS рассылку Почему Иран не выиграл от снятия санкций


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.