Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Первые беженцы в Литве: сегодня их жизнь выглядит иначе

  • Первые беженцы в Литве: сегодня их жизнь выглядит иначе
  • Смотрите также:

Семье из Ирака, которой в начале даже не хватало еды, сейчас стало – мужчина нашел работу, свой дом семье на полгода уступил политик Пятрас Ауштрявичюс. Политик не жалеет критики в адрес литовского правительства и считает, что с беженцами Литва допускает ту же ошибку, что и с национальными меньшинствами.

В марте беженец из Ирака рассказал о жизни своей семьи в Литве: не было работы, не хватало еды. Мужчина жаловался, что за жилье в Вильнюсе приходится платить 400 евро, он не скрывал и разочарование в работе – ему обещали зарплату в 500 евро, а на деле вышло 300 евро. Позже выяснилось, что это произошло от того, что он не владел специальностью и его оформили как ученика.

Сегодня семье уже легче. Глава программы интеграции иностранцев Каритаса Илма Скуодене рассказала DELFI о том, как сейчас живет семья.

Либерал, член Европарламента Ауштрявичюс был одним из тех, кто решил помочь беженцам. Он на полгода предоставил им в качестве жилья свой дом.


Иракцы Яссер и Ханси Ал-Ани с двумя детьми живут в Юодшиляй, в Вильнюсском районе. Они оплачивают только коммунальные услуги.


Я принял такое решение из национальных соображений. Мне всегда казалось, что Литва должна быть не только страной с карманом, но и с сердцем. Думая о том, что если мы примем хотя бы на одного больше, то не выдержит наша социальная система, мы забываем тех, кто нас долго преследовал. Ведь долгое время мы по всему миру были рассеяны, нуждались в помощи, ко всем мы относились с надеждой, – сказал Ауштрявичюс.


По его словам, семья из Багдада держится неплохо, они в безопасности, в мире, у них есть крыша над головой.


У Литвы не было и нет никакой действенной и эффективной системы интеграции беженцев. Мы как были ведомыми страхом в отношении этого явления, такими и остались, это правительство абсолютно ничего не сделало. Оно сбросило всю работу на Каритас, но эта организация не может быть основной, – сказал Ауштрявичюс.


По словам политика, в Литве есть только лагерь полустрогого режима в Рукле. В Рукле происходит явление прямо противоположное нормальной интеграции – люди оттуда хотят сбежать, там непросто плохо, там ужасно. Дети иракцев выучили там русский язык, они ничего не знали о литовском языке, там условия хуже плохих, – возмущается собеседник.


Член ЕП подозревает, что в Рукле некоторые деятели на проблеме беженцев делают бизнес – к примеру, организуется подпольная аренда квартир. Во-вторых, сказал он, учителям литовского языка за час платят всего 2,99 евро. Он сомневается в том, что так можно эффективно изучать литовский язык и привел в пример Германию, где изучению немецкого уделяют очень много внимания, язык очень важно учить, чтобы потом найти работу, там владение языком связано с размером пособия.


По сути мы повторяем ошибки, которые допустили с нацменьшинствами – пустили все на самотек, дескать сами выучат и найдут школы. Мы не вынесли урок и я скажу, что это правительство ничего не сделало. Я в шутку друзьям говорил – долгое время в Литве было 11 беженцев, 4 из них я приютил, это около 40% национальной квоты. А если бы было 1100, как мы обязались. Что тогда будет? Где они будут с такой системой материальной помощи? Ведь семья не может прожить на 300 евро, тут они ищут работу, но лишаются возможности культурной и языковой интеграции. Тут круг замыкается – мы обрекаем их на уровень жизни и менталитет самого низкого социального слоя, – предупредил Ауштрявичюс.


Он не исключает, что такой может быть цель – показать другим беженцам, как люди мучаются в Литве и что сюда не надо ехать. Я бы не хотел, чтобы такой обман был основополагающим принципом этой сферы, – сказал политик.


В среду вечером в Литву из Греции прибыли 12 беженцев из Сирии и один человек без гражданства из Палестины. Первые три месяца они приведут в Рукле, потом продолжится интеграция уже через мэрии. Директор Центра беженцев в Рукле Робертас Микуленас сказал, что сейчас 6 человек уже покинули Руклу и начали процесс интеграции. все они живут в Вильнюсе. Микуленас не согласен с критикой Ауштрявичюса.


Тут путают несколько вещей. Может, он комментирует выводы иракцев, а не реальную ситуацию. До сих пор литовскому языку обучала социальный работник, которая окончила литуанистику, сейчас мы заключили договор с компанией Industry Service Center, – сказал директор.


Микуленас признал, что за три месяца выучить язык сложно. Кроме того, сказал он, не все приезжие хотят учить литовский язык. По словам Микуленаса, дети иракцев могли посещать литовский детский сад, но семья этого не хотела.


У нас нет никаких закрытых территорий, нет полустрогого режима, это свободная территория, он путает с военизированным Центром регистрации беженцев в Пабраде, там людей не выпускают, они находятся за забором, а у нас свободно, люди уезжают, приезжают, предварительно предупредив, могут уехать максимум на месяц, – сказал собеседник.


По его словам, для жителей центра организуют даже экскурсии, они занимаются спортом с местными жителями, сюда регулярно приезжают представители Биржи труда.


DELFI напоминает, что Литва обязалась в течение двух лет принять 1105 беженцев из Сирии, Ирака и Эритреи. Сейчас в Литве находятся 39 беженцев.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку Первые беженцы в Литве: сегодня их жизнь выглядит иначе


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.