Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Один за десятерых: Медведев - о выборах, санкциях, терактах и Турции

  • Один за десятерых: Медведев - о выборах, санкциях, терактах и Турции
  • Смотрите также:

Правящая партия выходит на выборы с запасом. Мест в Думе — 450, но кандидатов в депутаты партия выдвигает 607. При этом в федеральной части списка — один человек — Дмитрий Медведев.

Что за неожиданные фигуры появились в списках в регионах? Зачем в списки вернулись губернаторы? Кто конкуренты? Как Медведев относится к Столыпинскому клубу? И какие санкции против Турции пока не будут отменены? Об этом премьер-министр РФ рассказал в большом интервью Вестям в субботу.

- Дмитрий Анатольевич, по закону, десять человек могли возглавить федеральный список, а возглавили вы один. Не страшно?

- Что же тут страшного? У нас существует определенная практика формирования списка. И сегодня этот список выглядит следующим образом. Я — председатель партии, возглавляющий этот список, что, как мне кажется, естественно. Дальше идет региональная часть. И любой наш избиратель, когда получит бюллетень, увидит, что помимо фамилии председателя партии, там будет региональный список. Там будут три знакомых человека, которые работают в регионе. Это может быть и губернатор, и просто известный человек, и еще кто-то.

- Хочется спросить про региональные списки.

- Спросите, конечно, почему же нет.

- Были праймериз, и на съезде в этих списках появились несколько неожиданных фамилий. О Поклонской говорили, а вот Вячеслав Володин, возвращающийся в Думу…

- Действительно, появились несколько новых людей. Каждый из этих новых кандидатов, на мой взгляд, способен победить, как способен победить и Вячеслав Викторович Володин. Он опытный политический борец, потому что несколько раз избирался в Государственную Думу от Саратовской области. Так что в этом смысле это тестирование политической системы, которая связана с появлением праймериз у Единой России, которыми, кстати сказать, он тоже занимался в администрации, потому что администрация так или иначе вовлечена в политические процессы. Он решил попробовать свои силы. Мне кажется, это неплохо.

- Многолетняя телевизионная практика показала, что человек способен смотреть на говорящую голову 41 или 42 секунды, не более.

- А что потом с ним происходит?

- Надо менять ракурс. Как вложить в достаточно короткий отрезок времени — не в 40 секунд, конечно — вашу 40-минутную речь на съезде Единой России и тезисно определить, с чем партия идет на выборы?

- Сделать такое резюме не очень сложно. Единая Россия идет на выборы с пониманием своей ответственности перед своими избирателями, перед народом Российской Федерации и, конечно, с предложением продолжить стабильное развитие нашей страны. Именно это, стабильное развитие, и есть квинтэссенция нашей предвыборной программы. Меньше 40 секунд получилось?

- Пожалуй, да.

- Раз вы мне позволили развить этот тезис.

- У вас есть фора.

- Расскажу, что мы предлагаем. Все, что Единая Россия сделала за последние несколько месяцев в результате работы над программой, уложено в стостраничный документ. Я его цитировать в полном объеме не буду, но скажу, что современная ситуация не самая простая, как и внешняя, и внутренняя ситуация в нашей стране. Тем не менее мы даже в этой ситуации готовы решать важнейшие задачи по увеличению минимального размера оплаты труда, и такое решение уже принято. Мы наметили программу, каким образом это будет происходить в ближайшие годы. Вопрос о том, чтобы вернуться к индексации пенсий на полную инфляцию в следующем году. Мы готовы продолжать важнейшие социальные программы, включая материнский капитал, выплачивать пособия, заниматься совершенствованием пенсионной системы. Все это вошло в программу Единой России. Туда же вошли наши предложения по совершенствованию экономики, промышленной политики, развитию сельского хозяйства. Я не буду долго цитировать то, что обсуждалось на съезде, но упомяну лишь один пример. Возьмем наше сельское хозяйство. Мы смогли развить его до такого уровня, что сами себя кормим. И не только кормим, но еще и поставляем зерно и целый ряд других продуктов на экспорт. Почему я об этом говорю? Наверное, не все помнят и знают, но Советский Союз закупал зерно в огромных количествах. Иногда наши политические оппоненты говорят нам: вон какое было сельское хозяйство в советский период! Да какое было сельское хозяйство?! Еды не было!

- У вас есть такие предложения, как индексация пенсий сообразно инфляции, повышение зарплат учителям и врачам, материнский капитал, а это помимо стабильности требует очень больших денег. Откуда их взять?

- Запас прочности у нас есть. На чем он основан? На макроэкономической устойчивости, стабильности, которую иногда ругают, однако она — важнейшее условие жизни. Если мы эту стабильность потеряем, у нас начнется то, что происходило в 90-е годы: галопирующая инфляция, проблемы с поставками элементарных продуктов. Именно поэтому нельзя просто механически раздувать бюджет, включать печатный станок, как это иногда предлагают и наши оппоненты, и даже некоторые наши товарищи. Это опасно.

- Это вы про Столыпинский клуб?

- Я никого не имею в виду. Я говорю о предложениях бесконтрольно печатать деньги и раздавать так называемые дешевые кредиты. Все это выглядит здорово, но результатом может быть инфляция не 6%, как мы надеемся, в следующем году, а гораздо больше. Таким образом экономика имеет большой запас прочности, и мы рассчитываем на то, он позволит решить все социально-экономические задачи, поставленные в программе.

- Вы проговорились, Дмитрий Анатольевич.

- О чем?

- О тех, кого вы считаете своими главными конкурентами. Вы отмахнулись от Столыпинского клуба, но до этого, когда говорили, что ваши оппоненты говорят вам сельском хозяйстве в Советском Союзе, было ясно, что это КПРФ говорит. Кого вы по-настоящему считаете главными конкурентами Единой России на предстоящих выборах?

- Вы знаете, в чем специфика положения Единой России? С одной стороны, это сейчас самая крупная партия, которая пользуется доверием людей, в полном смысле правящая партия. Это её сильная сторона. С другой стороны, в этом и уязвимость Единой России, потому что ее критикуют, как любую партию, которая находится у власти. Поэтому нам не нужно никому ничего доказывать. Единая Россия за последние 10-12 лет предъявила и свои достижения, и, наверное, какие-то просчеты, которые любая политическая сила в своей работе допускает. Я поэтому всех ориентировал на предельно корректное ведение политической борьбы, политических дебатов.

- Вы даже в паре одномандатных округов специально не выставляете кандидатов Единой России, чтобы не портить жизнь коммунистам и Справедливой России?

- Мы все должны быть реалистами. Нам нужно о стране родной думать, а не о том, чтобы, расталкивая всех локтями или кулаками, пробраться на политический Олимп. Поэтому, исходя из этих соображений, в каких-то избирательных округах наши оппоненты выглядят сильнее. Это мы должны учитывать. Мы должны сохранять нормальные рабочие отношения с нашими политическими конкурентами, с теми, кого я называю оппонентами. Это и наши коллеги по Государственной Думе, и другие парламентские партии, и вообще другие партии. Я напомню, что сейчас у нас этих партий больше 70.

- Сколько их будет в следующей Думе?

- Думаю, все 75 не войдут. У нас 14 партий освобождены от сбора голосов, и как минимум все они уже попадут в избирательный бюллетень. В этом случае только народ нашей страны способен определить, кто пройдет в Государственную Думу.

- Парламент из скольких партий вы считаете работающим?

- У нас есть специфика парламента. Я считаю, что в наших условиях — пока не срабатывает ни двухпартийная система, ни система партийного соотношения, рассчитанная на 10-12 партий, — количественное представительство, которое есть в парламенте, — подчеркиваю, я не говорю о конкретных политических игроках — позволяет решать задачи. Ведь задача парламента — принимать ответственные решения, законы. Вы наверняка помните, как в 90-е годы целый ряд важнейших законов не проходил. И не потому, что не понимали важность этих законов, а потому что политические силы находились в постоянном клинче. И все уходило в политический свисток. Последние 15-16 лет за счет того, что было создано нормальное политическое большинство, которое сначала объединилось вокруг фигуры президента, мы получили работоспособный парламент. Иногда парламент критикуют, говорят: они там слишком быстро какой-то закон приняли, они о чем-то не подумали. Наверное, это тоже случается. Но еще хуже, когда парламент не принимает решений. А это в нашей истории было.

- Что касается одномандатных округов. Возьмем не чужой для вас северо-запад России.

- Мне все 85 регионов нашей страны совсем не чужие. И это не фигура речи, потому что я во всех 85 регионах был.

- Вернемся, тем не менее, к родному для северо-западу. Рядом, правда, Ленинградская область, где идет такой тяжеловес, как Сергей Евгеньевич Нарышкин — действующий председатель Госдумы, который на прошлых выборах как раз в Ленинградской области партии здорово помог. Взять, скажем, город на Неве Петербург. Там одномандатником стал Милонов — фигура, которая многих разъединяет в «Единой России». Не было у вас иной раз соблазна пересмотреть, подкорректировать результаты праймериз?

- Зачем мы заимствовали этот институт, который называется красивым иностранным словечком праймериз?

- Или предварительное голосование.

- На самом деле это предварительное голосование. Затем, чтобы определить реальных лидеров. Это очень разные люди. Одному нравится один, другому — другой. Для кого-то выступления того или иного человека радикальные, для кого-то, наоборот, они слишком робкие. Но если мы говорим о результатах предварительного голосования, то они заключаются в том, что конкретный человек, кандидат в депутаты, получает уже изначально поддержку населения, людей, которые пришли и сказали: нам из этой когорты единороссов нравится этот человек. Зачем же это корректировать? Поэтому мы договорились, что сохраним все результаты предварительного голосования, на которое пришло 10% населения страны. Это огромная цифра. И это люди, которые пришли поддержать одну партию – Единую Россию. Как мы можем их обмануть?!

- А там уж пусть в одномандатных округах идет борьба?

- Да. И по списку.

- В прошлые думские выборы очень многие региональные списки возглавили вице-премьеры. Шувалов — на Дальнем Востоке, Зубков тоже шел?

- Да.

- В этот раз они исчезли, зато вернулись губернаторы. Почему?

- Все-таки вернулись к тому, что основным критерием отбора участников кампании было предварительное голосование.

- Но на съезде появились губернаторы.

- Из 607 человек появились еще несколько новых фигур – это 19 представителей регионов, 10 руководителей субъектов РФ, входящих в Северо-Кавказский округ, и 9 губернаторов из других мест. Если говорить о Кавказе, там традиционно руководитель республики пользуется уважением людей.

- На Северном Кавказе для каждого региона — свой список.

- Это специфика Северного Кавказа. Мы же находимся не в безвоздушном пространстве и должны учитывать представления людей, их симпатии, политические привычки, как принято говорить. Так что в этом смысле это естественно. Ничего плохого в этом нет, потому что общий принцип не меняется, но это фигуры, которые сплачивают людей. Руководителей регионов наши избиратели увидят в ходе голосования, естественно, и в период, когда будет идти избирательная кампания, и впоследствии в списках, которые они будут смотреть.

- Для них это возможность перепровериться? Или вы предполагаете, что кто-то из губернаторов перейдет на работу в Государственную Думу?

- Давайте не будем загадывать. По итогам прошлой кампании я могу сказать, что у нас часть губернаторов в результате этой кампании перешла в Государственную Думу и даже некоторые коллеги по правительству. Например, Александр Дмитриевич Жуков вернулся в Госдуму, где он успешно работал до этого. Это нормально, естественно, это жизнь.

- То есть вы не исключаете такого и в этот раз?

- Вообще ничего из того, что может принести пользу стране, в нашей жизни исключать нельзя.

- 30 июня после заседания кабинета министров вы сказали о том, что антисанкции будут отменяться постепенно. Мы уже знаем про возрождение турпотока. Основная часть агропродукции шла из Турции. Она была замещена либо марокканской, либо отечественной.

- Вы заметили, что это другая продукция, или нет?

- Нет, честно говоря.

- Это лучшее доказательство того, о чем я говорил: мы сами себя кормим. По каким-то позициям мы действительно вынуждены ввозить.

- Ну, киви мы никогда выращивать не будем.

- Фрукты какие-то мы не выращиваем, а так никаких изменений не происходит.

- Вы прямо сейчас все будете отменять: и турпоток, и овощи? Или есть некие предложения, которые, если вам их принесут ваши министры, вы даже не примете?

- Президентом принято решение нормализовать политическое сотрудничество, возобновить его. Также правительству дано поручение приступить к переговорам о нормализации торгово-экономических связей. Правительство будет вести переговоры с турецкими партнерами на любом уровне, на котором этого захотят наши контрагенты. И министры этим будут заниматься, и вице-премьеры, и я лично готов этим заниматься. О чем сейчас идет речь? Изначально — и это отвечает указанию президента — речь идет о том, чтобы дать возможность нашим людям, которые любят отдыхать в Турции, сделать это и в текущем туристическом сезоне — при соблюдении, правда, одного важнейшего условия. Турция подверглась террористической атаке. К сожалению, не первой. Потому вопрос безопасности должен быть выдвинут на передний план.

- Тем более теперь, когда взрыв был в стамбульском аэропорту, через который многие едут в отпуск.

- Конечно. Это очень серьезное испытание для Турции и ее спецслужб. Они должны продемонстрировать всю меру заботы по этому поводу, принять необходимые решения. Тем не менее мы приняли решение о том, чтобы отказаться от рекомендаций не посылать туристические группы в Турцию, а также разрешить перелеты чартерными рейсами. Что касается всего остального, процесс по возобновлению торгово-экономического сотрудничества, а также решение целого ряда связанных с этим политических вопросов, включая визы и некоторые другие, будет разделен на этапы по возобновлению торгово-экономического сотрудничества, а также решению целого ряда связанных с этим политических вопросов, включая визы и некоторые другие. Давайте не будем забегать вперед. Мы будем готовы провести эти переговоры с нашими турецкими коллегами. Но совершенно очевидно, что мы не будем сознательно менять экономику под любое государство, в том числе и под такого нашего крупного торгового партнера, как Турция. Что случилось, то случилось. Скажем прямо, не по нашей вине. Поэтому какие-то экономические ниши были заняты другими странами. Это касается и поставок сельхозпродукции, и туристического продукта, и каких-то других направлений сотрудничества. Естественно, тем, кто пришел с добрыми намерениями на наш рынок, не будут поступать сигналы, что возвращаются турецкие поставщики продуктов, товаров, и они должны уйти. Нет, все останется, как есть. Это касается и связей с нашим другим партнером – Евросоюзом. Целый ряд именно экономических ниш, которые раньше занимали поставщики из Европейского Союза и некоторых других стран, заняты другими государствами. Что произошло, то произошло. Это именно те потери, о которых мы всегда говорили.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку Один за десятерых: Медведев - о выборах, санкциях, терактах и Турции


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.