Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Черный лебедь уже вылетел

  • Черный лебедь уже вылетел
  • Смотрите также:

Банк России рассказал о страшных перспективах мировой экономики

Ничего хорошего в мире не происходит, нужно привыкать жить в вечном шторме. Таков краткий итог первого дня Международного финансового конгресса, который проходит в Санкт-Петербурге. На конгрессе много говорили о «черных лебедях», а одним из гостей был «король экономических ужасов» — главный экономист HSBC Стивен Кинг. Корреспондент «Ленты.ру» следил за тем, как государство, банкиры и эксперты пугали друг друга.

Лебединое озеро

Мир стремительно меняется, и трансформации сейчас крайне востребованы. Это первая мысль, высказанная председателем Банка России Эльвирой Набиуллиной в ходе Международного финансового конгресса. В общем, из-за тяги к трансформациям мероприятие и сменило вывеску: раньше оно называлось просто банковским конгрессом.

Официальным маскотом (талисманом) обновленного форума вполне мог бы стать черный лебедь. Редкая птица, влетевшая в экономические словари стараниями американского трейдера Нассима Талеба, упоминалась практически каждым спикером. Теория «черного лебедя» рассматривает непредсказуемые и часто катастрофичные события, оказывающие значительное влияние на финансово-экономическую систему. В последнее время такие события происходят все чаще.

«Черные лебеди на финансовых рынках — не редкость», — констатировала Набиуллина. За последние годы их было три. Сперва Федеральная система (ФРС) США объявила о сворачивании программы количественного смягчения и перестала впрыскивать деньги в американскую экономику через выкуп активов. Затем обвалились нефтяные котировки. Потом пришлось учитывать риски, проявившиеся в экономике Китая.

Brexit не окажет прямого влияния на Россию. Но он все равно стал главным «черным лебедем» 2016 года

Фото: Mary Turner / Getty Images

«Один черный лебедь уже вылетел — это Brexit», — отметила глава ЦБ. Она добавила, что прямое влияние выхода Великобритании из ЕС на российскую финансовую систему будет ограниченным. Отечественные рынки относительно легко перенесли возросшую волатильность, подчеркнула она и снова вернулась к теме перемен.

Набиуллина сообщила, что Brexit — яркий пример того, что люди стремятся к изменениям, в основном — экономическим. Низкие темпы роста, отсутствие прорывных технологий, старение населения — вот несколько причин для разочарования, свидетельством которого стали результаты британского референдума.

Призрак Глазьева

В условиях неопределенности, нарастания рисков и появления глобальных угроз очень просто свалиться в популизм и напринимать массу неверных решений. В России любят легкие рецепты, но они крайне опасны, уверена глава ЦБ: «Например, обещания, что, напечатав один-два-три триллиона рублей и выдав их в виде дешевых кредитов, мы получим устойчивое ускорение темпов экономического роста». Второй соблазнительный путь — заморозка курса рубля. «Под это даже подводится псевдонаучная база», — заявила Эльвира Набиуллина.

Никаких фамилий или должностей она не называла, но явно имела в виду кого-то конкретного — кого-то, кто выступает за валютный контроль или накачку экономики дешевыми деньгами. И то, и другое регулярно предлагает, к примеру, советник президента, академик РАН Сергей Глазьев.

Он же, напомним, обвинял Банк России в безумии. Глазьев также говорил, что политика регулятора привела к экономической катастрофе.

Тревожные прогнозы заняли важное место в рамках Международного финансового конгресса. Один из них сулит долгие годы отсутствия какой-либо определенности на рынках

Фото: ibcongress.ru

«Текиловый кризис» и «король ужасов»

Президент мексиканской инвестиционной компании BTG Pactual Гильермо Ортис приехал в Санкт-Петербург, чтобы рассказать о работе регулятора в его стране. Оказалось, Россия и Мексика очень похожи друг на друга.

Латиноамериканское государство пережило долгую череду экономических неурядиц, тянувшуюся с обострениями с 1985 года. Ее кульминацией стал «текиловый кризис» 1994 года. В нем смешалось все: восстание сапатистов (левых радикалов, которые хотели разжечь революцию по всей стране, но получилось только в штате Чьяпас), резкое падение инвестиционной привлекательности, обвал местной биржи и истощение золотовалютных резервов. 1 ноября у Мексики было 29 миллиардов долларов, к концу декабря стало менее четырех.

Мексиканский ЦБ пошел по дороге, выбранной сегодня Банком России. Был установлен таргет по инфляции — три процента (цель, кстати, реализована). Песо отпустили в свободное плавание. Проводилась жесткая денежно-кредитная политика. «Инфляция — это то, что всегда смущает людей. Когда инфляция падает до 2-3 процентов, люди перестают об этом беспокоиться», — так Ортис обосновал выбор показателя в три процента. Правда, он не упомянул одну деталь — Мексике активно помогали всем миром. Она получила более 50 миллиардов долларов от США, ЕЦБ, Японии и МВФ.

Тезка американского «короля ужасов» — главный экономист британской финансовой корпорации HSBC Стивен Кинг — начал делать то, что у него получается лучше всего: пугать и предупреждать. «У меня очень длинный список того, за что я беспокоюсь», — ответил он на просьбу Набиуллиной рассказать о глобальных экономических рисках. И начал перечислять.

Во-первых, экономика Соединенных Штатов не может восстановиться вот уже семь лет. Существует вполне реальный риск, что она скатится в рецессию. «Спасательных шлюпок» уже нет, об этом свидетельствует политика ФРС: в прошлом при малейшем улучшении ситуации Федрезерв приподнимал ставку, сейчас она замерла на крайне низких уровнях (0,25-0,50 процента).

Во-вторых, Brexit. Всю силу его последствий ощутят на себе британцы (ослабление фунта, рост цен, падение реальных доходов населения), но референдум стал вызовом для всей Европы.

В-третьих, в мире сейчас активно идут валютные войны. «Если одна страна девальвирует валюту, а остальные — нет, это хорошо», — сказал Стивен Кинг. Проблема возникает, когда многие страны разом ослабляют национальные валюты. Так, экономические трудности в Китае вызваны как раз девальвацией в других государствах, считает Кинг. Многие страны благодаря снижению курса валют «экспортировали» собственные проблемы в КНР. В результате темпы роста ВВП Китая падают, и страдают все.

Эльвира Набиуллина выступает за введение бюджетного правила и снижение зависимости России от нефти

Фото: Евгений Переверзев / «Коммерсантъ»

Нефть и китайцы — наша проблема

Так или иначе, но Россия остается зависимой от внешних условий. По оценке Центробанка, падение ВВП КНР на один процентный пункт приведет к сокращению российской экономики на половину процентного пункта.

Другая болевая точка — цены на нефть. Быстрого возврата к высоким котировкам не произойдет, считает Набиуллина. «Российская экономика должна научиться жить в условиях пониженных нефтяных, газовых цен. И нам в целом стоит отказаться от привычки связывать оптимистические прогнозы с растущей ценой на нефть», — сказала она.

При этом Набиуллина выступила за введение бюджетного правила. 50 долларов за баррель — вот возможная цена отсечения. Нефтегазовые доходы выше данного уровня необходимо резервировать. По мнению ЦБ, бюджетное правило помогло бы снизить зависимость России от колебаний сырьевых цен.

В этом вопросе руководитель Банка России вступила в заочную полемику с министром экономического развития Алексеем Улюкаевым. На Петербургском международном экономическом форуме, который прошел в середине июня, чиновник раскритиковал саму концепцию бюджетного правила, связав ее с низким качеством госуправления. «Нам нужно не бюджетное правило, нам нужен правильный бюджет», — подчеркивал он. Улюкаев призвал вообще не ориентироваться на котировки и забыть о нефти (все по заветам нобелевского лауреата Кристофера Писсаридеса). «Шансов на то, что вот эта цена [на нефть] будет правильной, ровно столько же, сколько, выйдя на улицу, встретить зеленую обезьяну — 50 процентов. Либо встретите, либо не встретите, точно так же и с ценой на нефть», — иронизировал Улюкаев.

Но в одном и Улюкаев, и Набиуллина точно согласны. Сейчас в России резко обострилась потребность в структурных реформах. Без них у ЦБ не получится помочь экономике — инструментарий регулятора крайне ограничен. Только системные преобразования помогут преодолеть потолок потенциального роста, который возник над страной. Он ограничивается 1,5-2 процентами в год. Главное, что нужно сделать, — улучшить деловой климат (особенно защиту прав собственности), подчеркнула председатель Банка России. Ну а сам регулятор будет стараться подавить инфляцию до четырех процентов к концу 2017 года, что должно обеспечить макроэкономическую стабильность.

Но дело не только в стабильности. В качестве бонуса Эльвире Набиуллиной воздвигнут памятник. По крайней мере, к этому активно призывает глава «Роснано» Анатолий Чубайс: «Если Центральный банк в будущем году снизит инфляцию даже не до четырех процентов, а до пяти, то уже за это точно можно поставить памятник Эльвире Сахипзадовне. Без всякой иронии, я говорю серьезно».

Впрочем, руководству ЦБ много чего обещали. Запустить их в космос, например. Все ради панорамного вида на российскую экономику после резкого повышения ключевой ставки до 17 процентов (это предлагал миллиардер Олег Дерипаска).

Но пока и космос, и памятник — дела отдаленной и неясной перспективы. А инфляция действительно замедляется.


Самое читаемое сегодня


Категория: Бизнес Новости | |

Подписка на RSS рассылку Черный лебедь уже вылетел


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.