Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Секс, ложь и выборы: как в политике действуют низменные инстинкты

  • Секс, ложь и выборы: как в политике действуют низменные инстинкты
  • Смотрите также:

Отказ актрисы Юлии Михалковой от участия в предвыборной кампании по выборам в Госдуму наверняка расстроит ту часть электората, которая ждет от выборов яркого шоу.

Но в целом это пойдет партии на благо — ведь участие в кампании кандидатов, обладающих ярко выраженными эротическими коннотациями или соответствующим бэкграундом, как правило, вредит выдвинувшим их политическим силам. Именно об этом говорится в посвященной сексу в политике главе из новой книги «Визуализация выбора: история и современное состояние предвыборной агитации в России». Книга выходит в издательстве Пермского научного центра УрО РАН под редакцией политологов Константина Киселева, Олега Подвинцева, Оксаны Рябовой. Znak.com публикует эту главу.

Сексуальность в политической рекламе: насколько эффективен «разрыв шаблона»?

Природа человеческих отношений такова, что тема взаимоотношения полов в обозримой перспективе вряд ли будет лишена внимания. Этот факт активно использует реклама. Молодые привлекательные люди олицетворяют собой практически каждый товар в коммерческой рекламе. При этом, как показывает опыт многочисленных выборов, в политической пропаганде этот мощнейший рекламный инструмент практически не применяется.

Задача этой главы — проследить, насколько в действительности табуирована тема сексуальности в политической рекламе, а также насколько эффективно ее применение в решении различных агитационных задач. Для целей настоящей главы под сексуальностью в политической рекламе будет подразумеваться визуальная демонстрация политиком собственной привлекательности тела, а также внесение в информационную повестку и обсуждение тем, связанных с сексуальными отношениями.

Книга о визуальной составляющей предвыборных кампаний только что вышла в Перми. Предисловие написал известный политтехнолог Игорь Минтусов

Объем политического потенциала сексуальности демонстрирует недавнее исследование финских социологов. Результаты их работы показывают, что привлекательная внешность оказывает влияние на оценку избирателями личных и профессиональных качеств политика. Политические деятели, которые выглядели красивыми на фотографиях, показанных десяти тысячам опрошенных, показались участникам исследования более честными, умными и компетентными, чем внешне менее привлекательные коллеги. При этом даже незначительное преимущество во внешних данных довольно серьезно улучшало мнение избирателей о кандидатах. Такая зависимость наблюдалась как для кандидатов мужского пола, так и для женщин-политиков.

Наиболее очевидный показатель эффективности политической рекламы — процент набранных на выборах голосов. Однако стоит учитывать, что избирательная кампания — процесс крайне непрозрачный, а сами кандидаты перед выборами порой выпускают сотни различных агитматериалов. При этом, как правило, в политической кампании материалы, апеллирующие к теме сексуальности, не являются доминирующими, а текущие социологические замеры штабов, которые могли бы показать динамику рейтингов после выпуска того или иного агитматериала, относятся к разряду закрытой информации. В итоге однозначных ответов на вопрос, за счет чего был получен тот или иной результат, получить практически невозможно. Тем не менее использование сексуальных тем — очень яркий прием, тот самый «разрыв шаблона», который привлекает внимание, вызывает обсуждение и провоцирует избирателя на оценку объекта рекламы. Поэтому использование этих технологий оказывает сильное влияние на результат и позволяет судить об их эффективности даже наблюдателям со стороны.

Мужская и женская сексуальность в политической рекламе

В 2005-м году Екатерина Егорова, президент компании «Никколо М» — одного из старейших российских центров политического консультирования — описала гендерно обусловленный образ кандидата-мужчины следующим образом:

1. Мужчина-политик обязательно должен быть «чуть-чуть брутальным, но аскетичным самцом».

2. У кандидата не должно быть ничего из того, что «позволит маркировать его на бессознательном уровне как женоподобного, мягкого, инфантильного».

3. Ему нельзя носить женоподобную одежду или одежду unisex. Запрещены розовые рубашки и тоненькие ботиночки наподобие бальных туфель.

4. Кандидат должен использовать любую возможность появиться перед публикой «не в рубашечке, а в свитере или водолазке, что даст возможность ощутить его более мужественным».

5. Запрещено вождение «женских» машин, автомобилей соответствующих марок и цветов.

6. В кабинете не должно быть изящной мебели, подушечек на диване и мягких игрушек, а «ваза в форме параллелепипеда лучше, чем ваза с цветочками и оборочками».

7. Обязательны портреты детей: «он — хороший производитель».

8. В общении с избирателями и журналистами мужчине нельзя сюсюкать. «Это должны быть жесткие рубленые фразы без всяких уменьшительно-ласкательных».

По мнению Егоровой, восприятие политического лидера как секс-символа больше характерно для тоталитарных государств. «В Германии,— рассказывает она,— в свое время была истерия среди женщин «хочу родить ребенка от Гитлера». В других странах женщины также воспринимали Фиделя Кастро и Саддама Хусейна как самых лучших и самых красивых. Думается, это закономерное следствие автократичных режимов, где вся политическая система сосредоточена вокруг фигуры лидера, которому приходится быть лидером во всех возможных сферах жизни».

Женитьба Николя Саркози на красавице Карле Бруни ухудшила отношение к политикуКадр ТВЦ

В более демократичных режимах ситуация далеко не столь однозначна. Так, по информации агентства France Presse, более 30% французов отметили, что женитьба президента Николя Саркози на модели Карле Бруни ухудшила их отношение к национальному лидеру. Кроме того, попытки европейских политиков выглядеть более привлекательно часто высмеиваются в СМИ. Так, итальянского премьера Сильвио Берлускони критиковали за многочисленные операции по омоложению, а его французского коллегу Николя Саркози — за ношение обуви на каблуках. Кроме того, в 2007-м году разразился скандал по поводу публикации французским еженедельником отретушированных снимков, на которых Саркози выглядел заметно стройнее, чем был в тот период. А в начале 2010-го года британского политика-консерватора Дэвида Кэмерона раскритиковали за билборды с сильно отредактированными фотографиями. Тем не менее это не мешало и Саркози, и Берлускони, и Кэмерону быть в числе наиболее популярных и влиятельных политиков своих стран.

Проблема женской сексуальности в политической жизни и агитации, безусловно, намного более сложна. По словам Екатерины Егоровой, типичной ошибкой женщин-политиков, является их стремление «быть больше мужчинами, чем сами мужчины»:

• Мужчины же «не склонны верить теткам, которые ходят в мужеподобной одежде, пьют, курят и ругаются матом».

• Женщина должна побеждать «в своем женском обличье, используя весь свой шарм». Платье и туфли на шпильках для женщины-кандидата предпочтительнее строгих деловых костюмов.

• Но одной красоты для победы недостаточно: «Чтобы выиграть выборы, мало хлопать глазками и демонстрировать свою грудь». Мужчины должны воспринимать кандидата «не только как привлекательную женщину, но и как человека, способного решить для них важную задачу».

Однако возможны и иные оценки. Личный опыт проведения российских избирательных кампаний свидетельствует, что зачастую привлекательность кандидата-женщины действует отталкивающе именно на женский электорат. Фокус-группы устойчиво фиксируют эмоционально негативное восприятие, женщины-избирательницы сравнивают свою внешность с фото кандидата, высказывают сомнения в способах попадания дам в политику, приоритетах кандидата и ее способности решить проблемы территории. Негативное внимание привлекает яркий макияж, дорогие украшения, критике подвергается стоимость и степень откровенности одежды. При этом, если избирательниц в целом устраивает образ кандидата-женщины, то это является нейтральным фактором для голосования, в то время как наличие претензий к внешнему виду становится мощным антистимулом для поддержки в день выборов. Важность вопроса усиливается еще и тем, что именно женщины наиболее дисциплинированно посещают избирательные участки в день голосования.

Традиционная стратегия в этих условиях — приближение к стандарту политика-мужчины: брючные костюмы, неброский макияж, отсутствие ярких украшений. Заметим, именно так выглядит большинство женщин-руководителей государств или женщин-лидеров крупных политических партий. Визуальный акцент на женских составляющих образа строится, скорее, в терминах материнства, заботы, распространяемой на все население избирательного округа, либо в русле разговора на «женские» темы (здравоохранение, защита материнства и детства и т. п.), а не с точки зрения физической привлекательности.

Использование сексуальности в непрямой агитации

Политическая реклама присуща не только периоду, непосредственно предшествующему дате голосования. Фактически любое появление политика на публике должно так или иначе презентовать его с положительной стороны, увеличить количество его сторонников. Реклама в межвыборный период легче воспринимается населением, так как у избирателя отсутствует ощущение, что политик добивается его голоса прямо сейчас. Нельзя сказать, что тема отношения полов в текущей политической работе полностью табуирована, однако упоминания этой темы все же достаточно редки. Мотивы, связанные с физической привлекательностью политиков либо содержательной апелляцией к сексуальной тематике в их заявлениях, в межвыборный период привлекают внимание за счет своей неожиданности, «очеловечивают» политиков и порой реально приносят пользу в тот момент, когда дело доходит до избирательных бюллетеней. При этом зачастую агитационный или имиджевый эффект не продумывается заранее, а получается спонтанно или используется в политической рекламе постфактум.

Сфотографировавшись с голым торсом, Владимир Путин напомнил избирательницам, что он далеко не старик

Одним из наиболее ярких примеров подобного плана можно считать фотографии президента Владимира Путина с голым торсом во время отдыха в Сибири летом 2007-го года. Для Путина с первых дней президентства характерно использование образа «мачо»: фото в кабине военного самолета, на подводной лодке, с тиграми обошли все российские и зарубежные издания. Полуобнаженные фото на природе со спиннингом, у реки, верхом на лошади ориентированы на самый активный электорат, женщин среднего возраста и старше, и демонстрируют мужественность и привлекательность российского президента, вызывая эмоциональную поддержку лидера. Насколько известно, эти фото не использовались непосредственно в официальной политической агитации за президента, и без этого по понятным причинам беспрецедентно скудной. Время от времени публикуемые эти кадры до сих пор добавляют моложавости и шарма уже возрастному политику, а также придают отблеск молодости его команде и динамизма политическому курсу.

Еще в 2005–м году на портале Newsru.com были опубликованы комментарии специалистов к проведенному опросу относительно секс-символов российской политики, в котором Владимир Путин занял третье место. По словам социолога Елены Башкировой, внешние данные российского президента оцениваются женщинами очень высоко: некоторые называют его «интересным высоким мужчиной». Башкирова говорит, что такое искажение реальности называется «переносом», когда позитивное отношение к человеку приводит к приписыванию ему качеств, которыми этот человек на самом деле может вовсе не обладать. Комментируя результаты того же опроса, политолог Алексей Мухин отметил, что привлекательность Владимира Путина в глазах женщин связана с «харизмой власти», это «особенность восприятия женщинами мужчин, облаченных властью». На положительный сексуальный имидж главы государства работают его решительные высказывания, правильное поведение в семейной жизни и чисто мужское хобби — борьба дзюдо. На этом фоне вполне ожидаемым выглядит знаменитый эротический календарь, подготовленный в подарок Путину на его 58-летие студентками журфака МГУ.

Появление в «крымском сюжете» Натальи Поклонской позволило переключить внимание части международной аудитории на популярную тему «красивых девушек»

Относительно удачным можно признать PR-ход, связанный с фигурой прокурора Крыма Натальи Поклонской. Сочетание привлекательной внешности и высокого поста в силовых структурах сделало ее очень популярной за пределами России. Активная эксплуатация ее образа позволила в некоторой степени переключить внимание с присоединения Крыма к России на близкую и понятную каждому тему красивых девушек, смягчая агрессивный образ РФ за рубежом. Разумеется, здесь не идет речь о предвыборной рекламе, однако использование сексуальности для решения политических проблем налицо. Эффективность этого приема в цифрах подсчитать также непросто, однако, по данным поисковика Яндекс, количество совместных упоминаний слов «crimea poklonskaya» с марта 2014-го по март 2015-го года на интернет-страницах англоязычного сегмента сети достигло 2% от числа совместных упоминаний «crimea putin», что с учетом международной ситуации неплохой показатель. При этом наибольшая упоминаемость Поклонской была достигнута в марте-апреле 2014-го года, именно тогда, когда было принято решение о возвращении Крыма в состав России и накал страстей по этому поводу был максимальным.

Пожалуй, наиболее активно в России сексуальную тему в своей текущей политической деятельности использует скандальный петербургский депутат Виталий Милонов. Борьба за чистоту нравов уже принесла ему федеральную известность: вряд ли хотя бы один региональный депутат настолько часто мелькает в СМИ по всей стране. Визуальные агитационные материалы Милонова времен избирательной кампании нам, к сожалению, недоступны. Да и вряд ли в них содержалось что-нибудь необычное, учитывая формирование петербурского ЗАКСа в 2011-м году сугубо по пропорциональной системе. Тем любопытнее будет посмотреть на его агитацию в будущем году, когда вновь состоятся выборы в Петербурге в случае, если он примет решение баллотироваться по одномандатному округу, либо результаты по территориальной группе, если он пойдет по списку. Казалось бы, откровенно эпатирующее поведение должно приносить политику значительные минусы в культурной столице страны. Тем не менее на выборах 2011-го года по 15-й территориальной группе, кандидатом по которой был Виталий Милонов, партия «Единая Россия» получила максимальный результат в Петербурге (67, 71%) при среднем результате по городу 36, 96%. Возможно, это объясняется меньшей интенсивностью его борьбы в то время. Так, по данным поиска Google за 2011-й год, фамилия Милонова упоминалась в СМИ 28 тысяч раз, в 2012-м — 55 тысяч, в 2013-м — 58 тысяч раз и в 2014-м — уже 120 тысяч раз. Однако и до выборов 2011-го его заявления и действия были, прямо скажем, неоднозначными. Интересен будет и содержательный формат его взаимодействия с партией: в какой степени «Единая Россия» возьмет Виталия Милонова и его инициативы на флаг либо наоборот будет от него дистанцироваться. Тем более, что самоопределяться партии по отношению к Милонову так или иначе придется: он создал себе яркий образ, к которому трудно остаться равнодушным. Так, некоторые активисты, не дожидаясь выборов, выпускают контрагитацию против Милонова уже сейчас.

Придя на партийный юбилей в откровенном платье, Никита Клэструп моментально стала самым знаменитым датским политиком за рубежом Дании

Безусловно, непрямая политическая агитация с сексуальным подтекстом характерна не только для России. В начале марта этого года 21-летняя студентка Копенгагенского университета Никита Клэструп устроила небольшой скандал, придя на 110-летний юбилей Консервативной партии Дании в достаточно откровенном платье. Никита является руководителем местного отделения молодежного крыла этой политической организации (Konservativ Ungdom). В настоящий момент тяжело судить о том, сколько дополнительных голосов получит (или потеряет) датская консервативная партия на ближайших выборах благодаря Никите Клэструп. Однако, по данным аналитического сайта Alexa.com, более 50% заходов на сайт молодых датских консерваторов связаны с поиском имени руководителя местного отделения, а ее имя, согласно поисковику Google, только на датском языке упоминалось более 10 тысяч раз.

Апелляция к молодежной аудитории

Задача привлечения на выборы и агитации молодежного электората является для организаторов избирательных кампаний одной из самых сложных. Большая часть молодых избирателей не придает значения политической борьбе и ценности своего голоса, считает эту сферу скучной. Соответственно тот, кто найдет ключ к этой аудитории, сможет получить весомую прибавку в свою электоральную копилку. Понимая это, ряд участников выборов пытается использовать тему сексуальности для привлечения молодежного электората тем более, что в массовом сознании она ассоциируется, в первую очередь, с молодостью. Неслучайно один из кандидатов, участвовавших в выборах на территории Свердловской области в 1990-х гг., выпускал листовки со слоганом «Мы молоды, энергичны, сексуальны».

Эксперименты российских партий с выходом на молодежь при помощи сексуальной тематики страдают разной степенью неуклюжести. При этом эффективность мероприятий, как правило, приближается к нулю. Во времена расцвета российской многопартийности в 1990-х гг. проблема выбора своего лица среди множества кандидатов стояла особенно остро. Попытки привлечь внимание юных избирателей при помощи эротехнологий предпринимала организация «Молодые социал-демократы».

Остался в памяти и рекламный плакат движения «Новая сила» с двусмысленным слоганом «Любите женщин с НОВОЙ СИЛОЙ». К сожалению, ни одно из этих политических объединений не добилось хоть сколько-нибудь значительного результата. Несколько более удачными были выполненные в достаточно консервативной стилистике плакаты Аграрной партии с девушкой, символизирующей плодородие отечественной земли.

Не избежала соблазна выйти на молодежную аудиторию при помощи ярких визуальных изображений и КПРФ. Несмотря на очевидную необходимость омоложения электората, общение с молодежью у КПРФ должно быть построено особенно тонко, чтобы не оттолкнуть избирателя старшего возраста. Если вариант молодежной пары от КПРФ с молодым человеком, похожим на Ленина в лучшие годы, еще можно счесть приемлемым хотя бы для политически активной аудитории, то региональные потуги, прямо скажем, не очень убедительны. Девушка в пионерском галстуке выглядит на фоне коммунистических символов несколько вызывающе, равно как кандидат в губернаторы Красноярского края от коммунистов В. Сергиенко на плакате среди симпатичных девушек в лучшем случае вызывает ощущение человека не на своем месте, а в худшем — престарелого педофила.

Коммунистам крайне сложно эксплуатировать эротические мотивы в своей агитации

Гораздо больший люфт в плане использования красоты человеческого тела в политической борьбе у ЛДПР, для которой провокативная манера ведения кампании является, скорее, нормой. Однако и здесь попытки внесения перчинки в предвыборный процесс не приносят результата. Так, в 2005-м году в Белгородской области разразился масштабный скандал, в результате которого за 3 дня до дня голосования был полностью заменен персональный состав партийного списка. Второе место в партийном списке получила Маша Малиновская, занявшая летом того года 23-е место в рейтинге самых красивых женщин планеты по мнению русской редакции журнала FHM. Разумеется, более чем вероятно, что полная смена списка стала следствием какого-то внутрипартийного конфликта. Однако привлечение тяжелой шоу-артиллерии в список ЛДПР партии не помогло: по итогам выборов сторонники Жириновского получили только 6, 74% голосов. При этом результаты ЛДПР на выборах в Госдуму в декабре 2003-го года по Белгородской области были заметно выше — 11,6%. Выборы в Госдуму в 2007-м году принесли партии 6,44% голосов избирателей, на следующих региональных выборах ЛДПР получила 7,25%.

Представляется, что нынешняя партия власти должна быть наиболее осторожна с подобными технологиями, особенно принимая во внимание их спорные эффекты, огромную фору в конкурентной борьбе и достаточно жесткую структуру управления.

В целом так и происходит: представители «Единой России» в ходе агитационных кампаний, как правило, выпускают консервативно оформленные материалы. Возможный источник проблем лежит в другой плоскости. Гламурные фотосессии юных законодательниц от «Единой России» вызывают, с одной стороны, естественное любопытство, а с другой, раздражение у основной части населения. И если любопытство для партии со 100 процентной известностью в голоса не конвертируется, то раздражение безусловно влияет как на количество голосов, так и на общее недовольство «жирующими» элитами. Вряд ли мы сможем найти откровенные фото депутатов Марии Кожевниковой, Светланы Хоркиной, Алины Кабаевой в официальной агитации. Однако публикация таких снимков за пределами кампании все равно вызывает вопросы к партии о том, что эти девушки делают в Государственной Думе. Один из последних примеров этого плана — назначение актрисы шоу «Уральские Пельмени» Юлии Михалковой помощницей лидера свердловской ячейки ЕР Виктора Шептия и практически совпавшая по времени очередная фотосессия девушки в неглиже.

Фотосессия Юлии Михалковой для «Максима» сделала девушку еще более известной, но в то же время осложнила ей путь в политикуMaximonline.Ru

Эротехнологии показывают свою неэффективность даже в том случае, когда молодежь обращается сама к себе. Так, в декабре 2013-го года состоялись выборы молодежного парламента в Свердловской области. В крупнейших городах территории — Екатеринбурге и Нижнем Тагиле — выборы проводились по пропорциональной системе с проходным барьером в 5%. На остальной территории области была использована мажоритарная система с одно-двухмандатными округами. Разумеется, эти выборы нельзя назвать полноценной кампанией, однако ее итоги находились под минимальным давлением не электоральных факторов, благодаря чему качественная агитация могла напрямую конвертироваться в голоса.

Готовясь к дню голосования, представители молодежного крыла «Справедливой России» выпустили серию агитационных плакатов с двусмысленными лозунгами: «Чтобы родилась справедливость ее нужно зачать. Мы уже работаем. Ты готов?», «Мои стринги на политическом ринге», «Меня не парит политика! Я запарюсь на твои проблемы!» и т. п. На плакатах полуобнаженные юноши и девушки — кандидаты в молодежный парламент — прикрывались знаменами с партийной символикой. Фамилии кандидатов на плакатах отсутствовали, так что ориентированы они были только на территории с выборами по пропорциональной системе. Результат этой агитационной кампании оказался плачевен. Из 50 избранных молодежных депутатов только один оказался выдвинут «Справедливой Россией», да и тот одномандатник. Ни в Екатеринбурге, ни в Нижнем Тагиле «Справедливая Россия» не преодолела 5%-ный барьер, уступив в том числе нескольким студенческим союзам и РОО Армянская община «Ани-Армения». При этом за два года до этого на выборах в Государственную Думу «Справедливая Россия» в Нижнем Тагиле получила 24,28% голосов (второе место после «Единой России», набравшей 33, 15%), а в столице региона заняла первое место, опередив с 27,6% голосов партию власти (25, 6% у «Единой России»).

Попытка эсеров поиграть в эротическую рекламу оказалась очень неудачной. Впрочем, это были всего лишь выборы молодежного парламента

Таким образом, опыт множества избирательных кампаний свидетельствует, что привлечение молодежи на выборы посредством эротехнологий приносит больше проблем, чем дополнительных голосов. Причин тому может быть несколько. Во-первых, политики в этой сфере не в состоянии подать достаточно мощный сигнал, способный конкурировать за внимание молодежи в сравнении с шоу-бизнесом и Интернетом. Во-вторых, немалый дополнительный риск состоит в том, что яркие посылы, ориентированные на молодежь, отталкивают более традиционного избирателя. Понимая это, политтехнологи смягчают акценты, что ведет к двойной потере голосов: молодежь не замечает вялых попыток ее заинтересовать, а консервативные избиратели негативно реагируют даже на относительно безобидные материалы.

Сексуальность как политическая провокация

Сознательная провокация — достаточно частое явление в политике в целом и в предвыборной борьбе в частности. При этом среди главных задач провокации может быть не только немедленная победа на выборах, но и привлечение внимания к какой-либо проблеме из политической сферы.

Особенно прославились на ниве политической провокации с сексуальным оттенком украинские девушки из объединения FEMEN. Гражданские акции с обнаженной натурой в их исполнении стали беспроигрышным вариантом, неизменно привлекая внимание СМИ, а значит, и, обывателя к проблеме. Многочисленные протестные акции за права женщин, в поддержку Украины, против фашизма и расизма, политические акции перед выборами во Франции, России, Украине, направленные против Марин Ле Пен, В. Путина, Ю. Тимошенко, В. Януковича, принесли им общемировую знаменитость. Так, поисковая система Google выдает более 8 млн. страниц с упоминанием этого движения. Учитывая микроскопические финансовые затраты на проведение акций, эффективность их работы можно признать очень высокой. Вскоре после старта работы движения найденная им технология оказалась настолько популярной, что у исходной группы быстро появились клоны в разных странах.

Помимо политических маргиналов, сознательной провокацией избирателей порой грешат и вполне солидные политические силы. В преддверии выборов в Бундестаг в 2009-м году в Берлине появились агитационные плакаты кандидата от ХДС Веры Ленгсфельд (Vera Lengsfeld), на которых она фигурирует рядом с канцлером Ангелой Меркель. Обе женщины изображены с глубокими откровенными декольте, а надпись гласит «Мы можем предложить куда больше».

Вера Ленгсфельд пыталась донести до избирателей, что она может предложить «больше», чем Ангела Меркель, — наглядно демонстрируя это глубоким декольте

Инициатором появления агитационного плаката с декольте выступила сама Ленгсфельд, в прошлом известная в ГДР правозащитница. Она сознательно сделала ставку на провокацию, отметив, что в берлинском районе Фридрихсхайн-Кройцберг, от которого она избирается, ХДС рассматривается как партия стареющих обывателей «с пивными животами» и плакат должен был способствовать изменению партийного имиджа.

Вера Ленгсфельд достигла своей цели: на плакат действительно обратили внимание, а в блоге Ленгсфельд развернулась жестокая дискуссия о сексизме, ханжестве и двусмысленности предвыборных лозунгов. По данным RP-online особенно возмущены были пользователи-мужчины. Плакат с декольте отодвинул на задний план состоявшуюся несколькими днями позднее официальную презентацию шести официальных предвыборных плакатов ХДС, где фигурировали Ангела Меркель, министр экономики Карл-Теодор цу Гуттенберг и министр по делам семьи Урсула фон дер Лайен. Выборы в Бундестаг 2009-м году подарили избирателям сразу несколько подобных скандалов. Автором одного из них стала Габриела Паули, депутат от ХСС, вышедшая из партии и создавшая свою организацию под названием «Свободный союз». Учредительный съезд этой партии прошел в пивной мюнхенской «Хофбройкелле» (Hofbraeukelle), где в далеком октябре 1919-м году свою первую политическую речь произнес Адольф Гитлер. К этому времени Габриела Паули уже отметилась нашумевшим предложением законодательно ограничить длительность брака семью годами и автоматически разводить супругов по истечении этого срока.

Считающаяся самым гламурным политиком Баварии, а возможно и всей Германии, она рискнула перед выборами назначить своей ближайшей помощницей 36-летнюю секс- бомбу, Девушку года журнала «Пентхаус» (1998/99) Кадер Лот (Kader Loth). Известная модель стала уполномоченной по делам женщин берлинского регионального объединения «Свободного союза», традиционно заявив, что она постарается сократить существующую дистанцию между политиками и рядовыми гражданами. Несмотря на целый ряд ярких действий в период избирательной кампании госпожа Паули в состав бундестага избраться не смогла.

Звезда «Пентхауза» Кадер Лот безуспешно пыталась избраться в Бундестаг

В том же 2009-м году весьма провокационной получилась кампания местного отделения партии «Зеленые» в городе Карст на выборах в ландтаг германской земли Северный Рейн-Вестфалия. Экологисты были вынуждены убрать с улиц предвыборный агитационный плакат, на котором были изображены красивые бедра и попа чернокожей женщины с приложением слогана «Единственный повод выбрать черное». Для большей убедительности черная попа на плакате была надежно схвачена двумя белыми руками.

«Зеленые» из Карста заявили, что плакат с попой был направлен против доминирующей в городе ХДС, которая в немецкой политической традиции стойко ассоциируется с черным цветом. Однако это их не спасло, и они заслуженно попали под огонь жесткой критики с обвинениями в пропаганде расизма и сексизме, причем не только со стороны консерваторов, но также и со стороны либералов и левых. И это неудивительно, учитывая, что, по опросу университета Ландау, немецкие избиратели считают «Зеленых» самой сексуальной партией Германии, а ее представителей самыми любвеобильными и жизнерадостными среди партийцев. ХДС и СДПГ занимают в этом рейтинге последние места.

Еще одним европейским «разрывателем шаблонов» стала польская Партия Женщин (Partia Kobiet). По словам основателя партии, писательницы Мануэлы Гретковской, в 2006-м она создала организацию из-за того, что правительство Польши ужесточило и без того строгое законодательство относительно абортов. Кроме того, партия требовала увеличения числа гинекологических клиник, широкого доступа к контрацептивам, права на безболезненные роды, а также справедливой выплаты пенсий, пособий и улучшения услуг по уходу за детьми.

Кандидаты от польской «Партии женщин» активно эксплуатировали гендерную тему в рекламе

Первым электоральным испытанием для новой партии стали выборы в сейм 21 октября 2007-го года. По результатам социологических замеров в сентябре, рейтинг ПЖ не превышал 3% при пятипроцентном заградительном барьере. Очевидно, что для экстренного роста популярности нужен был нестандартный ход. В этих условиях женщины пошли ва-банк. За месяц до даты голосования прошла презентация новой наружной рекламы, на которой 7 обнаженных женщин-кандидатов были прикрыты только плакатом с названием партии. «Мы красивы, обнажены и горды. Мы искренни и честны душой и телом. Это не порнография, здесь нет ничего, связанного с сексом»,— комментировала эпатажный ход партийный лидер Мануэла Гретковска. Тем не менее вряд ли словесная маскировка смягчила шок от визуального исполнения агитматериала. Постер являлся несомненным вызовом, особенно в традиционно католической консервативной Польше.

Как обычно, провокационный ход привлек внимание журналистов. О партии написали СМИ по всему миру. Однако организаторы переоценили способность поляков выйти за рамки традиционных политических ценностей. На выборах в сейм партия получила 0,27% голосов — значительно меньше, чем ей давали соцопросы до выхода эпатажной агитации.

Судя по всему, это был единственный опыт провокационной кампании польской «Партии Женщин». При этом опыт был признан неудачным, и агитматериалы более поздних кампаний были вполне традиционны. Несмотря на это, партия так и осталась на периферии политической системы Польши. В выборах 2011-го года, по партийным спискам, она не принимала участие. Представители партии участвовали в выборах Европарламента в 2014-м, однако успеха также не добились. Судя по партийному сайту, партия участвует в некоторых избирательных кампаниях и существует до сих пор, хотя ведет себя пассивно и крайне редко обновляет свое представительство в сети Интернет.

Наиболее развернутый пример использования эротики в политической борьбе дает основанная все в том же 2009-м году Австралийская партия секса.

Само название этой партии уже является провокацией. По словам ее лидера Фионы Паттен, последней каплей, заставившей ее создать партию, стало введение фильтров в Интернете запрещающих доступ к ряду страниц с недетским контентом. Это, впрочем, неудивительно, учитывая то, что госпожа Паттен возглавляла австралийскую Eros Association — объединение распространителей материалов для взрослых. Несмотря на столь неоднозначные истоки, партия претендует на достаточно широкое представительство в австралийской политике и стремится выйти из маргинального гетто, расширяя список своих приоритетов. Среди таких вполне конвенциональных требований, как секуляризованное образование, круглосуточный общественный транспорт, улучшение системы здравоохранения, партия посредством провокационной постерной кампании поднимала пограничные политические проблемы: легализацию марихуаны, эвтаназию, поддержку абортов, поддержку гей-браков, отмену фильтрации контента в Интернете.

Название партии и поднимаемые ею темы предоставляют гигантское поле для вдохновения политических рекламистов. Несмотря на то, что в политической агитации секс-партийцы разумно избегают излишней демонстрации телесности, их материалы весьма провокационны. Много шума, в частности, наделала масштабная визуальная кампания под слоганом «We give a f**k…» («Нам не наплевать…»).

Фиона Паттен, создавшая в Австралии Партию секса, смогла сделать относительно успешную карьеру

Из этой же серии и партийная сувенирная продукция. В то время как основные партии выпускают значки и наклейки, партия секса предсказуемо выпустила партийные презервативы, с юмором обыграв на их упаковке недостатки конкурентов и собственные преимущества.

Яркость применяемых партией технологий порой приводит к неожиданным результатам. Так, Интернет-гиганты Google и Facebook не раз отказывались размещать рекламу организации со словами «секс», «марихуана», «эвтаназия». Любопытно, что по итогам рассмотрения жалобы от представителей партии Facebook, в отличие от Google, разрешил спорную рекламу.

В отличие от многих подобных проектов Австралийская партия секса живет уже более 6 лет, регулярно участвуя в выборах. В 2009–2010-м гг., сразу после своей регистрации партия регулярно получала 2–3% голосов на федеральных и региональных выборах. По словам ее лидера, Австралийская партия секса на старте получила большую поддержку, чем партия «Зеленых» во время своей первой федеральной кампании, и сможет добиться лучших результатов, чем образовавшиеся 20 лет назад экологисты. Надо сказать, что такой оптимизм имеет право на существование. Так, на довыборах в ассамблею штата Виктория в 2011–2013-м гг. представители партии получали уже 5–8% голосов.

В 2014-м году Фиона Паттен впервые была избрана в Законодательный совет австралийского штата Виктория от территории Northern Metropolitan Region. 

Отметились на ниве использования провокационных технологий и итальянские политические активисты. 12–13 июня 2011-го года в этой стране был проведен референдум, на котором жителям предлагалось высказать свое мнение по четырем вопросам. Первый вопрос касался отмены недавно принятых законов, которые разрешают строительство новых АЭС на территории Италии. Второй — приватизации системы водоснабжения. Третий — установления тарифов на водоснабжение в зависимости от вложенных средств. И четвертый — отмены законопроекта, дающего членам правительства, в том числе премьер-министру, иммунитет перед судом.

По итогам референдума подавляющее большинство итальянцев ответили на все четыре вопроса «да». Однако главная интрига состояла даже не в проценте поддержки предложенных вопросов, а в явке избирателей. До 2011-го года недостаточная явка была главной проблемой итальянских референдумов, что даже привело к срыву нескольких плебисцитов. В условиях, когда по вынесенным вопросам существовал общенациональный консенсус, одним из способов заманить граждан на избирательные участки стала провокационная реклама. Стоит отметить, что формат рекламы во многом перекликался с одним из важнейших вопросов референдума — голосованием за лишение судебного иммунитета членов итальянского правительства и самого премьера Сильвио Берлускони, не раз попадавшего в околосексуальные скандалы.

В итоге явка на референдум составила более 57% — наиболее высокий показатель за 16 лет. Это позволило признать его состоявшимся в отличие от предыдущих, которые итальянцы предпочли проигнорировать. Вряд ли стоит приписывать успех референдума исключительно постерной кампании с эмоциональной девушкой на переднем плане. Тем не менее положительный результат говорит как минимум о возможности применения подобных провокационных техник.

Уже в марте 2015-го года к провокационным методам ведения кампании прибегла кандидат на пост мэра испанского города Португалете Иоланда Коусейро Морин. Кандидат от правой «Партии свободы — Чистые руки», снялась на предвыборном плакате в обнаженном виде. Задача плаката была визуализировать основную тему кампании, связанную с обвинениями соперников из левой партии «Подемос» в монополизации политического поля в Стране Басков и коррупции. «Политики оставили нас голыми»,— именно так звучит надпись, прикрывающая ее бюст. 

Судя по тому, что госпожа Морин — единственный кандидат от «Партии свободы — Чистые руки» в Басконии (всего по стране их более сотни), ее провокационная кампания стала неким «фолом последней надежды», призванным если не помочь ее избранию, то как минимум привлечь внимание горожан к обозначенной проблеме. 

Провокационные технологии не обязательно связаны с визуализацией сексуальности. Один из самых провокационных способов фандрайзинга для политической кампании в 2010-м году использовал венесуэльский оппозиционер Густаво Ройяс. Он организовал лотерею, в которой в качестве приза предлагались имплантаты для увеличения груди. Данная операция пользуется большой популярностью в латиноамериканской стране. К сожалению, неизвестно, набрал ли этот политик достаточно средств, однако в составе действующего парламента Венесуэлы такой человек не числится. В любом случае, как минимум частично провокация себя оправдала: о нем совершенно бесплатно написали газеты по всему миру.

Кандидат в президенты Мексики Хосефина Васкес Мота призывала женщин отказывать мужьям в сексе, если те не ходят на выборыEPA

В 2012-м году кандидат в президенты Мексики Хосефина Васкес Мота призвала гражданок страны поработать над повышением явки на предстоящих выборах. Она попросила мексиканских женщин отказать в сексе тем мужьям и партнерам, которые в день выборов (1 июля) поленятся идти на участки для голосования. Согласно опросам общественного мнения, кандидат от правящей партии сильно отстает от оппозиционного кандидата Энрике Пена Ньето. При этом в штабе Васкес Моты полагали, что только высокая явка избирателей способна дать ей шансы на победу. В ответ на недовольство мексиканцев кандидат в президенты изменила условия игры, призвав своих сторонниц, наоборот, быть благосклоннее к мужчинам, готовым ее поддержать на выборах. К несчастью для кандидата, инициатива, уходящая корнями к аристофановской «Лисистрате», в Мексике не сработала, выборы госпожа Мота проиграла. Примечательно, что Хосефина Васкес Мота на тот момент кандидатом от правящей «Партии национального действия».

И все же эта идея широко шагает по планете. Похожий бойкот в 2009-м году объявила жена президента Кении, призывая его урегулировать политический кризис, породивший межэтнические столкновения с множеством погибших. Несмотря на то, что прямым адресатом этого демарша был единственный человек, предприимчивая женщина обратилась к женам других политиков страны с призывом поддержать ее инициативу. При этом главный эффект мероприятия заключался, разумеется, не в специфическом давлении на президента, а в демонстрации населению стремления элит страны к миру.

В 2003-м году похожим образом в Германии пытались бороться с политиками, поддерживающими войну в Ираке. Операции по принуждению к миру под угрозой сексуального бойкота проводили женщины на Украине, Филиппинах, в Бельгии, Судане, Зимбабве. Неизвестно, насколько влиятельны оказались эти угрозы, но интенсивность большинства конфликтов понизилась.

Несмотря на то, что сексуальное воздержание как политическое оружие обычно использует прекрасный пол, история знает и обратные случаи. Так, в 2010-м году угандийский оппозиционный политик, кандидат на пост мэра города Мбарара Стэнли Кулембайе объявил обратный бойкот, призвав мужчин перестать заниматься любовью с женами, сторонницами бывшего президента Йовери Мусевени. Инициатива оказалась провальной, Мусевени победил, набрав 68% голосов. 

Обобщая опыт сексуальных провокаций, можно сделать в целом очевидный вывод: провокации хорошо привлекают внимание к политику или проблеме, но не способствуют победе на выборах. В электоральной борьбе провокации с сексуальным подтекстом используются только аутсайдерами в качестве «фола последней надежды». 

Карнавализация выборов

Пожалуй, наиболее эффективно апеллирующие к сексуальности политические технологии справляются с задачей карнавализации выборов, выступая в качестве деструктивных методов ведения кампании.

Причина проста: использующие их кандидаты не ставят задачу выиграть выборы и более свободны в выборе инструментов работы. По мнению одного из главных исследователей феномена карнавала Михаила Бахтина, основная сущность данного вида технологии— переворачивание сущностей, взаимная смена сакрального верха и профанного низа. Эта концепция как нельзя лучше описывает карнавализацию политики при помощи эротехнологий, когда вместо важнейших вопросов развития общества на первый план выносят вопросы телесности.

Кандидат Кискин стал жертвой провокации из-за своей фамилии. Впрочем, неизвестно: может быть, то был «самострел»

Подобных примеров достаточно много. Так, в 2009-м году на выборах мэра Сочи среди множества других представителей шоу-бизнеса была выдвинута известная порноактриса Елена Беркова. Обсуждение этого кандидата в Интернете, индуцированное обсуждение в оффлайне, скандальные публикации в СМИ, сделанный, судя по качеству, «на коленке» за пару часов видеоролик с Берковой топлес и слоганом «Вместе мы сделаем Олимпиаду!» преследовали, на наш взгляд, очевидную задачу: объединить множество кандидатов, включая оппонирующего власти Бориса Немцова, в группу явных «неадекватов», выгодно оттенив таким образом серьезного кандидата в мэры от «Единой России».

Замечательная серия агитационных материалов была выпущена в 2012-м году на выборах одного из депутатов Верховной Рады Украины в Крыму. Политтехнологи обыграли фамилию С. Кискина, выпустив серию плакатов под общим слоганом «Киски голосуют за Кискина!». Несмотря на то, что кандидат обвинял в провокации своих конкурентов, до сих пор неизвестно, кто на самом деле являлся инициатором этой кампании. Очевидны случаи переключения внимания избирателей, когда кандидат сам выпускает против себя компрометирующую информацию, обвиняя впоследствии своих конкуренто и выступая в качестве несправедливо обиженного. Нет сомнения, что технология привлекла внимание крымчан, хотя самому С. Кискину выиграть выборы не удалось.

Эффективность технологий карнавализации работает и в обратном направлении. В случае, когда основные участники выборов заинтересованы в серьезной или скучной кампании, применение подобных технологий лучше исключить. Именно так поступили в 2014-м году в Челябинске. Важность выборов для региональной власти была обусловлена тем, что впервые на должность губернатора претендовал топ-менеджер Магнитогорского металлургического комбината, крупнейшего предприятия второго по величине города области, а также был опробован новый формат выборов представительного органа областной столицы. Основная задача, которая решалась на этих выборах,— обеспечить легитимность вновь избранных органов власти. Регистрация в депутаты от одного из районных советов Челябинска кандидата от КПРФ Алексея Бащенко, более известного как звезда травести-шоу «Марица Премудрая», создала лишний скандальный фон в условиях потенциально конфликтной ситуации. В итоге единственный эпатажный кандидат был вынужден сойти с дистанции.

В рекламе кандидата Тани Дерво 400 тысяч рабочих мест (jobs) превратились в 40 тысяч минетов (blowjobs)

Разумеется, подобные провокативные технологии применяются и за рубежом. В 2007-м году бельгийская студентка Таня Дерво, изучающая маркетинг, решила вместе с пятью друзьями взять академический отпуск, чтобы предложить свою кандидатуру на муниципальных и парламентских выборах в Бельгии. Цель активных студентов заключалась в том, чтобы дать возможность «непартийного протестного голосования» тем избирателям, которых не устраивает ни одна партия и которые хотят показать, что разочарованы невыполненными парламентскими партиями обещаниями. Нужно отметить, что протестное голосование — это потенциально емкая электоральная ниша в Бельгии, где участие в голосовании для граждан является обязательным. Выдвинувшая ее кандидатом в сенат Партия протеста NEE (в переводе с голландского «нет») была основана группой антверпенской молодежи в 2005-м году и позиционировала себя как протестное движение против всех существующих бельгийский партий. Ее задачей было продемонстрировать традиционным политическим партиям их недостатки и приблизить политику к гражданам.

Сначала Таня появлялась в предвыборной рекламе NEE обнаженной или полуобнаженной с крыльями ангела и обещала создать 400 тысяч jobs (рабочих мест) вместо предложения партии премьер-министра Ги Верхофстадта создать 200 тысяч рабочих мест. Однако реакция одного из сторонников, игриво спросившего ее, почему бы ей не пообещать более логичного при таком образе blowjobs (в переводе с английского «оральный секс») вместо jobs, привела к тому, что Таня и ее команда решились дать еще более провокационное и утрированное толкование лозунга. На ее предвыборной интернет-странице nee-antwerpen.be Таня предложила «40 тысяч минетов» записавшимся. Все это сопровождалось соответствующей постерной кампанией.

Результаты кампании можно оценивать двояко. С одной стороны, вряд ли бельгийские активисты, проводившие столь «отвязную» кампанию, всерьез претендовали на места в парламенте. Электоральный результат партии был разгромным. На муниципальных выборах в октябре 2006-го года в Антверпене NEE получила поддержку более 4500 избирателей (около 1,5% голосов) и ни один ее кандидат не прошел в городской совет. По результатам выборов в сенат NEE получила и того меньше — 0,18% голосов, что не дало ей ни одного места в парламенте. Партия прекратила существование. Вместе с тем, по данным аналитического сайта Alexa.com, благодаря кампании Тани Дерво веб-страница партии NEE некоторое время была наиболее посещаемым политическим порталом, опережая сайт американского Белого дома и Лейбористской партии Великобритании. И есть вероятность, что в памяти хотя бы небольшой части посетителей портала остался не только волшебный образ кандидата в сенат, но и проблемы, которые она пыталась поднять.

Участие порно в политике

Несколько особняком в электоральной рекламе стоит проблема участия в политике деятелей секс-индустрии. Очевидно, что любая политическая активность кандидата с подобным прошлым неизбежно будет визуализирована и содержательно интерпретирована совершенно однозначно.

Несмотря на очевидные риски участия в политике в новостях регулярно мелькают сообщения о выдвижении кандидатов с неоднозначным жизненным опытом на тех или иных выборах. Вот лишь некоторые примеры.

В 2010-м году американская порнозвезда Сторми Дэниэлс пыталась посоперничать на праймериз кандидатов в сенат от штата Луизиана с сенатором-республиканцем Дэвидом Виттером, получив поддержку известного порномагната Ларри Флинта. Для организации своей кампании Дэниэлс даже наняла авторитетного политтехнолога Брайана Вэлша, который ранее работал с кандидатами от демократов.

Несмотря на свои преимущества, Сторми Дэниелс не смогла победить на выборах сенатора Дэвида Виттера

Дэниэлс несколько раз вызывала соперника на публичные дебаты, однако он всякий раз отказывался. В результате звезда вынуждена была заявить, что у ее соперника просто «нет яиц», чтобы с ней тягаться. К слову, самого Виттера обвиняли в том, что он пользовался услугами эскорт-агентств. Однако это не помешало ему выиграть праймериз и впоследствии сохранить за собой место сенатора от Луизианы.

В борьбе за кресло губернатора Невады участвовала и другая американская порноактриса Мими Мияги. В своей предвыборной кампании она использовала свое настоящее имя Мелоди Дамайо и выдвигалась от республиканцев под лозунгом «Мне нечего терять». Избиратели откровенность актрисы не оценили: она получила только 1% голосов.

Еще раньше, в 2003-м году, в губернаторской гонке на пост главы Калифорнии пыталась принять участие и актриса Мэри Эллен Кук, известная под псевдонимом Мэри Кэри. Выборы были объявлены в связи с отзывом непопулярного губернатора Грея Дэвиса. Агитационная кампания и визуально, и содержательно соответствовала кандидату: Мэри

Кэри выступала за браки между геями, введение налогов на обладательниц силиконовых бюстов, снижение налогов на стриптиз. Финансировать свою кампанию порнозвезда предполагала за счет сбора пожертвований на платных свиданиях. Победу в итоге одержал другой популярный актер Арнольд Шварценеггер.

В начале 2000-х гг. на австралийской политической сцене появилась и быстро исчезла порнозвезда Джоди Мур. В течение своей краткой политической карьеры Мур баллотировалась в федеральный сенат, мэры Брисбена, законодательное собрание штата Квинсленд и даже стала основателем партии имени себя. Однако выиграть выборы госпоже Мур не помогли даже огромные билборды, рекламирующие кандидата во всей красе. 

В 2003–2004 гг. по всему миру наблюдался беспрецедентный всплеск политической активности порноактрис. В парламент Чили пыталась пройти местная порнозвезда Рейчл, в Европарламент от Чехии — Катерина Бочникова. В 2004-м году выборы в британский парламент проиграла работница порноиндустрии Тина Харвей. Неудачей также закончился рывок порно во власть в Бразилии и Сальвадоре. Безуспешна была и последовательница Чиччолины Аннетка Феер, претендовавшая на место депутата Европарламента от Венгрии.

Пожалуй, единственный относительно успешный случай политической карьеры работника порноиндустрии продемонстрировала Илона Сталлер. Порнозвезда, более известная как Чиччолина, была избрана в парламент Италии в 1987-м году от левой Радикальной партии. Причем для Илоны это была уже вторая попытка участия в политике: в 1979-м году она вы- двигалась в качестве кандидата от итальянской партии «Зеленых». В 1991-м году на излете своих полномочий в итальянской национальной ассамблее она стала одним из организаторов политического движения Partito dell’Amore (Партия любви). Через несколько лет после поражения на очередных выборах в парламент Италии неугомонная девушка предпринимает неудачную попытку поучаствовать в политической кампании в родной Венгрии. В 2004-м году Чиччолина — кандидат в мэры Милана.

Чиччолина стала единственной порноактрисой, чья карьера в политике хоть как-то задаласьDaily Mirror

В 2013-м она вновь вернулась в политику, а также запустила новый политический проект под названием «Democrazia, Natura, Amore» («Демократия, Природа, Любовь»).

В числе политических интересов Сталлер помимо поддержки гей-браков, сексуального образования в школах и легализации наркотиков числится защита животных, борьба против насилия, атомной энергетики, экологические проблемы. Используя свои возможности по максимуму, Чиччолина даже предлагала свои сексуальные услуги Саддаму Хусейну и Осаме бин Ладену в обмен на мир на Ближнем Востоке и прекращение терактов. И все же, несмотря на разнообразную политическую деятельность, Сталлер как политику так и не удалось выйти за пределы эротического амплуа. Практически в каждом агита- ционном материале итальянской активистки или статье о ней в СМИ содержалось упоминание о псевдониме, под которым она снималась в порнофильмах. Все политические проекты, в которых она участвовала, находились далеко от мейнстрима итальянской политики, а повторить разовый успех 1987-го года с избранием в парламент пока больше не удалось.

Были времена, когда деятели порно участвовали в выборах даже в России. В 2003–2004-х гг. петербургский порномагнат Сергей Прянишников принял участие в целой серии избирательных кампаний на территории северной столицы. В 2003-м году С. Прянишников стартовал с места в карьер и выдвинул свою кандидатуру на выборах губернатора Санкт-Петербурга. Собрав 40179 подписей, он стал двенадцатым претендентом на пост.

Агитация в его поддержку была выстроена соответствующим образом. Кандидат на высшую должность во втором по размеру мегаполисе страны отметил, что на сегодняшний день использование эротики в рекламе различных товаров позволило привлечь дополнительных покупателей и поэтому «использование эротики в политической рекламе также уместно».

Предвыборная кампания прошла с рядом скандалов: организация в дневное время на стрелке Васильевского острова съемок эротического фильма; выставление у метрополитена пикетов с лозунгами «Голосуй и поимеешь!» и «Лучше пряник, чем кнут», сопровождавшееся раздачей листовок с проектом «Кодекса сексуального поведения» и агитационной газеты «Голая правда», в которой наряду с предвыборными материалами был напечатан сексуальный гороскоп всех зарегистрированных кандидатов в губернаторы Петербурга; посещение малого зала Мариинского дворца в день оглашения итогов проверки подписных листов кандидатов в сопровождении девушки на огромных шпильках в ошейнике и с плеткой в руках. В случае своей победы С. Прянишников обещал превратить Санкт-Петербург во второй Амстердам. Однако громкая кампания с привлечением полуголых девиц не помогла ему занять место градоначальника, и он снял свою кандидатуру. При этом осведомленные наблюдатели считают, что участие Прянишникова как минимум в губернаторских выборах было инспирировано сторонниками Валентины Матвиенко для дискредитации ее соперников.

Следующий проект С. Прянишникова — выборы в Государственную Думу РФ по 210-му одномандатному округу в том же 2003-м году. Роль эротики в предвыборной кампании началась с того, что задорный кандидат представил новую урну для голосования, которая, по его мнению, должна привлечь избирателей на участки. Урна, внесенная в помещение слегка одетыми девушками, оказалась оклеенной «эротическими» фотографиями, имеющих две стороны: одну для голосования женщин, другую — для мужчин. Видимо, для того, чтобы избиратель не перепутал стороны, каждая из них была снабжена соответствующими полу атрибутами. Для увеличения электоральной активности Сергей Прянишников также предложил «поменять состав всех избирательных комиссий и ввести в них молодых девушек».

Результат выборов, однако, оказался разочаровывающим. Будучи выдвинутым от ЛДПР в 210-м округе Санкт-Петербурга С. Прянишников набрал 1, 17% голосов (2-е место с конца). В следующем 2004-м году порномагнат потерпел не менее разгромное поражение и на выборах в Законодательное собрание Санкт-Петербурга, набрав 0,73% голосов (тоже предпоследний результат). Тем не менее по итогам выборов С. Прянишников получил приз от СМИ в номинации «Самый удачный дебют в политике» не иначе как за самое яркое политическое шоу в городской жизни.

Общий вывод о политическом потенциале порнодеятелей очевиден. Средний избиратель не готов голосовать за кандидатов, занимавшихся аморальным с общепринятой точки зрения делом. Все представители порноиндустрии проигрывают выборы с результатами, близкими к нулю. При этом кандидатам не помогает ни серьезность заявленных тем, ни эпатажные методы ведения кампании.

Немалую роль при этом, на наш взгляд, играет фактор десакрализации власти. Зачастую сегодня традиционная сакрализация источника власти заменяется сакрализацией инструментов решения задач. В условиях сложности современной экономики и социальных отношений население ожидает от кандидатов на избираемые должности владения некими не до конца понятными «волшебными» приемами решения существующих проблем, наличия у политических властей неких высших компетенций. В данном случае у большинства избирателей возникают обоснованные сомнения в способности кандидатов решить текущие проблемы. 

Наконец, значительную часть политических кампаний стоит рассматривать, скорее, как рекламные кампании самих порнозвезд, повышающие их коммерческую капитализацию, либо как политические технологии, призванные дискредитировать одного из реальных претендентов на победу.

Политическая реклама и сексуальные меньшинства

Обсуждение отношения к людям нетрадиционной ориентации — это, пожалуй, единственная касающаяся сексуальности тема, которая вошла в мейнстрим политической жизни. В ряде стран нормой считается обращение за поддержкой к меньшинствам, в то время как в других максимальную прибавку к политическому капиталу дает публичная борьба с ними. При этом основания аргументации при обсуждении гомосексуализма в политической рекламе совершенно различны. Пропаганда, призванная нарастить политический капитал за счет поддержки сексуальных меньшинств, тематически сконцентрирована на правах человека, борьбе с дискриминацией. Наиболее эффективно это направление в странах Европы, Северной и Южной Америки, Австралии, где количество жителей, допускающих гомосексуальные отношения, превышает 50–60%.

С точки зрения визуализации в позитивной политрекламе тема меньшинств выглядит весьма скромно, поскольку публичное выражение чувств однополой пары воспринимается все же менее толерантно, чем абстрактная защита их прав. Организаторы политических кампаний относятся к проблеме серьезно, не желая ее дополнительно маргинализировать, особенно с учетом неоднозначного отношения к проблеме со стороны значительной части общества. Как правило, в агитационных материалах используется радужная символика или текстовая информация. Кроме того, встречается визуализация в виде однополой пары. Так, в стартовом ролике президентской кампании Хиллари Клинтон в этом году кадры с двумя женщинами и двумя мужчинами многие наблюдатели трактовали как апелляцию к гомосексуальным парам.

Агитация, построенная на отторжении сексуальных меньшинств, содержательно концентрируется вокруг вопросов морали, совсем иной категории по отношению к рациональным вопросам прав человека. Причем это характерно как для стран, лояльно относящихся к меньшинствам, так и для территорий с преобладанием традиционных ценностей.

В государствах, где массовое мнение настроено резко отрицательно по отношению к гомосексуализму, в том числе и в России, борьба с меньшинствами дает прекрасный эмоциональный инструмент для отвлечения внимания от каких-либо неприятных событий в межвыборный период. Она служит, скорее, «камуфляжной технологией», а не сущностным программным вопросом. Достоинств у подобной темы сразу несколько: она дает «жареный» повод для обсуждений в СМИ и быту, сплачивает население вокруг массово одобряемого вопроса, указывает на врага, который заведомо не может ответить, не требует расходов из бюджета, а результаты кампании не поддаются никакой проверке.

Нужно признать, что борьба с сексуальными меньшинствами в качестве фоновой околополитической темы работает эффективно. По опросам с 2007-го по 2013-й год доля жителей России, считающих гомосексуальные отношения приемлемыми в обществе, упала с 20% до 16%, в то время как их неприятие выросло с 64% до 74%. При этом в большинстве других стран, попавших в исследования, доля населения, допускающего гомосексуализм, выросла. Кроме того, в России выросло и одобрение принятого закона о запрете пропаганды гомосексуализма с 52% в феврале 2013-го до 63% в марте 2015-го года., в то время как количество не интересующихся данной проблемой и затрудняющихся ответить упало с 19% до 10%. Использование гомосексуальной темы в политическом конфликте ярко демонстрирует, например, упоминаемость термина «гейропа». «Гейропа» — очевидно эмоционально заряженная лексема, призванная в лучших пропагандистских традициях «расчеловечить» образ врага, противопоставить «наших» и «чужих» в условиях конфликта России с обобщенным «Западом» после событий на Украине. По данным «Яндекса», если в 2012-м году термин «гейропа» упоминался на 17 тысячах страниц, а в 2013-м году на 43 тысячах, то в период обострения отношений с Западом произошел резкий рост: в 2014-м году до 215 тысяч, а в 2015-м, менее чем за полгода, уже до 197 тысяч упоминаний.

В 2015 году «Единая Россия» продвигала свой «флаг натуралов» — в противовес флагу ЛГБТ. Перевести фокус внимания на вопросы сексуальных отношений — это попытка отвлечь избирателей от реальных насущных экономических и социальных проблем

Тем не менее в прямой российской предвыборной агитации тема борьбы с гомосексуализмом практически не поднимается. Само обсуждение вопроса, постановка в тексте рядом с фамилией кандидата слова «гомосексуализм» может создать вокруг него негативный флер, впечатление, что эти объекты связаны между собой. Несмотря на эмоциональную яркость, тема эта находится на периферии общественного сознания, поскольку в обычной жизни люди практически с ней не сталкиваются.

Надуманность вопроса подтверждается еще и тем, что менее 5% опрошенных признались, что среди их знакомых есть люди нетрадиционной ориентации. При этом две трети респондентов уверены, что их лично никакая пропаганда не заставила бы изменить ориентацию.

В этом контексте негативная формулировка проблемы борьбы против меньшинств гораздо чаще заменяется на позитивную — борьбы за традиционные ценности. Так, в преддверии единого дня голосования в 2015-м году партия «Единая Россия» презентовала «флаг натуралов» в противовес радужной символике сексуальных меньшинств. 

По нашему мнению, вброс темы в информационную повестку преследовал цель отвлечь внимание от удручающих показателей экономического развития, роста цен, сокращения доходов населения, проблем бизнеса, которые вполне могут снизить популярность «партии власти» на избирательных участках.

Казалось бы, однозначный эмоциональный накал вокруг отношения к гомосексуалистам способен стать важным ресурсом при дискредитации соперника на выборах. Однако подобные обвинения в адрес конкурента редко использовалась даже в контрагитации. Подобные вбросы, как правило, выходят за рамки нормальной политической борьбы в России и воспринимаются как «черный пиар», вызывая, скорее, отторжение у избирателя. И уж тем более вряд ли стоит в ближайшее время ожидать среди кандидатов на избираемые должности защитников прав секс меньшинств.

В целом представляется, что эффективность политической агитации с привлечением этой темы, помимо очевидных факторов уместности применения и качества исполнения, зависит от культурной среды, поскольку сам по себе вопрос вряд ли можно отнести к жизненно важным для любой страны. В обществах с преобладающей парадигмой морали у защитников меньшинств нет шансов. В свою очередь в странах, где главным вопросом политической повестки является соблюдение законов и защита прав человека, все более маргинальной становится позиция дискриминации представителей сексуальных меньшинств.

Дискредитация конкурента

Говоря о возможностях дискредитации конкурентов, можно предположить, что потенциал околосексуальных скандалов в технологиях контрпропаганды велик, однако разнится от страны к стране. Существует целый ряд работ западных авторов, посвященных использованию скандалов, в том числе сексуальных, в политической борьбе. Так, авторы книги Public Affairs: Politics in the Age of Sex Scandals выделяют целый ряд основных факторов, которые превращают заурядный роман в секс-скандал. Чем чаще эти факторы присутствуют в конкретной ситуации, тем больше вероятность того, что она превратится в полноценный громкий скандал, который может привести к самым неожиданным последствиям. К числу таких факторов авторы относят арест (например, за совершение или попытку совершения развратных действий), шантаж (в отношении известных политиков, государственных деятелей, бизнесменов и пр.), незаконное использование властных полномочий (когда сильные мира сего используют свое положение, чтобы помогать любовникам/любовницам или скрывать свои любовные связи), гомосексуализм или бисексуализм, разного рода сексуальные расстройства, двуличие, публичная ложь, сексуальное насилие, секс с несовершеннолетними и прочее.

Судьба Доминика Стросс-Кана — только один из множества примеров карьер, разрушенных из-за секс-скандала

Обвинение в сексуальной нечистоплотности может не только разрушить репутацию политика, но и создать серьезные проблемы для стоящей за ним политической силы благодаря масштабной информационной шумихе, сопровождающей, как правило, большинство подобных событий. Ряд сексуальных скандалов вынудил уйти со своих постов политиков первого эшелона. Так, отставками закончились разоблачения губернатора штата Нью-Йорк Эллиота Спитцера, вице-спикера Палаты общин Великобритании Найджела Эванса, главы МВФ Доминика Стросс-Кана, директора ЦРУ США Дэвида Петреуса.

Яркий случай серьезного политического ущерба, выходящего за пределы персональных проблем,— так называемый «Моникагейт», связанный с именем 42-го президента США Билла Клинтона

Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Секс, ложь и выборы: как в политике действуют низменные инстинкты


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.