Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

В Питере тупить

  • В Питере тупить
  • Смотрите также:

Власти северной столицы не поняли, чьи имена не следует увековечивать в городе

В середине июня на карте Санкт-Петербурга появился мост, названный в честь бывшего президента Чечни Ахмата Кадырова. Горожане приняли это в штыки, однако петиции, митинги и коллективные письма противников переименования не дали результатов. Не оценили питерцы и другую идею городского руководства — установить памятную доску финскому маршалу Карлу Маннергейму, воевавшему в годы Второй мировой войны на стороне Германии. В Смольном, похоже, не поняли, чем недовольны горожане, а те, в свою очередь так и не смогли уразуметь, что их мнение волнует городские власти в последнюю очередь.

Постановление об увековечивании памяти Ахмата Кадырова было подписано губернатором Полтавченко 16 июня. Спустя неделю, в ночь на 23 июня, табличку в честь Кадырова сняли неизвестные, а на ее месте повесили другую — «Мост снайпера Идрисова». По мнению активистов, Герой Советского Союза чеченский снайпер Абухаджи Идрисов, защищавший Ленинград в годы войны, более достоин того, чтобы в городе появился мост его имени.

Герой не с нашего района

После того, как 30 мая топонимическая комиссия Санкт-Петербурга одобрила идею о присвоении мосту через Дудергофский канал имени Кадырова, горожане начали собирать подписи против этой инициативы. В тот же день петицию опубликовали на платформе Change.org. В первые 17 часов ее поддержали семь тысяч человек, сейчас подписались почти сто тысяч граждан. Депутаты заксобрания организовали сбор подписей среди жителей того микрорайона, где находится мост. Но к ним присоединились и жители других районов города. На Марсовом поле 6 июня состоялась акция протеста. Там было собрано еще 1400 подписей.

В митинге участвовали депутаты ЗакСа Ольга Галкина и Максим Резник, а также один из лидеров партии ПАРНАС Илья Яшин, который с трибуны назвал инициативу топонимической комиссии «позором для всей страны», а также «признаком деградации и распада государства». Аргумент противников переименования прост — петербуржцы не хотят видеть в топонимике города имени человека, не имеющего прямого отношения к северной столице. На плакатах митингующих перечислялись те, кто достоин собственного моста или улицы в Питере: Виктор Цой, Иосиф Бродский, Сергей Довлатов, Николай Гоголь, Всеволод Мейерхольд...

Резко против моста Кадырова высказались некоторые деятели культуры. Возмутило прежде всего то, что власти города решают этот вопрос, не учитывая мнения петербуржцев, а в чем-то даже игнорируя его и идя ему наперекор. «У меня возникает вопрос, а почему именно фамилия Кадырова должна быть увековечена на карте Петербурга, что господин Кадыров существенного, важного сделал для этого города? — говорит народный артист СССР Олег Басилашвили, входящий в инициативную группу протестующих. — При всем моем уважении к первому президенту Чеченской республики, полагаю, что есть имена граждан России, жителей Петербурга, которые в первую очередь должны быть увековечены на карте нашего города. Этих имен сотни. Галина Старовойтова, Евгений Мравинский, Георгий Товстоногов, Сергей Довлатов, Анатолий Собчак и многие другие».

Говорилось и о том, что сотни петербуржцев погибли на чеченской войне и память о тех событиях еще очень свежа. «До сего момента ни политики, ни историки не разобрались в характере происходивших в Чечне событий, — указал в письме к губернатору города режиссер Александр Сокуров. — Но одно ясно — это был мятеж против России. И этот мятеж унес тысячи жизней».

Граффити с изображением полковника Юрия Буданова

Фото: Сергей Коньков / ТАСС

В ночь на 9 июня неизвестные в непосредственной близости от моста изобразили в граффити участника чеченской войны, полковника Юрия Буданова и орден Мужества, врученный ему в 2000 году. Днем к граффити понесли цветы. Через неделю портрет полковника, застреленного в Москве уроженцем Чечни в 2011 году, залили черной краской. Еще спустя несколько дней граффити полностью закрасили. А 18 июня на мосту вывесили баннер со словами «Убивайте столько русских, сколько сможете», которые приписывают Ахмату Кадырову.

Топонимика по согласованию

В топонимическую комиссию Санкт-Петербурга входят 24 человека во главе с вице-губернатором Владимиром Кирилловым. Среди них — краеведы, историки, архитекторы, сотрудники экскурсионных бюро, музеев и профильных вузов. На апрельском заседании, состоявшемся месяцем раньше, присутствовали почти все: в протоколе перечислено 23 фамилии.

Тогда в комиссии отметили, что опрос общественного мнения в 2015 году показывал «в целом отрицательное отношение жителей города к увековечению имени Кадырова» в петербургских названиях. «Схожее мнение высказало и большинство почетных граждан Санкт-Петербурга», — говорится в протоколе от 24 апреля. В результате вопрос решено было отложить.

Но численность заседающих в топонимической комиссии — величина не постоянная. В общем списке рядом с большинством фамилий стоит скромная пометка «по согласованию». Постоянных членов комиссии, которые должны посещать каждое заседание, — только девять человек, и все они — петербургские чиновники, в основном из разнообразных управлений, департаментов и комитетов.

В каком именно составе топонимическая комиссия одобряла решение по поводу моста Кадырова, доподлинно неизвестно: заседание 30 мая полностью закрыли для прессы, а протокол за эту дату пока не опубликован. Но депутат петербургского заксобрания Максим Резник рассказывал, что за мост Кадырова проголосовали девять человек — вероятно, именно чиновники.

Против выступили шестеро, еще двое воздержались, говорил депутат. Выходит, на майском заседании присутствовали 17 человек. Со многими из членов «по согласованию» провели предварительную работу. Так, по словам зампреда топонимической комиссии Константина Сухенко, который одновременно возглавляет городской комитет по культуре, чиновники из Смольного приглашали «на беседу» несогласных членов комиссии. А заседание сделали закрытым для прессы, чтобы избежать «накала страстей» и не мешать принятию «доброго и светлого» решения.

Спортсмены с инициативой

Однако топонимическая комиссия лишь рассматривает инициативы по поводу названий городских объектов, но сама обычно ничего не предлагает. Вопрос «Об увековечении памяти А.Кадырова» обсуждали в связи с обращением трех общественных структур.

Первый заявитель — региональная общественная организация «Милосердие» под руководством Юрия Комиссарчука. Согласно открытым данным, организация работает с 2012 года, зарегистрирована в Петербурге, основной вид деятельности — маркетинговые исследования и изучение общественного мнения.

О руководителе известно немного: в 2009 году он баллотировался от ЛДПР в Петербургское законодательное собрание, но, судя по всему, так и не смог взойти на политический Олимп. Сам Комиссарчук признавался журналистам, что обратиться в комиссию было не его личной идеей, а коллективной, с представителями других организаций.

Еще один инициатор от общественности — спортивное движение «Сильная Россия». На сайте сообщается, что эта организация объединяет общественников, бизнесменов и активных граждан «для развития физической культуры, спорта и здорового образа жизни». Деятельность ведет соответствующую, в основном проводя разнообразные мероприятия в поддержку здорового образа жизни. К примеру, в рамках недавней акции общественники закрасили номер телефона распространителей запрещенных курительных смесей на одном из питерских гаражей. Информации о том, сколько активистов понадобилось, чтобы закрасить номер, на сайте нет. Как нет и данных о том, какое отношение организация имеет к архитектурным объектам и городскому культурному наследию.

Председатель «Сильной России» Константин Блохин характеризует себя как общественного деятеля, спортсмена и инициатора «многих проектов по развитию города и региона». Попутно он руководит Лигой смешанных единоборств «Легион» и входит в совет при комитете по вопросам законности, правопорядка и безопасности городского правительства.

Третий инициатор — автономная некоммерческая организация «Невские берега», которая, как следует из все того же протокола топонимической комиссии, занимается культурными, социальными и спортивными проектами. Создана в ноябре прошлого года. Основной вид деятельности этого юрлица — «предоставление прочих услуг». Гендиректор Константин Степанов уверял журналистов, что он не инициатор обращения, а просто его поддержал.

Маршал нон грата

Еще не улеглись страсти по поводу моста, как власти Петербурга приняли другое неоднозначное решение — установили 16 июня памятную доску финскому военачальнику Карлу Маннергейму. На церемонии открытия выступил председатель Российского военно-исторического общества (РВИО), министр культуры Владимир Мединский. По словам министра, который продвигал эту инициативу в течение последних двух лет, Маннергейм много сделал для России в период своей службы в царской армии. Церемония прерывалось криками горожан, призывавших «не отдавать честь убийце ленинградцев». Спустя три дня неизвестные облили табличку на фасаде здания Военной академии материально-технического обеспечения красной краской. Доску обтянули полиэтиленом и пока не отмыли. Охрана здания усилена.

Фото: mkrf.ru

Депутаты и историки не одобрили затею РВИО. Так, 20 июня члены фракции КПРФ направили запрос в Генпрокуратуру и Следственный комитет с просьбой проверить инициаторов установки таблички на предмет содействия реабилитации нацизма. Действия питерских властей связывают как с политическими амбициями чиновников, так и с желанием сделать дружественный жест Финляндии. «Возможно, это личные амбиции нескольких высокопоставленных лиц, которые и присутствовали на открытии этой доски. Возможно, это попытка сделать реверанс в сторону Финляндии как давнего соседа и партнера. Но это вряд ли будет оценено. В Финляндии к Маннергейму отношение разное, — пояснил военный писатель Баир Иринчеев, — Рассматривать Маннергейма как безусловного героя в Финляндии не объективно. Если это попытка прогнуться, то засчитана она не будет».

Но если шишки за согласование Моста Кадырова сыпались на топонимическую комиссию, то ответственных за одобрение доски Маннергейма вычислить не удалось даже депутатам. «Должностные лица, согласовавшие установку памятной доски Маннергейму, на данный момент остаются неизвестными и подлежат установлению правоохранительными органами», — говорится в запросе представителей фракции КПРФ в Госдуме, направленном в Следственный комитет и Генпрокуратуру.

Проверить на предмет реабилитации нацизма парламентарии предлагают и инициаторов установки — представителей Российского военно-исторического общества (РВИО), в числе которых коммунисты называют Владимира Мединского и бывшего руководителя ЦИК Владимира Чурова.

В РВИО в свою очередь делали акцент на историческую составляющую. «Мы открывали памятник русскому генералу, служившему в русской императорской армии, а не человеку, к которому Гитлер приезжал на юбилей», — объяснял «Ведомостям» исполнительный директор РВИО Владислав Кононов.

В президентском указе о создании РВИО говорится, что организация сформирована «в целях консолидации сил государства и общества в изучении военно-исторического прошлого России».

Свою историю РВИО возводит к Императорскому Русскому военно-историческому обществу, основанному в 1907 году. Ставит перед собой множество задач — от изучения прошлого и участия в раскопках до сохранения памятников и развития военно-спортивных организаций. В попечительском совете значатся, к примеру, зампред правительства Дмитрий Рогозин, глава Минпромторга Денис Мантуров, бывший президент РЖД Владимир Якунин и еще много известных граждан. Ни один из них, правда, так и не высказался по поводу Маннергейма и увековечения его памяти.

Впрочем, не все петербуржцы считают, что доска финского маршала, воевавшего во Второй мировой против СССР, в северной столице неуместна. Почетный гражданин города, писатель Даниил Гранин утверждает, что Маннергейма в Санкт-Петербурге давно следует увековечить, в то время как Ахмат Кадыров подобных почестей не заслуживает. «Я понимаю тех, кто выступает против мемориальной доски Маннергейма. Их упреки мне ясны. Войска Маннергейма составляли часть блокадного кольца. Но есть и другое очень важное обстоятельство, о котором многие забывают. Финны со своей стороны обстрел города не производили, и, несмотря на требование Гитлера, Маннергейм запретил обстреливать Ленинград из орудий, — пояснил Гранин, — Какое отношение Кадыров имеет к нашему городу? У нас и без того много посторонних и ничего не говорящих нам названий. Такое решение — это дань времени. Через 50 лет никто не сможет объяснить прохожему, кто это такой».


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку В Питере тупить


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.