Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Почему в окопах нет атеистов?

  • Почему в окопах нет атеистов?
  • Смотрите также:

Последние годы характеризуются некоторым ослаблением влияния и авторитета традиционных форм веры, появлением значительного числа новых религиозных движений, организаций, сект, которые далеко не всегда несут добро, мир, справедливость. Как это отражается на состоянии духа защитников Отечества?

«Русский народ – религиозный по своему типу и по своей душевной структуре, – утверждал великий русский мыслитель Николай Бердяев. – Религиозное беспокойство свойственно и неверующим. Русские атеизм, материализм приобретали религиозную окраску. Русские люди из народного, трудового слоя, даже когда они ушли от православия, продолжали искать Бога и Божией правды, искать смысла жизни».

Известно выражение «народ-богоносец». Не случайно триединая русская ценность – вера, царь и Отечество – начинается с первой. Этой верой является православие, которое наиболее полно соответствует русскому менталитету, противоречивой и сложной душе. Это проявляется и в службе.

Русские воины воевали во славу Божию и ради защиты своего Отечества, не ища собственной славы. Русский солдат никогда не сражался за деньги. В Евангелии сказано: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за други своя».

«Все это сообщает войнам, веденным Россией, характер совершенно отличный от войн, веденных другими народами, и придает им отпечаток той высшей гуманности, за которую на этом свете не существует человеческой награды, – указывает военный историк А. Керсновский. – Ведя эти войны, Россия выполняла свою задачу – задачу «Божией рати лучшего воина» – многовековой непрерывный крестовый поход. Француз умирал за славу, за белое знамя, за императора и просто за прекрасную Францию. Англичанин погибал на краю света «за все большую Британию» и лил во славу старой Англии свою кровь во все моря земного шара… Русский офицер и русский солдат полагали свою душу «за други своя». Со смертью каждого из них словно одной звездочкой становилось больше на небе. И если бы удалось собрать в один сосуд всю кровь, пролитую ими на протяжении веков на полях Германии и Франции, Галиции и Польши, в горах Болгарии и Армении, то единственной надписью на этой чаше могло бы быть: «Не нам, не нам, а Имени Твоему».

Христианская Россия причислила к лику святых Александра Невского, его сына Даниила Московского, Дмитрия Донского. К святому российскому воинству принадлежат князья Щеня и Михаил Воротынский. К лику святых причислен адмирал Федор Ушаков, не проигравший ни одного морского сражения и всегда шедший на бой с православными иконами. «Светлейшими князьями» являются Суворов и Кутузов. Патриарх Московский и всея Руси Алексий I награжден орденом Трудового Красного Знамени за свой вклад в победу над фашистской Германией, медалями «За оборону Ленинграда» и «За доблестный труд в Великой Отечественной войне».

Но все это наше прошлое. А сегодня? Почему в современной России, несмотря на всплеск религиозных течений, наблюдается дефицит истинной веры?

Самоубийство во спасение?

С началом перестройки (середина 80-х годов прошлого века) россиянам навязывалась чуждая мораль: «Деньги не пахнут», «Каждый сам за себя», «Выживает сильнейший». Из народной души вытравлялись сострадание, целомудрие, стремление помочь ближнему, любовь к Отечеству. В стране стала складываться антирелигиозная культура. Извращения в виде лесбиянства, педерастии, мазохизма становились признаком «элитарности». Произошел резкий рост сатанинских, оккультных движений. И все в угоду толерантности, а по существу это было попрание всех норм морали и этики.

Пришедшая в 1991-м демократия «освободила» народ. Ему было позволено исповедовать любое вероучение. Более того, критика любых сектантских течений пресекалась, их противники объявлялись мракобесами и преследовались. В результате в России нашли благодатную почву всевозможные культы и секты.

По самым скромным подсчетам, в настоящее время в стране действуют 1500–2000 сект, в которых более 800 тысяч активных членов. В различные культовые новообразования вовлечены от трех до пяти миллионов человек, 70 процентов из них молодежь от 18 до 27 ле, 80 процентов адептов с высшим и средним образованием, около миллиона студентов. От действий сект только за последние десять лет пострадали несколько десятков тысяч россиян, разрушено 250 тысяч семей.

Особую опасность представляют тоталитарные секты. К наиболее известным из тех, что действуют на территории России, можно отнести следующие: церковь унификации (мунистов), церковь сайентологии (дианектика, Хаббард-колледжи, Нарконон), церковь сатаны, Международное общество сознания Кришны, свидетели Иеговы, «Аум Синрикё», «Богородичный центр», «Белое Братство», «Дети Бога» («Семья любви») и ряд других.

Все они строятся вокруг тоталитарного лидера и целенаправленно подрывают физическое и психическое здоровье своих членов, меняют их самосознание, обрывают связи с близкими и родными. Человек, попавший в их сети, лишается права что-либо делать без указания главы секты и даже думать иначе, чем мыслят ее адепты. Для этого существует отработанный механизм подавления волевой и мыслительной деятельности.

В вероучениях ряда сект, действующих в России, содержатся призывы к убийству и самоубийству, их поощрение. Так, например, кодекс чести саентолога, члена секты, основанной Р. Хаббардом, снимает запреты на убийство и самоубийство: «Никогда не бойтесь причинить вред другому по справедливой причине», «Ваше самоопределение и ваша честь являются более важными, чем ваша текущая жизнь», «Ваша целостность важнее, чем ваше тело». То же проповедуется в книгах Береславского, руководителя секты «Богородичный центр»: «Нельзя ни минуты работать на себя, желать что-то для себя. Надо решиться убить себя. Это именно та жертва, к которой призывает Господь».

Членам секты Муна по отношению к родителям дается установка использовать их максимально как «питательное вещество, ингредиенты, удобрение». В книге Береславского родители характеризуются следующим образом: «Земная мать – прообраз дьяволицы. Земной отец – прообраз сатаны. Демоны действуют через мать. Она забирает у сына энергию. Он ходит трупом, а кровавая его ведьма убивает мир. Прошлое подлежит тотальному отречению, полному проклятию с его культурой, идеалами, философиями и утопиями...» Неудивительно, что следствием такого отношения к родителям становятся жестокие преступления. Адепт одной из сект в Подмосковье совершил зверское убийство своей матери и бабушки с последующим расчленением трупов.

Опасность тоталитарных сект еще и в том, что у родственников, уведенных в секту (их родителей, детей, супругов), часто возникают длительные стрессовые реакции на фактическую потерю родных и близких. Особенно тяжело это сказывается на детях. Они, будучи брошенными завербованными в секты родителями, обречены на тяжелые психические травмы.

Применение некоторыми сектами гипноза, психотропных средств в отношении своих членов позволяет их руководителям добиться необратимого зомбирования адептов. Около ста тысяч пожилых россиян под внушением тоталитарных сект продали свои городские квартиры и, отдав полученные деньги «учителям», уехали в глухие места, получив при этом запрет обращаться за медицинской помощью.

Проведенные в разных странах государственные экспертизы показали разрушительное действие тоталитарных сект на организм человека и его психику. Это нашло отражение в судебных протоколах: тяжелые душевные расстройства, доходящие до суицида, непоправимый вред здоровью вплоть до летальных исходов.

По данным МВД России, многие тоталитарные секты имеют сильную криминогенную направленность. В настоящее время на судебно-психиатрической экспертизе в ГНЦ им. Сербского находятся лица, совершившие общественно опасные деяния, связанные с идеями таких вероучений.

Цель всех сект – не только завербовать ничего не подозревающих людей, но и прийти к власти в государстве. Они не стремятся к немедленной прибыли, а вкладывают средства, наращивают влияние и даже готовы к захвату власти. Поэтому угрожают не только отдельным людям, но и стране в целом. Особую опасность представляют вербовщики из запрещенного в России ИГ, которые используя псевдорелигию магометанского толка, ничего общего не имеющую с традиционным исламом, поставляют пушечное мясо для этой террористической организации. По оценкам МВД, сейчас в рядах боевиков ИГ числятся несколько тысяч россиян.

Положение усугубляется духовным кризисом современного Запада, который, в свое время поддавшись торгашескому азарту, променял Библию на кодекс прав и свобод человека, истощив в итоге до последнего предела и духовный ресурс. Поэтому российским священнослужителям приходится сражаться с воинствующими псевдорелигиозными движениями, сатанинскими организациями, оккультными обществами, сектантами всех мастей. Исход этой битвы имеет огромное значение для будущего России, ее силы и жизнеспособности. Применительно к современным отечественным реалиям, как никогда, актуальны слова Г. Плеханова: «...наступила такая пора, когда невнимательное отношение к религиозным вопросам может повести за собой весьма печальные последствия. О религии нужно теперь думать и говорить очень серьезно».

Цена невежества

Правовыми основами взаимодействия армии и религии являются Конституция РФ, федеральные законы «Об обороне», «О свободе совести и о религиозных объединениях», «О статусе военнослужащих», «Об альтернативной гражданской службе». Однако на сегодня в механизме реализации прав верующих военнослужащих, прописанных действующими документами военного ведомства, преобладают декларативные положения общего характера, которые в жизни могут быть интерпретированы различным образом. В результате, по утверждению кандидата философских наук В. Балабушевича, «права верующих (а в равной степени и неверующих) военнослужащих в Российской армии зависят прежде всего от командира, его мировоззренческих предпочтений, религиозных симпатий или антипатий. Да и сам командир чаще всего не имеет четкого представления о своих правах и обязанностях в реализации свободы совести в специфических условиях воинской деятельности. Согласно правовым законам военнослужащий вправе не только исповедовать любую религию, но и не исповедовать никакой. Но если в советское время не всегда «комфортно» чувствовал себя в армейских условиях верующий человек, то в Российской армии сегодня не очень-то «уютно» военнослужащему, имеющему атеистические убеждения».

Россия – страна полиэтническая (около 150 этносов) и многоконфессиональная (свыше 70 религиозных течений). Конфессиональный плюрализм стал важной отличительной чертой современной религиозной ситуации. Однако военное командование, как правило, проявляет сдержанность в развитии сотрудничества с другими, помимо Русской православной церкви, религиозными объединениями – исламскими, буддистскими, иудейскими.

Серьезным препятствием для оптимизации всего комплекса военно-религиозных отношений является, увы, необразованность большинства командиров в сфере религии. Можно согласиться с профессором Ю. Носковым, что «это обстоятельство не вина нашего современного офицерского корпуса, просто прежняя система образования и воспитания не включала в себя всех этих теперь ставших нужными знаний». Проблема, таким образом, заключается в том, что военный руководитель обязан ими обладать. Религиоведческое образование офицера здесь выступает в качестве неотъемлемой составляющей его профессиональной подготовки. Невежество командиров и их заместителей по воспитательной работе часто становится причиной невольного оскорбления как чувств верующих подчиненных, так и мировоззренческих принципов военнослужащих-атеистов.

Сама по себе религиозность не обусловливает нравственности и совестливости. Среди верующих, как и среди атеистов, были, есть и будут эгоисты и альтруисты, грешники и праведники, пессимисты и оптимисты, трусы и храбрецы, подлецы и герои. Поэтому воспитательную работу в Вооруженных Силах необходимо проводить со всеми категориями военнослужащих независимо от их индивидуального отношения к религии (но, естественно, с учетом этого отношения).

Воспитательный потенциал религии недопустимо игнорировать, но нельзя и преувеличивать. Его актуализация требует серьезной религиоведческой подготовки командиров всех степеней и работников воспитательных структур. Кроме того, для борьбы с сектами необходимо обеспечить профилактику вовлечения в них всего населения путем законодательного ограничения и запрещения их деятельности.

К сожалению, религиозное невежество военно-политического руководства дорого обходится государству. Это наглядно продемонстрировала война в Афганистане (1979–1989), когда при вводе ограниченного контингента советских войск не были учтены особенности менталитета местных жителей, в том числе исповедуемых ими религий, прежде всего господствующей – суннизма. Американские советники сумели внушить афганским муллам мысль о том, что шурави оскверняют веру, и это послужило поводом к объявлению джихада (священной войны).

В немалой степени причины неудач России в первой чеченской войне (1994–1996) кроются в том же пресловутом факторе. Многие из тех, кто входил во властные структуры Чечни в то время, были приверженцами ваххабизма – исламского религиозно-политического движения, проповедующего крайнюю нетерпимость к инаковерующим и инакомыслящим и оправдывающего их убийство. Ваххабитам удалось привлечь местных жителей к джихаду.

Однако уже во второй чеченской войне «религиозная ошибка» была исправлена. Было учтено, что большинство чеченцев не вполне «дружелюбно» относятся к ваххабизму. В результате продуманной работы на сторону федеральных сил перешли многие чеченцы, сражавшиеся против российских войск в первой чеченской войне, в том числе и муфтий Ахмад Кадыров. Это во многом способствовало установлению мира в Чечне.

Сегодня религиозный фактор играет еще большую роль в непрекращающихся войнах в Сирии, Ливии, Ираке, Афганистане. Открытый на Ближнем и Среднем Востоке западными странами во главе с США ящик Пандоры оказался наполнен всякого рода непримиримыми религиозными движениями, течениями, сектами. И мы видим в этом регионе ожесточенные схватки исламистов с христианами, исламистов с исламистами, исламистов с иудаистами.

Все это настоятельно требует от российского военного руководства учитывать особенности различных верований, распространенных на Ближнем и Среднем Востоке, в интересах обеспечения безопасности наших военнослужащих, выполняющих там боевые задачи.

Пусть это не покажется мелочью, но необходимо обязательно учитывать особенности Рамадана – месяца обязательного для мусульман поста, а также праздников Ураза-байрам и Курбан-байрам, необходимость совершения ежедневной пятикратной молитвы (намаза) и др. Причем не только у противников и союзников, но и в собственной армии. Ведь в России более 20 миллионов мусульман. Ислам у нас является такой же нормальной и традиционной цивилизационной платформой, как православие, исторически обе религии доказали взаимную толерантность. Об этом нельзя забывать при работе с личным составом. Однако как уже отмечалось, основное внимание военного руководства России направлено на учет особенностей христианской веры, причем только одной из его ветвей, а именно – православия.

«В окопах нет атеистов», – утверждал капеллан армии США У. Каммингс. Он был прав. Речь не только о страхе смерти. От того, какую религию исповедует твой враг, союзник, солдат, может зависеть исход сражения. Поэтому при планировании военных операций просто нельзя не учитывать религиозный фактор. В таком случае за полководцем будет стоять авторитет Бога, а мужество воинов усилится учением о бессмертии, воздаянии павшим в бою.

В Первой мировой солдат шел под пули за веру, царя и Отечество. В Великую Отечественную командиры и политруки поднимали в атаку призывом «За Сталина, за Родину». Сегодня мобилизующие на подвиг слова, другие символы духа, возможно, еще только рождаются, кристаллизуются в армейской среде. Одно бесспорно: человек в погонах ни за какие коврижки не пойдет в бой за чуждые ему моральные ценности, за интересы олигархии.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку Почему в окопах нет атеистов?


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.