Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Закон не защищает в Абхазии права русских

  • Закон не защищает в Абхазии права русских
  • Смотрите также:

Что делать, у кого просить о помощи и защиты, если Вы старик, Вам сломали ноги, и пока вы боролись за жизнь, у Вас отняли Ваш сад, который Вы растили 43 года, если на Ваших глазах рубят яблони, с таким трудом выращенные на камнях. Что делать, если у Вашей единственной дочери отняли единственное жилье – квартиру, после 20 лет владения, в которой все сделано своими руками. И, наконец, что делать, если сожгли Вашу книжную лавку вместе с иконами и книгами, написанными Вами и изданными в Абхазии. Как жить дальше, если все, что Вы любили и чем жили, разрушено, уничтожено. Если труды поколений Вашей семьи нагло присвоены, отняты чужими людьми. Эти люди приходят в Ваш дом, называют Вас «русской собакой», обещают убить Вашу семью, сжечь Ваш дом. А Вы прикованы к постели и не можете встать, не можете защитить себя и своих близких.

А что делать мне, Алексеевой Наталье Алексеевне, если моему отцу – 87 лет, ему сломали ноги, он прикован к постели, и находится между жизнью и смертью. И в этот момент меня вызывают в суд, хотят отнять квартиру, сделать фактически бомжом на старости лет. Что Вы выберете? Что важнее - жизнь отца или судебное заседание? Для меня нет ничего важнее, чем жизнь самого родного и близкого человека – моего отца, который воспитывал меня один, без матери и посвятил мне свою жизнь.

Наша семья – выходцы из Адыгеи. Мой дед, гвардии казак Бекетов Данил Алексеевич, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 мая 1944 года награжден медалью «За оборону Кавказа» за участие в героической обороне Кавказа, медаль вручена лично военкомом Абхазской АССР. Деду объявлены благодарности за отличные боевые действия - он дошел до города Брно и принимал участие в его взятии 26 апреля 1945 года. Дед строил Гумистинский мост, в семейном архиве сохранился подлинный документ от 1938 года с подписью начальника строительства. Строил дороги, тоннели, комплекс Ново-Афонской пещеры.

Мой отец, Бекетов Алексей Данилович, награжден медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной Войне 1941-1945гг». Подростком во время войны, он ушел из школы и работал вместо своего отца. В дальнейшем, работая на Сухумприборе, организовал и возглавил русскоязычную группу сопротивления грузинскому экстремизму. Обустроил своими руками церковь Покрова в Новом Афоне, 10 лет был старостой общины, хоронил погибших в 1992-1993 годах добровольцев во время Отечественной войны народа Абхазии, на свои средства спасал от голода население. Написал и издал в Сухуме две книги о храмах Абхазии. Сохранились газеты с его статьями, переписка с известными людьми, где он заявлял о правах абхазов на свое государство и свой язык, на свою Абхазскую Церковь. В этой борьбе за независимость Абхазии погибло много настоящих героев, погиб его друг и соратник Юрий Николаевич Воронов. За 10 дней до гибели он предупреждал, что отцу грозит опасность, а сам не уберегся. Все эти жертвы были принесены ради независимости, построению свободного и справедливого общества Абхазии, разве не так?

В 1992 году отец забрал меня с маленькими детьми в Новый Афон от войны в Приднестровье, накануне войны в Абхазии. Так уж вышло, что сбежав от одной войны, мы попали на другую. Отец в то время был старостой в церкви и к нему обратился его друг, местный житель в возрасте, грузинской национальности, с просьбой присмотреть за его собственной квартирой, так как опасался за её сохранность, пока он будет у дочери в Ленинграде, а если он вдруг не сможет вернуться, оформить в дальнейшем на меня, оставив отцу генеральную доверенность. Так и случилось, друг отца не вернулся, и отец оформил квартиру на меня, со всеми необходимыми регистрациями у нотариуса и в БТИ. Я стала собственником квартиры, которая также была необходима и отцу, так как его дом, 1954 года постройки, был уже достаточно ветхим и, к тому же, без удобств, как и все дома того периода.

В квартире мы сделали ремонт, заменили окна, полы, электропроводку, сантехнику, постелили кафельную плитку, приобрели необходимую бытовую технику и мебель, установили водонагреватели, кондиционер, на балконе кованую решетку. Подключили телефон, установили новый счетчик. В общем, за 20 лет, постепенно, обустроили квартиру для жилья. Вместе с сыном помогали отцу, работали на его участке, ремонтировали дом. Мы трудились, заботились друг о друге, и ничто не предвещало беды.

  В 2013 году отца вызвал глава Администрации Нового Афона – Даутия Феликс Тарасович, и сообщил, что подает в суд исковое заявление «о признании договора дарения однокомнатной квартиры недействительным». Поводом послужило заявление бывшей жены отца – Путинцевой Евгении Алексеевны, которая требовала отнять у меня квартиру и отдать квартиру ее племяннице, супруге погибшего во время войны. Как во времена Берии и Сталина – «стукнул куда следует», и жилплощадь свободна. В те страшные годы родного брата моего отца репрессировали по доносу за отказ идти на митинг, посвященный Сталину. Есть документ Генеральной Прокуратуры Грузии о его реабилитации. И вот снова доносы, и где - в Абхазии! Поразило, то, что никто не осудил такой поступок, а глава Администрации подал в суд на одного из старейших жителей города – на моего отца. Мою благоустроенную квартиру, в которой я проживаю, в которой зарегистрирована, собственником которой я являюсь, попытались отдать «нужным» людям. Суд отказал администрации города, как ненадлежащему истцу, не имеющему права на обращение с таким иском. Но это было только начало.

14 мая 2013 года я вылетела в Москву на похороны свекрови. На следующий день вечером в дом отца пришли Путинцева Е.А., ее племянники Пачулия, муж племянницы Таркил.  Они стали кричать, угрожать, что взорвут наш дом, сожгут нас вместе с домом, отец хотел уйти – ему стало плохо, но они на него набросились, удерживали 85-летнего старика. Мой сын, услышав крики, спустился во двор и, увидев, что деду стало плохо, достал телефон - хотел вызвать скорую и милицию, но на него тоже напали и отняли телефон. Им поставили ультиматум – квартиру мою они забирают, а если мы туда сунемся, то нас убьют. Да, именно так и было сказано. Через день сын пошел на квартиру и увидел, что там заменена дверь. Вернувшись из Москвы, я обратилась в прокуратуру о взломе моей квартиры, проникновении в нее и угрозах убийства. Никого к ответственности не привлекли, но квартиру мне вернули. В кабинете Главы администрации Новый Афон нам были отданы ключи от новой входной двери, при этом нас вынудили заплатить 12 тысяч рублей Путинцевой Е.А. за установленную ею дверь.

Затем были ещё суды, теперь уже по иску Путинцевой Е.А. «о признании ничтожным договора дарения однокомнатной квартиры», которую суд также признал ненадлежащим истцом. Мы тогда смогли защитить свои права только благодаря тому, что суды тогда был еще действительно независимым, и решения принимались на основании наших подлинных документов, согласно закону.

Через месяц после последнего суда, состоявшегося в Президиуме Верховного Суда 27 марта 2015г. отца сбила машина. В этом ДТП много загадок. На ровном месте, на свободной от транспорта площади, автомобиль не поехал вперед, а поехал задним ходом, вдогонку уходящему старику. После травм, полученных моим отцом, по статистике выживают 10 процентов людей его возраста, об этом меня предупредил лечащий врач. Я боролась за его жизнь, сутками сидела у его постели – в одиночестве. Меня некому было подменить, некому прийти на помощь. Крики, стоны, предсмертные хрипы, сердечные приступы моего отца - это то, через что мне предстояло пройти.

И в это тяжелое время пришло извещение из Суда Гудаутского района. Путинцева Е.А. подала другой иск - «о признании права собственности на квартиру в силу приобретательной давности». Теперь уже заявлено о том, что квартира куплена Путинцевой Е.А., что она ею владела, оплачивала все платежи, ремонтировала, а я все это время не интересовалась своим имуществом и там не жила. В этот период судебной тяжбы я не могла оставить умирающего отца в беспомощном положении, поэтому написала заявление о предоставлении мне времени для подготовки к судебному процессу, для поиска адвоката. Но судья Аргун Борис Заабетович не принял это во внимание. В результате я не смогла получить квалифицированную юридическую помощь, и не смогла подготовиться должным образом к судебному процессу, так как уже много суток не спала, и едва держалась на ногах. До этого я в течение 2 лет принимала участие в судебных заседаниях, и всегда все было корректно и профессионально, но то, что мне предстояло увидеть и услышать на этот раз, можно увидеть только, наверное, в страшном сне.

Свидетели истицы в один голос утверждали, что она жила в моей квартире, как в своей собственной, «всю жизнь», и это несмотря на то, что истица уже владеет на праве собственности двумя квартирами в этом же доме и квартирой в Российской Федерации. Судья позволял себе восхищаться истицей, говоря, что я и мой отец – «неблагодарные люди», что истица «столько для нас сделала». На мое ходатайство привлечь к процессу моего отца судья ответил отказом, заявив, что мой отец сумасшедший, и он его опрашивать не будет. Справки из психоневрологического диспансера о вменяемости моего отца судья проигнорировал. На меня неоднократно оказывалось давление, как со стороны свидетелей истицы, так и со стороны судьи. Свидетели истицы - её родственники - угрожали мне смертью, убийством моего сына. Когда я попросила занести в протокол эти угрозы, судья приказал секретарю суда: «Не пиши!». Когда я попросила занести в протокол мои возражения на действия судьи, и секретарь суда начала заносить в протокол мое возражение, то судья вскочил с места и вырвал ручку у секретаря, сказал: «Здесь я решаю, что писать!», после чего до конца судебного заседания секретарь просто сидела, не ведя протокол. В суде меня запугивали, надсмехались надо мной, оскорбляли меня и моего отца. Все ходатайства об отводе судьи Аргун Б.З. остались без внимания. Со мной так обращались, что одна из свидетелей не выдержала и сказала, что она против того, что происходит в суде, что у нас в Абхазии так с людьми не поступают, что она против того, что у меня отнимают квартиру, что это несправедливо, и покинула зал суда. Мое ходатайство отложить судебное заседание, так как я плохо себя чувствую, было отклонено. Издевательства надо мной продолжились и потом. Гудаутский районный суд 5 июня 2015г. вынес решение без моего участия, я просто не смогла на нем присутствовать, так как у отца были сильные боли, и его нельзя было оставлять одного, о чем сообщила суду. Но, тем не менее, суд проигнорировал мое неучастие по уважительной причине и Именем Республики Абхазия, удовлетворил иск Путинцевой Е.А., лишив меня тем самым права собственности на квартиру. На судьях Республики Абхазия лежит огромная ответственность, ведь они вершат правосудие именем Нашего государства, и обязаны защищать законные права и интересы граждан. Мне невыносимо больно, обидно и стыдно, что таким образом вершится беззаконие.

После окончания суда в установленный законом срок с протоколом судебного заседания ознакомиться мне не давали. Решение суда тоже не давали – говорили не готово, просто тянули время. Я получила решение суда только 20 августа 2015 года, через два с половиной месяца после принятия, и то после обращения в Верховный Суд с жалобой на судью Аргун Б.З. А через два дня сотрудники уголовного розыска г.Новый Афон потребовали у меня ключи от моей квартиры. Оказывается, еще до вступления решения суда в законную силу моя квартира была уже дважды переоформлена. Я обратилась с заявлением в прокуратуру Гудаутского района о незаконном переоформлении моей квартиры и о привлечении к ответственности свидетелей - родственников Путинцевой Е.А., за дачу заведомо ложных показаний в суде. Но никакой реакции не последовало. Протокола судебных заседаний я так и не увидела. Показания свидетелей, подтверждающих мое многолетнее владение квартирой, мои подлинные документы на квартиру, квитанции, чеки -  всё было проигнорировано судом. Но, тем не менее, у меня приняли кассационную жалобу, несмотря на то, что установленные сроки для обжалования были пропущены по вине суда, и я обращалась в суд с заявлением о восстановлении пропущенного срока. Но как мне разъяснил судья Аргун Б.З., вынесший решение, он оставил место в журнале регистрации входящей корреспонденции и поэтому не считает, что я пропустила срок, решение не вступило в законную силу, поэтому у меня приняли кассационную жалобу и зарегистрировали задним числом.

Мои надежды на справедливое разбирательство в Кассационной Коллегии по гражданским делам и Президиуме Верховного Суда Республики Абхазия, к сожалению, тоже не оправдались. 29 апреля 2016 года Президиум Верховного Суда вынес окончательное решение, признав право собственности на квартиру за Путинцевой Е.А., тем самым отказав в удовлетворении моей надзорной жалобы. В судебном заседании Президиума Верховного Суда Республики Абхазия я с помощью адвоката доказала абсурдность посягательств на мою квартиру Путинцевой Е.А., представив суду письменные доказательства о своем проживании, пользовании и владении квартирой, также указав на грубейшие процессуальные нарушения гражданского законодательства, допущенные судом первой инстанции. Но Фемиде помимо повязки на глаза, еще и заткнули уши, мои доводы не были услышаны.

Так что, если Ваша квартира понравилась посторонним людям, Вы русский по национальности, и у Вас нет горластых родственников или влиятельных покровителей, то у Вас ее заберут. Потому что никакой защиты у людей не титульной нации в Абхазии не существует.

Мою квартиру отдали людям, уже захватившим другие чужие квартиры силой, запугав хозяев. Людям, чьи родители сидели в тюрьмах за убийство, пока моя семья работала на благо Абхазии. Эти люди едут в Россию, покупают там жилье, многие пользуются пенсионным обеспечением, а ведь они никогда в России не проживали, никогда не работали. Их приняли в тяжелое время, помогли выжить и поддержали. Мои соотечественники ни у кого не взламывают квартиры, не называют собаками, не спрашивают, что они забыли в России.

А как же обходятся с нами?  – «Для Нас Вы здесь никто, и мы сделаем с вами все, что захотим».

Мой отец сказал - «Я видел, как сбрасывали колокол Ново-Афонского монастыря, я встречал с Победой моего отца, был на настоящей могиле Нестора Лакоба, я боролся за свободу Абхазии, а сейчас я увидел беззаконие и свое бесправие».

В слезах мы встретили Светлый праздник Пасхи, молились обгоревшим ликам.

Я не пошла на акцию Бессмертный полк, не понесла портрет моего деда - гвардии казака, награжденного за оборону Кавказа военкомом Абхазии. Думаю, мой дед не захотел бы находиться среди людей, которые равнодушно смотрят, как издеваются над его семьей.

 

Алексеева Наталья Алексеевна, жительница Нового Афона, гражданка Республики Абхазия и Российской Федерации.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку Закон не защищает в Абхазии права русских


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.