Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Многоликий путинизм

  • Многоликий путинизм
  • Смотрите также:

Что может рассказать нам о характере российского режима очевидное превращение известного кинематографиста из критика Кремля в добровольного агента путинской пропагандистской машины?

За последние пару лет Москва вернулась в центр международного внимания, чего не было с момента окончания холодной войны. В результате своих безрассудных действий режим Путин обрел на Западе репутацию непредсказуемого и опасного. Тем не менее, полное непонимание того, с кем или с чем мы имеем дело, по-прежнему преобладает в коридорах власти от Берлина до Вашингтона. Чтобы получить доказательства, далеко ходить не надо. Достаточно посмотреть, насколько умело Кремль использует фактор внезапности в отношениях с западными партнерами.

Но что такое путинский режим — сам Путин или вся стоящая за ним система? Насколько она изменится, если Путин по какой-то причине будет вынужден уйти? Каковы основы этого режима, и на кого мы можем уверенно положиться как на движущую силу перемен? Неубедительные дебаты на эту тему идут в научном и политическом сообществе уже большую часть текущего десятилетия. Пора внести некоторую ясность.


Хорошо известный российский сценарист и режиссер Андрей Некрасов, которого называют «критиком путинского режима», недавно добавил новую интригу к идущей дискуссии. Снятый недавно Некрасовым фильм, который играет ключевую роль в масштабной кампании по дискредитации убитого российского юриста Сергея Магнитского и американского бизнесмена Билла Браудера, неустанно пытающегося пролить свет на эту трагическую историю, не только разоблачил новые инструменты и методы из арсенала, используемого Россией в пропагандистской войне с Западом, но и вызвал большое недоумение по поводу предполагаемого личного перерождения кинематографиста.

Но что если никакого перерождения не было вообще? Что если Андрей Некрасов всегда был просто одним из бесчисленных ликов путинского режима? Большинству людей на Западе, особенно тем, кто знает Некрасова по его фильмам «Недоверие» (о взрывах жилых домов в России, которые помогли Путину прийти к власти), «Бунт. Дело Литвиненко» (об убийстве Александра Литвиненко в Лондоне при помощи редкого вида полония) или «Уроки русского» (о войне в Грузии), безумной может показаться сама мысль о том, что Некрасов не является отважным противником путинского режима и смелым борцом за правду.

Но достаточно посмотреть его гораздо менее известный на международной сцене фильм «Вместе навсегда», и у вас возникнут сомнения в антипутинских позициях режиссера. Чтобы получить реальное представление о том, почему именно этот фильм ставит Некрасова в одну шеренгу с главным российским пропагандистом и журналистом Дмитрием Киселевым, надо посмотреть его самостоятельно. Но в данный момент он доступен только на русском языке, и поэтому читателю придется довольствоваться лишь кратким обзором его содержания. Он откроет глаза тем, кто нуждается в уговорах, и поможет пролить свет на то, каким образом Некрасов по своей сути является неотъемлемой частью стратегии «информационной войны», которую ведет режим Путина.

Для начала важно иметь в виду, что «Вместе навсегда» был выпущен в 2010 году, то есть, задолго до «личного перерождения» Некрасова и превращения его в режиссера, в большей степени согласного с линией Путина. Все те тенденции, которые наглядно проявились сегодня, на самом деле присутствовали всегда.

Сюжет «Вместе навсегда» связан с российско-белорусскими отношениями на момент торговых войн между двумя странами в 2010 году. Хотя с одной стороны этот фильм можно расценивать как критику Путина и путинизма, такое прочтение картины является слишком поверхностным. Одна из главных повествовательных линий фильма — мощная ностальгия по Советскому Союзу. Возникает впечатление, что такие настроения совершенно естественно разделяет Путин, заявивший как-то, что распад СССР стал величайшей геополитический катастрофой XX века. В интерпретации Некрасова и по его собственным словам, Белоруссия Александра Лукашенко была отражением всего того, что российский и белорусский народы считали добрым и священным в Советском Союзе. Такое видение Белоруссии очень далеко от ее современной действительности, ибо эта страна представляет собой репрессивное полицейское государство с застойной и зависимой от России экономикой. В тот момент, когда снимался этот фильм, большинство на Западе называло ее «последней диктатурой в Европе».

Но на одну доску с людьми типа Дмитрия Киселева Некрасова ставит отнюдь не фильм, изобилующий ностальгией по советским временам. Скорее, сходство заключается в методах и приемах, используемых Некрасовым.

Один из таких приемов, который в настоящее время широко используется в путинской информационной войне, это искажение правды с одновременной попыткой оправдать что-то посредством свидетельств независимых западных экспертов. Некрасов использует данный прием на всем протяжении картины, обеляя репутацию Лукашенко, режим которого обвиняют в убийствах людей. Так, из множества дел такого рода Некрасов выбрал вызвавшую большую полемику смерть белорусского журналиста Олега Бебенина. Первоначальный отчет ОБСЕ он представил в качестве доказательства того, что все утверждения об убийстве являются ложными. Единственная загвоздка заключается в том, что эксперты ОБСЕ не проводили новых расследований этого преступления — и четко заявили об этом в своем отчете! Им позволили посмотреть только документы официального следствия, и эксперты пришли к выводу, что в соответствии с этими официальными документами нет оснований сомневаться в официальной версии о самоубийстве Бебенина.

Другой хорошо известный прием в арсенале информационной войны Путина, часто применяемый сегодня, это интервью с «независимыми» экспертами из тех стран, которые Кремль хочет представить в плохом свете. Эти так называемые эксперты обычно как-то связаны с Россией и ее пропагандистской машиной, и говорят они именно то, что Кремль хочет услышать от них. Никакие альтернативные взгляды не излагаются. Именно так поступает Некрасов в своей картине «Вместе навсегда». Пытаясь представить Белоруссию в качестве лучшей альтернативы не только путинской России, но и Европейскому Союзу, режиссер отправился в Латвию и взял интервью лишь у одного «эксперта»: пророссийского активиста Александра Гапоненко. На момент съемок Гапоненко был мало кому известен за пределами Латвии, и тем не менее, Некрасов как-то отыскал его. (Как нарочно, недавно вышел документальный фильм, проливающий свет на российскую информационную войну против Латвии, в которой Гапоненко фигурирует в качестве ключевого действующего лица, являясь орудием российской пропаганды.)

Вдобавок ко всему, Некрасов в своем «документальном» фильме использует актеров, а не реальных людей — главным образом, чтобы представить в неприглядном свете белорусскую оппозицию.

Если птица ходит, как утка, плавает, как утка и крякает, как утка, то это наверняка утка. Аналогичным образом, если Некрасов использует полуправду в своих пропагандистских усилиях, как это делает путинский режим, если он испытывает ностальгию по Советскому Союзу, как сам Путин, и если он способен снять фильм, которым мог бы гордиться Киселев, то этот кинематографист наверняка был составной частью такого явления как «путинская Россия» еще в 2010 году — по крайней мере, мысленно. В связи с этим неудивительно, что Некрасов объединился с российской пропагандистской машиной, выступив в 2016 году с нападками на Магнитского и Браудера.

Но без ответа остается один весьма серьезный вопрос: как человек может одновременно быть составной частью путинской России и критиком самого Путина? Что стоит за очевидным двуличием Некрасова?

Ответ на эти вопросы лежит в понимании того, что путинский режим  — не только Путин. В действительности у путинизма — тысяча лиц. Случай с Некрасовым подтверждает эту мысль, особенно в свете взаимоотношений режиссера со скандальным олигархом и противником Путина Борисом Березовским, когда-то являвшимся одним из самых влиятельных людей в России.


Некрасова неоднократно просили дать разъяснения по поводу его отношений с Березовским, которого одно время называли крестным отцом Путина, благословившим его на президентство, и который позднее уехал в эмиграцию, став яростным противником Кремля. Ответы Некрасова в большинстве своем довольно невнятны. Некрасов попытался подчеркнуть свою дружбу с Александром Литвиненко и отвлечь внимание от своих отношений с Березовским, опровергая утверждения о том, что бывший олигарх финансировал его фильмы. Тем не менее, творческие искания Некрасова всегда аккуратно следовали политической повестке Березовского.

Некрасов в своем творчестве редко думал о Путине, пока в 2004 году не вышел его фильм «Недоверие». Рассорившись с Путиным, Березовский стал организатором и вдохновителем кампании, направленной на убеждение российской и зарубежной аудитории в том, что за взрывами жилых домов в Москве, Буйнакске и Волгодонске в 1999 году стоят российские спецслужбы. «Недоверие» Некрасова как раз и строится вокруг этих утверждений.

Сам Березовский не скрывал, что оказывал моральную и финансовую поддержку оранжевой революции на Украине в 2004 году, полагая, что она поможет избавиться от Путина в России. Так уж получилось, что Некрасов оказался в Киеве как раз после оранжевой революции. Там он написал и опубликовал книгу о неизбежности революции в России, которую всячески продвигал и рекламировал Березовский. Примерно в то же время Некрасов задумался о съемках фильма, посвященного покушению на убийство нового украинского президента Виктора Ющенко во время его предвыборной кампании, а также другим преступлениям ушедшего украинского режима. Один из ближайших соратников Березовского Александр Гольдфарб рассказал украинским СМИ, что беглый магнат был готов вложить в этот проект 100 тысяч долларов. Березовский открыто говорил о той исключительной роли, которую Украина и Грузия сыграли в процессе демократизации всего постсоветского региона. Фильмы Некрасова об убийстве Литвиненко и о войне в Грузии прекрасно вписывались в политический крестовый поход Березовского против Путина, а также против соперничавших с ним российских олигархов.

На Западе мало известно о той поддержке, которую Березовский оказывал белорусскому диктатору Лукашенко. Сам Лукашенко в 2014 году признался, что олигарх частично профинансировал его пиар-кампанию по улучшению имиджа Белоруссии на Западе. Как отмечает известный российский аналитик Станислав Белковский, Березовский хотел, чтобы Белоруссия вступила в альянс с Украиной (и с Грузией) против путинской России. И снова некрасовский фильм «Вместе навсегда» прекрасно вписался в политические замыслы Березовского.

Имея в виду все эти обстоятельства, следует задуматься о том, был ли сам Березовский настоящим противником режима. Может, он руководствовался просто личной враждебностью по отношению к Путину?

Та поддержка, которую Березовский оказывал диктатуре Лукашенко (а она в некоторых отношениях пострашнее даже путинского режима), говорит о том, что его не очень-то заботили судьбы демократии. Будучи в Москве влиятельным политическим воротилой, Березовский со своей политикой не очень отличался от того, чем сегодня занимается режим Путина. Если мы называем путинскую Россию клептократией, нам следует помнить, что сам Березовский был символом продажной олигархии. Действительность сегодняшней России такова, что имена поменялись, но в самой системе сохраняются те многочисленные патологии, которые зародились при Ельцине. Мы говорим о путинской России как о мафиозном государстве, ссылаясь на связи Путина с бандитами. Но никто пока не опроверг утверждения о том, что Березовский действовал рука об руку с чеченскими бандитами. Да, Березовский выступал против безрассудных и жестоких действий Путина на международной арене, и особенно против интервенции в Грузии. Но в то же время, существуют предположения о том, что Березовский сыграл важную роль в подготовке второй чеченской войны.

Так или иначе, факт остается фактом: Березовский помог Путину прийти к власти, а борьбу против него начал лишь после того, как понял, что утратил контроль над ним.

Все это заставляет нас с опаской относиться к идее о том, что все оппоненты Путина являются врагами того опасного явления, которое мы называем путинизмом. Путинизм — это нечто более сложное, чем личная преданность Путину или кремлевской политике. Западу наверняка придется сталкиваться с различными формами путинизма в России еще долгое время после ухода самого Путина.

Российский «герой» войны на Украине Игорь «Стрелков» Гиркин сегодня выступает с нападками на Путина, но мы ни в коем случае не можем назвать его противником путинизма. Ныне покойный бывший премьер-министр России, министр иностранных дел и директор Службы внешней разведки Евгений Примаков был стойким противником российской интервенции на востоке Украины и делал все возможное, чтобы остановить эту войну. Но все эти усилия ни в коей мере не делают его противником путинизма, какой бы имидж ни создавали западные газеты Примакову после его смерти. Или давайте вспомним недавнюю размолвку редактора «Московского комсомольца» Павла Гусева и Дмитрия Киселева. Как ни соблазнительно представлять ее в качестве признака ослабления режима власти, это не так. Скорее всего, это очередной пример постоянных внутренних конфликтов, борьбы за власть и влияние внутри системы, но не свидетельство грядущего краха.

Путинизм в большей степени имеет отношение к тем «ценностям» и менталитету, которые более или менее разделяют все представители системы. Такие ценности и менталитет находят наилучшее выражение в поступках данных людей, а не в их словах, которые в конечном счете не так важны. Если предполагаемый «оппозиционный деятель» раньше поступал в соответствии с идеями путинизма, мы должны относиться к нему с большой осторожностью, не рассчитывая на то, что он внесет большой вклад в реформирование системы.

Таким образом, «преображение» Некрасова не очень удивило тех людей, который правильно смотрят на эти вещи. Пишущий для The American Interest Дэвид Сэттер (David Satter), который привлек Некрасова к суду за невыплаченные отчисления с фильма «Недоверие» (в основу фильма легла книга Сэттера), очень хорошо сказал об этом в недавнем интервью одному российскому журналу:

«Мне кажется, проблема заключается в том, что у многих людей в России отсутствуют моральные принципы. У них есть определенные идеалы, но жить в соответствии с ними они не в силах. После многолетней бедности деньги стали непреодолимым искушением для многих. Очень прискорбно. России нужна интеллигенция, живущая в соответствии со своими принципами. Пока этого не произойдет, страна не будет свободной».

 


Речь здесь идет о Некрасове, а также о Дмитрии Киселеве. В 2014 году Литва решила лишить Киселева государственной награды, врученной ему в 1994 году. В 1991 году Киселев храбро отказался зачитывать вслух официальные кремлевские сводки новостей на главном советском телеканале, в которых оправдывалось кровавое подавление демонстраций в защиту вильнюсской телевизионной станции. Сегодня Киселев без колебаний распространяет любую злобную пропаганду, которую Кремль считает необходимой.

Путинизм многолик, и легко поддаться искушению, проведя резкие различия между его гранями. Но на самом деле, между ними гораздо больше общего, чем различий. Чтобы понять, с кем мы имеем дело, строя отношения с путинским режимом, нам надо научиться распознавать этих людей и называть их поименно. И нам нельзя поддаваться убаюкивающей иллюзии, что мы можем рассчитывать на некоторых из них как на движущую силу в смене режима.

Марюс Лауринавичюс — литовский журналист и аналитик, который в настоящее время работает в США научным сотрудником фонда Baltic American Freedom.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Многоликий путинизм


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.