Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

От рекрутчины к призыву. Военные реформы Дмитрия Милютина

  • От рекрутчины к призыву. Военные реформы Дмитрия Милютина
  • Смотрите также:

В 1856 году завершилась Крымская война, после которой стала очевидна необходимость модернизации русской армии. Нельзя сказать, что русская армия николаевской эпохи была плоха, — напротив, она была образцовой в плане выучки солдат, дисциплины, стойкости войск, готовности их к самым тяжелым испытаниям. Неслучайно само понятие «николаевский солдат» стало пословицей и означало образец служения Отечеству, который, как полагают многие, так и не был превзойден.

В поисках нового облика

Достоинства николаевской армии одновременно были и ее недостатками. До начала реформ Александра II армия была по-настоящему профессиональной: бессрочная служба в XVIII — первой четверти XIX веков позволяла подготовить солдата, для которого армия была смыслом его жизни, профессионала, идеально разбирающегося в тонкостях военной службы, а железная дисциплина, введенная в войсках при Павле I и поддерживающаяся при императорах Александре I и Николае I, была гарантией того, что приказ исполнялся беспрекословно. Неслучайно именно в армии Николай I, как и все абсолютные монархи, видел образец общественного устройства — и армия оправдывала все надежды русского государства.

Николай I

Изображение: Франц Крюгер

Обратной стороной профессионализма становилась длительная подготовка новобранцев, сложность с развертыванием большой армии в случае войны, вынужденные затраты на ее содержание в мирное время. Это ложилось на бюджет государства тяжелым грузом.

Система комплектования и обучения рекрутской армии изначально была создана под формат относительно малочисленных профессиональных армий европейских государств XVIII века. Чтобы уменьшить военный бюджет, были предприняты попытки создания военных поселений, которые позволяли содержать армию большей численности, чем стандартная регулярная, и тратить на ее содержание меньшие суммы. Военные поселения просуществовали вплоть до 1857 года и были достаточно эффективны.

Другим способом было ускорение ротации солдат в регулярной армии. В 1834 году была введена система бессрочных отпусков для солдат, отслуживших 20 лет, а с 1851 года этот срок был сокращен до 15 лет. Это позволяло в случае необходимости призвать солдат, которые прошли долгосрочную подготовку, однако все же не обеспечивало достаточного числа для пополнения войск и развертывания новых частей. Большое внимание уделялось системе военных кантонистов — детей солдат, которые, принадлежа к военному сословию, были обязаны служить. Они с детства получали хорошее военное обучение и образование, из них вырастали отличные унтер-офицеры. Подготовка офицеров была меньшей проблемой, так как при Николае I предпринимались грандиозные усилия по созданию системы военного образования, что существенно повысило качество офицерского состава, а система, обязывавшая хотя бы несколько лет отслужить в армии почти каждого дворянина, позволяла иметь неплохие офицерские резервы, хотя эти офицеры обычно имели небольшой опыт службы.

Но всем было ясно, что с системой комплектации, восходящей к XVII веку, у русской армии нет перспектив в случае серьезной большой войны с европейскими армиями, которые в основном перешли на систему комплектования по призыву. Именно вопрос новой системы комплектования и стал одной из главных причин военной реформы Дмитрия Милютина. Надо сказать, что в области вооружения русская армия к середине XIX века шла практически на уровне других европейских государств.

Перед Крымской войной только английская армия имела на вооружении более половины пехотных частей нарезные ружья «Энфилд». У французов только егеря, некоторые африканские батальоны и совсем небольшая часть пехотных полков были вооружены штуцером Тувенена, большая часть армии — гладкоствольными ружьями, как и в России. В Пруссии легкие батальоны (один в каждом пехотном полку) были вооружены новыми винтовками Дрейзе, остальные линейные войска имели переделанные гладкоствольные ружья. Так же обстояло дело и в России: стрелковые батальоны (один на дивизию) вооружались нарезным штуцерами, остальная армия — гладкоствольным пистонным мушкетом, по характеристикам не уступавшим французской модели.

Александр II

Фото: EeuHP / Wikipedia

Некоторое отставание, безусловно, было, но не носило системного характера и было связано с необходимостью содержания самой большой армии в мире. Как и остальные страны Европы, Россия достаточно быстро полностью перешла на нарезные ружья и артиллерию, при этом затратив большие средства на внедрение промежуточных образцов, так как в 1860-е годы прогресс вооружений ускорился многократно. Зато проблема комплектования была системной: рекрутские наборы идеально подходили для страны с преобладающим сельским населением.

Реформа военного ведомства

Реформы начали планировать еще в Крымскую войну. Осенью 1855 года была создана Комиссия для улучшений по воинской части, которую возглавил генерал Федор Васильевич Ридигер. Им была разработана целая серия мер усовершенствования обучения тактике и увеличения самостоятельности командиров корпусов и дивизий в принятии решений. Ридигер написал императору три докладные записки, в которых указывал на главные недостатки русской армии: излишнюю централизацию, отсутствие самостоятельности командиров и недостаточный уровень военного образования.

После коронации Александра II и завершения войны реформы были продолжены. Сокращался срок военной службы с 19 до 15 лет, на три года отменялись рекрутские наборы, армию сократили почти в два раза, а огромное ополчение, созданное в ходе войны, расформировали. Кантонисты освобождались от обязательной военной службы, а спустя два года учебные заведения кантонистов были преобразованы в военные начальные школы. В 1859 году решение об отмене рекрутских наборов было подтверждено на следующие три года, а срок службы был сокращен до 12 лет.

Дмитрий Милютин

Изображение: Витольд Муратов

В 1861 году военным министром был назначен Дмитрий Алексеевич Милютин, к тому времени зарекомендовавший себя хорошим военным теоретиком. Он был автором множества научных работ, профессором императорской военной академии, инициатором издания ежемесячного журнала «Военный сборник», имел опыт штабной деятельности вплоть до должности начальника штаба Кавказской армии. За свою работу он был награжден премией Академии наук. В 1853 году Милютин был назначен научным консультантом при военном министре. Именно Милютину было суждено провести одну из самых значительных в истории России военных реформ, подробный проект которых он подал императору же через 10 недель после назначения на пост министра.

Первый этап реформы касался системы управления войсками. Если ранее управление всей армией было строго централизовано, то теперь империя разделялась на военные округа, в которых назначались командующие, а им передавалось руководство всеми военными, организационными и хозяйственными вопросами на территории. Армии и корпуса, до этого бывшие высшей тактической единицей в мирное время, упразднили, а начальники дивизий получили больше прав в управлении своими войсками. Также предполагалось сократить армию мирного времени и обеспечить ее развертывание в военное время до величин, достаточных для ведения войн. С 1862 по 1867 год было образовано 15 военных округов, вся территория государства была охвачена новой системой управления. Каждый округ получил значительную часть прав, которыми располагало раньше лишь военное министерство. Вместо громоздких армий и корпусов николаевского времени основной тактической единицей становилась дивизия.

С 1862 по 1869 год была проведена кардинальная реформа военного министерства. Ранее структура министерства являлась продуктом минимум пятидесятилетней эволюции: структуры в его составе были разрозненными, система департаментов создавалась постепенно и была слишком бюрократизирована. Новое военное министерство было структурно унифицировано и проще организовано. Численность чиновников центрального аппарата сократилась до тысячи человек, а объемы бюрократических работ снизились на 45 процентов.

Впрочем, из-за стремления Милютина сохранить под своим контролем все процессы управления войсками не была проведена реформа Главного (генерального) штаба, которому досталась участь быть одним из подразделений военного министерства, в то время как опыт Пруссии показывал, что для армии полезнее разделять функции штабного и административно-хозяйственного управления и передавать первые генеральному штабу. В данном вопросе милютинские реформы следовали французскому образцу, который, как показала Франко-прусская война, оказался менее эффективным. Главный штаб в итоге был все-таки выделен из числа управлений военного министерства в 1865-1875 годах, но возможностей прусского «мозга армии» он так и не получил, а его функции оказались несколько расплывчатыми.

Милютин полагал, что численность армии мирного времени должна составлять 730 тысяч человек, а в военное время мобилизация должна была дать дополнительно 1 миллион 170 тысяч штыков. Структура армии мирного времени должна быть максимально приближена к армии военного времени, поэтому для пехотных батальонов были установлены три вида штатов: мирного времени (400 нижних чинов), усиленный (544 нижних чина) и военного времени (720 нижних чинов).

Реформы были приостановлены из-за начавшегося польского мятежа 1863 года. Военные угрозы со стороны поляков и европейских стран вынудили приостановить сокращение армии и увеличить ее численность до 1,1 миллиона к 1864 году. Впрочем, после восстановления порядка в Польше реформа продолжилась, как и сокращение кадровой армии, численность которой к 1871 году уменьшилась до 700 тысяч. Очень важно, что военное министерство бережно отнеслось к русской военной истории и, формируя новые полки, не стало создавать их как новосформированные части без прошлого и традиций, а пошло на восстановление расформированных ранее полков и присвоенных им отличий.

Система подготовки

Важной частью изменений была реформа военного образования. Ранее большая часть офицеров получали домашнее или гимназическое образование, а военное обучение проходили уже в полку или кадетском корпусе. С 1863 года устанавливалась система военных гимназий, дававших среднее образование. Курс наук в военных гимназиях был расширен по сравнению с кадетским корпусами, а уровень милитаризации существенно ослаблен. Милютин полагал, что офицер должен расти как всесторонне образованный гражданин, чья мысль не искажена непрерывной муштрой, а инициатива не задавлена установленными порядками. Для управления всей сферой военного образования в 1863 году в составе военного министерства было образовано Главное управление военно-учебных заведений. В структуре управления впервые в России начал работу педагогический комитет. Началась активная разработка и издание учебных пособий. В 1878 году на международной выставке в Париже Россия представила полный и систематизированный набор учебных пособий, которые стали использоваться и за рубежом. Это было серьезное признание достижений русской военной науки.

Идея реформирования военного образования была следующей: из прежних кадетских корпусов выделяются старшие классы, из которых формируются военные училища со сроком обучения два года (для артиллерии и инженерных войск — три года). Из младших классов формируются военные гимназии со сроком обучения шесть лет (а с 1873 года — семь лет), которые готовят своих учеников к поступлению в военные училища. Помимо этого, существовала упрощенная форма военного образования, состоявшая из военных прогимназий, сформированных из училищ военно-начальных школ (которые, в свою очередь, являлись наследниками системы военного обучения кантонистов), и юнкерских училищ, формирование которых началось в 1864 году, куда могли поступать как выпускники военных прогимназий, так и нижние чины, в том числе вольноопределяющиеся.

В результате с 1868 года производство в офицеры из нижних чинов за выслугу лет прекратилось, а стать офицером можно было лишь после курса военного или юнкерского училища. Основной поток офицеров в армию, начиная с этого времени, шел через более демократические по составу учащихся юнкерские училища. Однако уже к концу XIX века юнкерские училища подверглись критике из-за недостаточного уровня образования, и в 1911 году они были преобразованы в военные, а их программы усовершенствованы. Из числа прежних кадетских корпусов были сохранены только Пажеский корпус — привилегированное учебное заведение, в основном обучавшее русскую аристократию, и Финляндский, бывший частью системы военного образования Великого княжества Финляндского. Реформа военного образования оценивалась весьма неоднозначно, а ее недостатки стали очевидны уже к концу правления Александра II.

Чуть раньше прошла реформа военных академий. В 1855 году из офицерских классов артиллерийского училища были образованы артиллерийская и инженерная академии, которые в 1863 году уже при Милютине были выделены из состава академии Генерального штаба как Михайловская артиллерийская академия и Николаевская инженерная академия. Создание отдельных академий для «ученых» родов войск показывало возросшее внимание военного руководства к артиллерии и инженерным войскам, специфика которых требовала специализированного обучения. В это время большие достижения демонстрировала военная медицина и Медико-хирургическая академия, впоследствии ставшая Военно-медицинской академией. Развивалась и подготовка учительских кадров. В 1865 году при 2-й Петербургской гимназии открылись педагогические курсы для подготовки учителей военных гимназий.

Однако русскую армию уже в 1870-х годах ждала заключительная, главная часть военной реформы: переход на новую систему комплектования. О модернизации вооружения и о том, как реформированная армия прошла
Русско-турецкую войну 1877-1878 годов, мы расскажем в следующей публикации.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку От рекрутчины к призыву. Военные реформы Дмитрия Милютина


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.