Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Ролевые игры Меркель

  • Ролевые игры Меркель
  • Смотрите также:

Почему в Евросоюзе недовольны лидерством Берлина

В странах Евросоюза все больше зреет недовольство лидерством Германии. Раньше многие страны выступали за усиление позиций Берлина, теперь же они ропщут из-за принимаемых Берлином решений. «Лента.ру» разбиралась, с чем несогласны члены европейской семьи и есть ли альтернатива немецкому доминированию в Евросоюзе.

«Германия — самая большая проблема для еврозоны» — с таким заголовком вышла в конце мая газета The Financial Times. Издание сообщает, что 2000 в последнее время партнеры по ЕС все более настороженно относятся к политике, проводимой Берлином.

Одной из главных проблем Германии сегодня называют то, что она стала слишком сильной, в то время как другие страны ЕС — слишком слабыми. Париж и Лондон, еще относительно недавно считавшиеся равновеликими центрами силы, сдали позиции: Францию раздирают внутренние проблемы, а Великобритания того и гляди вообще покинет состав Евросоюза. В итоге Берлин превратился в политическую столицу Европы, отодвинув на задний план не только Париж и Лондон, но и Брюссель.

Кризис, санкции и показательная порка

То, что Берлин может очень жестко навязывать свои решения партнерам по ЕС, стало ясно во время кипрского финансового кризиса. Тогда Германия фактически заставила Кипр полностью изменить свою экономическую модель — многие тогда расценили произошедшее как показательную порку. Однако по-настоящему непреклонным лидером ФРГ проявила себя, когда экономический кризис разразился в Греции. Ангела Меркель и немецкие банкиры сумели обломать строптивого премьера Алексиса Ципраса, навязав ему свою волю.

Страны Южной Европы, экономика которых переживает не лучшие времена, с тревогой наблюдали за этим процессом, справедливо полагая, что вполне могут оказаться на месте Греции. Диктат Берлина, требующего от расслабленных южан собраться и затянуть пояса, вызывает у них все более заметное раздражение. Не озонировало атмосферу и введение антироссийских санкций. Такие государства, как Греция или Венгрия, будь на то их воля, давно бы либерализовали ограничительные меры, а то и вовсе отменили бы их. Но они слишком слабы, чтобы пойти наперекор воле Берлина, считающего, что санкции должны сохраняться.

Жесткая финансовая политика, которую навязывает Меркель, не нравится в первую очередь Греции

Фото: Hannibal Hanschke / Reuters

При этом единоличным немецким лидерством разочарованы и страны, которые традиционно поддерживают Берлин. «Германия не может самостоятельно решать, какую экономическую модель выбирать другим странам ЕС», — заявил недавно министр иностранных дел Люксембурга Жан Ассельборн.

«Недовольство связано с тем, что, по мнению этих стран, Германия осуществляет руководство ЕС не ради коллективных интересов европейской семьи, а в интересах самой ФРГ, в частности — немецкого бизнеса. Произошла фундаментальная смена парадигмы позиционирования Германии в рамках Евросоюза. Так, Берлин искусственно поддерживает слабость евро и режим жесткой экономии в Греции, сохраняя при этом членство Афин в еврозоне, потому что это выгодно германской экспортноориентированной экономике, — рассказал «Ленте.ру» заместитель директора Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ Дмитрий Суслов. — Еще один пример — позиция Германии по Трансатлантическому торгово-инвестиционному партнерству: Берлин проталкивает этот договор в рамках ЕС, поскольку он отвечает интересам прежде всего германского бизнеса, стремящегося на североамериканский рынок. Другие страны — те, у кого протекционистская экономика, — Франция, Италия — недовольны».

Миграционный ответ

Еще одним испытанием для европейского единства стала ситуация с беженцами, хлынувшими в Старый Свет в прошлом году. Чтобы правильно понимать суть проблемы, нужно учитывать, что Германия расположена в центре Европы. А по действующим правилам беженцы и мигранты — проблема той страны ЕС, в которую они въехали: именно ее властям предстоит разбираться с вопросом их статуса и так далее. Провозглашая политику открытых дверей, Берлин прекрасно понимал, что с попавшего в турбулентность Ближнего Востока бегут не только малограмотные искатели лучшей жизни, которые в ЕС пополнят ряды получателей пособий, но и представители среднего класса, квалифицированные специалисты. При этом если первая категория мигрантов стремится в Европу через Средиземное море и в итоге оказывается в Италии или Греции, то вторая, купив билет на самолет, попадает прямиком в ФРГ. Иначе говоря, Германия получает сливки (хотя, конечно, не только их), а наиболее проблемную часть потока беженцев — пограничные государства ЕС.

Одним из самых сложных испытаний для европейского единства стала ситуация с беженцами

Фото: Michaela Rehle / Reuters

В то же время Берлин не раз заявлял, что мигранты — проблема общеевропейская, имея в виду, что часть бремени должна л 1000 ежать и на тех странах, которым «политика открытых дверей» совершенно не по душе. Ради этого был разработан план по квотированию: каждое государство ЕС, в зависимости от его объема экономики, количества населения и других параметров, получало наказ принять определенное число мигрантов. Из-за того что решение о перераспределении мигрантов принималось не единогласно, а большинством голосов, страны Восточной и Центральной Европы возмутились и попросту отказались выполнять его, негодуя по поводу навязываемых им с подачи Берлина директив.

Вдобавок из-за миграционного потока некоторые страны Евросоюза усилили меры пограничного контроля, тем самым поставив под удар фундаментальный принцип европейской интеграции — свободу передвижения. Вину за это многие тоже возлагают на Берлин.

Неуверенный, но безальтернативный лидер

Сама ФРГ в роли не только экономического (как прежде), но и политического локомотива ЕС чувствует себя не слишком уверенно. После двух мировых войн немцев последовательно отучали от политических амбиций глобального масштаба. Долгие годы успешно действовала такая модель: Париж выступал в роли политического лидера Европы, а Берлин — экономического. Но поскольку, как уже отмечалось, Франция сейчас не может разобраться не то что с общеевропейскими проблемами, а и со своими собственными, Германия вынужденно взяла на себя новую функцию.

Сделанное из картона скульптурное изображение головы Ангелы Меркель перед зданием Баварской государственной оперы в Мюнхене — инсталляция к спектаклю «Блуждающие. Европейское разрушение»

Фото: Peter Kneffel/ dpa / AP

«У немцев отсутствуют как таковые лидерские навыки, есть даже некая боязнь этого лидерства, связанная с их печальным историческим опытом. Любые попытки гегемонии приведут к конфликтам внутри ЕС: это будет вызывать еще большее сопротивление остальных стран и вести к раскачке всей европейской системы», — полагает директор Центра комплексных европейских и международных исследований факультета Мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Тимофей Бордачев.

Схожего мнения придерживается и ведущий научный сотрудник Института мировой экономики и международных о 2000 тношений РАН Александр Кокеев: «Немцы себя чувствуют некомфортно, им, может, и не хотелось бы столь очевидно доминировать, поскольку амбиции Берлина моментально пробуждают в Европе подзабытые страхи».

Несмотря на все это, альтернативы немецкому доминированию сегодня не существует. Лидерство Берлина обусловлено объективными причинами — экономической мощью ФРГ и отсутствием конкурентов. До тех пор пока эта ситуация не изменится (а предпосылок для этого пока не предвидится), позиции Германии как европейского гегемона будут лишь укрепляться.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Ролевые игры Меркель


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.