Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

«Дело Лизы Ф.», корпоративная солидарность и профессиональная этика журналиста

  • «Дело Лизы Ф.», корпоративная солидарность и профессиональная этика журналиста
  • Смотрите также:

Прокуратура Берлина возбудила дело по статье 130 уголовного кодекса Германии (разжигание межнациональной розни) против корреспондента российского Первого канала Ивана Благого. Поводом для возбуждения дела стал сюжет о тринадцатилетней русскоязычной девушке Лизе Ф., которая, согласно сюжету Благого, была похищена и изнасилована мигрантами с Ближнего Востока.

Сюжет вышел в эфир Первого российского телеканала 16 января и вызвал бурную реакцию в русскоязычной диаспоре ФРГ. Поскольку в репортаже утверждалось, что немецкая полиция не проводит расследования описанного преступления, то переселенцы из России провели в ряде городов ФРГ, включая Берлин, стихийные митинги с требованием найти и наказать виновных.

Скандал вокруг сюжета Ивана Благого вызвал острый конфликт между главами МИД России и Германии. Сергей Лавров на пресс-конференции в Москве обвинил власти ФРГ в сокрытии правды о произошедшем. В частности, Лавров заявил: «Ясно, что девочка абсолютно точно не добровольно исчезала на 30 часов». В свою очередь, Франк-Вальтер Штайнмайер предупредил о недопустимости использования расследования по делу Лизы Ф. в целях «политической пропаганды, разжигания настроений и влияния на и без того непростые дебаты по поводу миграции в Германии».

В конце января немецкая полиция доказала, что Лиза Ф. более суток скрывалась в квартире у своего друга, после того как ее родителей вызвали в школу, чтобы сообщить о ее проблемах с учебой. Фактов похищения и изнасилования девушки не было.

Что в ФРГ считается «разжиганием национальной розни»?

О том, что собой представляет статья № 130 УК ФРГ, по просьбе корреспондента «Голоса Америки» рассказал германский политолог, эксперт Фонда Генриха Белля Сергей Лагодинский. По его словам, в соответствии с немецким законодательством, в уголовном порядке преследуются доказанные попытки разжигания ненависти в отношении различных расовых, этнических, национальных и религиозных групп. Причем, в соответствии с поправками от 2011 года, указанные группы не обязательно должны проживать на территории Германии. «И здесь самое важное – то, что под этими действиями (разжиганием межнациональной розни – А.П.) подразумевается нарушение общественного мира», – отмечает Лагодинский.

Если вина подозреваемого в разжигании межнациональной розни будет доказана, то, свидетельствует эксперт Фонда Генриха Белля «ему полагается от трех месяцев до пяти лет лишения свободы. Но максимальный срок никто не получает», – уточняет Сергей Лагодинский.

По словам собеседника «Голоса Америки», при рассмотрении подобных дел учитываются также положения статьи 5-й конституции ФРГ, гарантирующей свободу слова. «И каждый суд в Германии должен применять уголовное право в свете конституции. Поэтому даже если, на первый взгляд, высказывания подпадают под 130-ю статью Уголовного кодекса, каждый суд должен еще раз проверить, действительно ли эти высказывания однозначно ведут к последствиям, связанным с нарушением общественного мира. То есть, в данном случае, суд должен исследовать, почувствовали ли зрители сюжета Первого российского телеканала себя достаточно мотивированными, чтобы, условно говоря, взять палку и пойти избивать иностранных мигрантов», – указывает эксперт.

«В Германии свобода слова ограничивается ложью»

В настоящее время дело корреспондента Ивана Благого до суда не дошло. Его рассмотрением занимается берлинская прокуратура. Между тем, Союз журналистов Москвы выразил поддержку корреспонденту Первого канала. «Надеемся, что германские правоохранители объективно подойдут к рассмотрению вопроса», – говорится в заявлении Союза журналистов российской столицы.

В свою очередь, заместитель генерального директора Первого канала, директор информационных программ Кирилл Клейменов сообщил, что у телекомпании нет претензий к своему журналисту, работающему в Берлине.

«Я уверен, что Иван действовал абсолютно точно, корректно и справедливо. Посмотрим, какой будет результат работы немецких правоохранителей. У нас к Ване нет претензий. Мы выражаем ему поддержку, он член нашей команды, профессиональный, достойный человек», – подчеркнул Клейменов.

Можно ли в данном случае говорить о конфликте между корпоративной солидарностью и профессиональной этикой, и если подобная коллизия возникает, то, как она решается в Германии и в России? С таким вопросом корреспондент «Голоса Америки» обратилась к специалистам в обеих странах.

Сергей Лагодинский отвечает: «В Германии свобода слова ограничивается ложью. То есть, если доказано, что человек лжет, то его высказывания не защищены 5-й статьей Конституции. Однако, в данном случае, преднамеренную ложь, думаю, будет трудно доказать. Кроме того, речь идет не об отдельном индивидууме, но об институциональном праве прессы, мягко говоря, ошибаться. И, если российскому журналисту не будет предоставлено “право на ошибку”, думаю, пресса в Германии, даже та, что относится к нему критически, будет не очень довольна. И, вообще, это был бы прецедент, который в правовом поле воспринимался бы не очень положительно», – замечает эксперт Фонда Генриха Белля.

И подчеркивает, что, учитывая политический характер дела Ивана Благого, прокуратура, суды и правительственные структуры Германии, скорее всего, будут подходить к его разрешению очень осторожно.

«Говорить о корпоративной солидарности сложно»

Старший советник Представителя ОБСЕ в Вене по вопросам свободы СМИ Андрей Рихтер в своем комментарии для «Голоса Америки» отмечает: «Практика саморегулирования в России показывает, что Первый канал, как и остальные госканалы, традиционно отказывается признавать право своих коллег, Общественной коллегии по жалобам на прессу, рассматривать жалобы на свои программы. Большинство из них не имеет этических или иных профессиональных кодексов, журналисты не входят в Союз журналистов России или иные профессиональные ассоциации. Полагаю, что в данных условиях говорить о корпоративной, точнее – профессиональнойсолидарности сложно. Как, впрочем, и о соблюдении этических стандартов», – подчеркивает Андрей Рихтер.

И добавляет, что в теории никаких существенных отличий, бытующих в России и в европейских странах профессиональных стандартов или представлений о корпоративной солидарности нет. Просто различается практика их применения. «В теории же вы должны иметь возможность свободно критиковать своего коллегу, а он должен принимать это во внимание», – заключает старший советник Представителя ОБСЕ по вопросам свободы СМИ Андрей Рихтер.

«С политической точки зрения конфликт зашел слишком далеко»

Еще одна собеседница «Голоса Америки» – председатель Исполнительного комитета Международного института прессы (IPI) Галина Сидорова считает, что руководствоваться нужно, прежде всего, профессиональной этикой. И журналист ее нарушивший, должен подвергаться осуждению своими коллегами.

Рассматривая конкретную ситуацию с репортажем Первого канала из Берлина, признанным правоохранительными органами германской столицы не соответствующим действительности, Галина Сидорова замечает, что на месте руководства телекомпании она бы, прежде всего, извинилась перед зрителями, введенными в заблуждение. А затем постаралась бы разобраться в причинах произошедшего.

Говоря о приведенном выше заявлении Кирилла Клейменова, Сидорова замечает: «Я считаю, что в отношении зрителей, для которых работает Первый канал, это – совершенно недопустимая вещь. Потому что журналист совершил ошибку, что было подтверждено массой свидетелей. Это было грубое нарушение журналистской этики и его профессиональных обязанностей. И раз уж это произошло, повторяю, прежде всего, должно извиниться СМИ, в котором он работает. А что они будут с ним делать – это их внутренние проблемы».

Галина Сидорова считает, что признавать прессой допущенные ошибки – это мировая практика, поэтому никакого столкновения корпоративной солидарности с журналистской этикой быть не должно. «Я понимаю, почему события принимают такой оборот. Потому что с политической точки зрения конфликт зашел слишком далеко, и вплоть до министерства иностранных дел, все защитили корреспондента Первого канала. Не разобравшись, а, может быть, и специально не дав себе труда в этом деле разобраться. Потому что этот эпизод получился очень “в строку” той российской пропагандистской кампании, которую мы сейчас наблюдаем. Другое дело, что ситуация очень быстро сама себя разоблачила», – считает председатель Исполнительного комитета International Press Institute.

Галина Сидорова добавила, что данный эпизод может повредить международному имиджу российской прессы, и зарубежные ньюсмейкеры станут относиться к российским корреспондентам с опаской и недоверием, отказывая им в интервью и комментариях. «Ведь, если ты понимаешь, что говоришь с журналистом, который теоретически может твои слова извратить или просто переврать, то, естественно, ты десять раз подумаешь, общаться ли с таким журналистом, или нет», – отмечает Галина Сидорова.

И подытоживает: «Лично мне просто стыдно за коллег. Ведь первое, чему учат во всех журналистских школах, это аккуратная работа с информацией. Если, конечно, это – журналистика. А если это пропаганда, то это – совсем другая профессия. Здесь, конечно, можно говорить о корпоративной солидарности, но никакая журналистская этика в данном случае не работает».


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости экономики | |

Подписка на RSS рассылку «Дело Лизы Ф.», корпоративная солидарность и профессиональная этика журналиста


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.