Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Австрия: мультикультурализм мертв

  • Австрия: мультикультурализм мертв
  • Смотрите также:

Вена вводит квоты на приём беженцев и уже думает о выходе из Шенгена.

Случилось это вскоре после целой серии нападений на женщин, которая захлестнула не только германский Кёльн, но и австрийский Зальцбург. До сих пор ситуация с мигрантами в стране была относительно благополучной, хотя проблемы давали о себе знать. Но если не принять меры – даже от тени благополучия может не остаться и следа.

В последние дни едва ли не самым заметным политиком Европы стал канцлер Австрии Вернер Файманн .
Так, 16 января он объявил об ограничении действия Шенгенского соглашения и временном возвращении пограничного контроля. «Каждый, кто к нам приезжает, должен подвергаться усиленной проверке… Тем, у кого нет права на получение статуса беженца, будет отказано… Если ЕС не сможет защитить внешние границы, то будущее Шенгена окажется под вопросом», – подчеркнул он.

А 20 января Файманн развил тему. По его словам, теперь Австрия будет принимать не более 37,5 тысяч беженцев в год, а в ближайшие четыре года страна приютит не более 1,5% от нынешнего населения – то есть, 127 тысяч человек. На такие меры австрийские власти пошли после того, как в 2015 году убежище у них попросили 90 тысяч человек, а всего через Австрию прошли почти 450 тысяч. Последняя цифра составляет свыше 5% населения страны.

 Собственно говоря, определённые меры австрийцы начали принимать ещё осенью 2015 года, когда им пришлось столкнуться с огромным потоком беженцев, шедшим сначала из Венгрии, а затем из Словении.

 Тот же Файманн тогда одним из первых в ЕС потребовал распределить мигрантов по всем 28 странам Евросоюза. Но не все на это согласились, а беженцы всё прибывали. И в итоге австрийские власти в декабре 2015 года приступили к возведению заградительных сооружений на словенской границе. При проходе через неё теперь всегда спрашивают паспорт.

По всей видимости, чашу терпения Файманна переполнили инциденты в начале нового года. В те дни родина Моцарта Зальцбург напоминала Кёльн. Сразу несколько десятков женщин обратились в полицию города с жалобами на насилие и домогательства со стороны выходцев с Ближнего Востока и Северной Африки. Как и в случае с Германией, власти и ведущие СМИ сообщили о случившемся с опозданием - 7 января. Но когда всё подтвердилось, власти вынуждены были принять меры.

Достаточно жёсткая реакция австрийского руководства была вызвана тем, что Австрия давно уже превратилась в крупный центр по приёму беженцев. До 2015 г. убежище в стране получили порядка 170 тысяч человек. И на содержание каждого беженца государство выделяло в месяц по 1400 евро. Кроме того, число иммигрантов по состоянию на 2014 год достигло 13% населения – не считая тех приезжих, кто уже успел получить австрийское гражданство. А таковых ещё примерно 6% населения.

Что касается мусульман, то их в Австрии до начала «миграционного потопа» проживало почти 600 тысяч – 6,8% населения. Почти половина их – турки, десятки тысяч насчитывают общины боснийских мусульман и албанцев. Арабов или афганцев Австрия тоже принимала, но в более скромных количествах. В Вене процент мусульман достигал 12,5%, а в отдельных районах города доходил до 20%. В некоторых столичных школах число детей, для который немецкий не является родным языком, перевалило за 90%.

Нельзя сказать, что картина с вписыванием приезжих в австрийское общество была такой уж неблагополучной. Турки или боснийские мусульмане – люди менее религиозные, чем арабы Магриба и, тем более, пакистанцы, йеменцы или сомалийцы. Многие из них осваивались в Австрии, открывали своё дело, получали образование, занимали свою нишу в науке и культуре. Три турчанки и один араб даже стали депутатами парламента (всего в Национальном совете 183 депутата).

 В Австрии до сих пор не произошло ни одного теракта. Вена не пережила крупной волны погромов с участием выходцев из стран Азии и Африки, как Париж в 2005 году или Стокгольм в 2013-м.

 В городе есть неблагополучные районы Фаворитен или Рудольфсхайм-Фюнфхаус, славящиеся повышенным уровнем преступности. Однако и там процент мигрантов не перевалил за половину, так что говорить о крупных мусульманских или африканских гетто, подобных парижскому Сен-Дени или брюссельскому Моленбеку, в Вене до сих пор не приходилось.

Тем не менее, проблемы были. В 2006 году МВД Австрии сообщило, что 45% мусульман не желают вписываться в австрийское общество. Спустя три года ведомство рассказало, что приезжие совершают две трети квартирных краж. По уровню доходов населения Рудольфсхайм-Фюнфхаус, известные злачными местами, занимал последнее место, а Фаворитен устойчиво занимал первое место по числу преступлений. неблагополучные районы с высокой долей приезжих есть и в других городах – запад Зальцбурга, юго-запад Граца…

Долгое время в Вене не было крупной мечети. Потребность в ней появилась после того, как в городе расположилась штаб-квартира ОПЕК, и в Австрии поселились несколько тысяч выходцев из стран Персидского залива. В 1979 году на деньги короля Саудовской Аравии на востоке Вены возвели Исламский культурный центр, после чего саудовские деньги продолжали течь в Австрию. И постепенно радикальный ислам всё же пустил в стране достаточно глубокие корни.

Ещё в 2013 году австрийская газета «Прессе» опубликовала репортаж о салафитских мечетях и молельных домах в венских районах Фаворитен и Леопольдау, а также почти у входа в самый крупный парк Вены – Пратер. А уже спустя год стало известно, что в рядах «Исламского государства» воюют порядка 130 граждан Австрии. Один из них, бывший рок-музыкант тунисского происхождения, записал видеоролик, где угрожал родной стране терактами.

Настоящим потрясением для австрийцев стала история 16-летней Самры Кесинович и 15-летней Сабины Селимович. Две венские школьницы боснийского происхождения в 2014 году сбежали в Сирию, чтобы вступить в ряды ИГИЛ. Они оставили записки, где говорили о желании «умереть за Аллаха». Далее появились сообщения, что в исламистах они разочаровались, попытались вернуться на родину, но были убиты. Точных данных об их судьбе нет, но домой они не вернулись.

Истории двух школьниц, а также теракты в Париже января 2015 года заставили австрийские власти ужесточить «правила игры». В феврале прошлого года парламент принял закон об исламе. Согласно ему, мусульманам разрешают публично отмечать праздники и иметь свои образовательные центры. Однако преподавание в последних должны идти только по-немецки, а все имамы отныне должны пройти через государственную аттестацию. Кроме того, отныне запрещается зарубежное финансирование исламских организаций.

 На проблемах, связанных с приезжими из мусульманских стран, много лет акцентировали внимание представители ультраправых: Партии свободы, «Союза за будущее Австрии» и (в меньшей степени) евроскептики из «Списка Штронаха».

 Результаты подобных партий на выборах в Австрии стабильно были одними из самых высоких в Европе, и они постоянно шли вверх. На выборах 2006 года сумма голосов за подобные силы составила 16%, в 2008 году – 28%, а в 2013 году – уже 31%.

Весьма резко говорил о проблеме многолетний лидер Партии свободы и основатель «Союза за будущее Австрии» Йорг Хайдер: «Я выступаю против исламистского фундаментализма. А он все шире расползается по Европе. Это тревожит… Я уверен, что нам в Австрии нужен закон, защищающий от подобного, поэтому нам не надо больше минаретов!», - сказал Хайдер в 2008 году незадолго до своей гибели. Попутно он выступил категорически против приёма в Евросоюз Турции.

Похожим образом высказывался и нынешний лидер Партии свободы Хайнц-Кристиан Штрахе: «Мусульманский платок не просто предмет одежды, а политический символ исламизма, символ унизительного положения женщин». «Мы нашли смелость сказать об опасных… исламистских тенденциях… Или Европа смирится с собственным закатом, или мы спасем ее вместе». «У нас… в школах чересчур много иностранных детей».

Сам Штрахе не раз ратовал за запрет на строительство в Австрии минаретов, за запрет на ношение паранджи, за выдворение иммигрантов, совершивших правонарушение, за запрет проповедей не на немецком языке. Даже довольно жёсткий прошлогодний закон об исламе показался ему излишне мягким, ибо в нём говорится об уважении прав мусульман. «Ислам не имеет отношения к Австрии», – считает он.

Тем самым Австрия подошла к нынешнему миграционному кризису, имея определённые проблемы с уже прибывшими в страну мусульманами и весьма высокий показатель сторонников антииммигрантских партий. А осенью 2015 года сторонников ещё прибавилось. Так, на выборах в городской совет Вены минувшей осенью Партия свободы набрала 31%, в то время как осенью 2010-го результат крайне правых был на четыре пункта ниже.

На волне роста проблем, связанных с массовой миграцией, ужесточается точка зрения и других партий. Так, консервативная Народная партия уже также настаивает на ограничении миграции, запрете паранджи, а также на обязательном знании соискателями вида на жительство немецкого языка. Канцлер Файманн представляет ещё более лояльных к приезжим социал-демократов, но и он говорит об ограничении миграции и даже грозит крахом Шенгенской зоны.

Мультикультурализм в Австрии мёртв.

 Страна едва справляется с наплывом беженцев. Новогодние события в Зальцбурге показали, что «переварить» 90 тысяч человек в год она просто не в состоянии.

 Австрийцы не пережили того, что произошло в ноябре 2015 года в Париже и Брюсселе, и переживать не хотят. А раз так – им приходится задумываться о своей безопасности, ради чего они готовы поставить под удар одну из главных основ Евросоюза – Шенгенское соглашение.

 


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Австрия: мультикультурализм мертв


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.