Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Евросоюз взял Польшу под надзор

  • Евросоюз взял Польшу под надзор
  • Смотрите также:

В Брюсселе решили удостовериться, не нарушает ли Варшава базовые ценности и принципы ЕС.

Совершилось: Еврокомиссия (ЕК) собралась проверять Польшу на предмет нарушения принципов верховенства права и отступления от евростандартов демократии. Соответствующее решение было принято на коллегии еврокомиссаров. Причиной меры стали реформы в Польше, которая, по выражению польского министра обороны Антони Мацеревича, «встает с колен» под руководством консервативной партии «Право и справедливость» (ПиС). Правые триумфально заполучили большинство в Сейме осенью, в результате чего впервые с 1989 года правительство было сформировано без коалиции. 

Опасения Евросоюза вызывает не только содержание реформ ПиС — усиление контроля за Конституционным судом (трибуналом) и общественными СМИ, массовые чистки силовиков, угроза правой цензуры — но и то, как принимаются законы — решительно, молниеносно, по ночам, без широких консультаций и информирования ЕС. Последний пункт тоже важен: украинцы трепетно относятся к мнению Венецианской комиссии (занимается экспертизой законов при Совете Европы), исправно носят туда свои проекты реформ и президент ждет ее вердиктов, тогда как поляки озаботились этим постфактум, лишь когда вокруг их законодательного творчества поднялась шумиха.

Три шага

Технически принятая ЕК в отношении Польши процедура включает три этапа. Первый — оценка и изучение ситуации. Европейские чиновники должны прислать ревизоров, которые будут копаться в законах ПиС, изучать их эффект и сопоставлять с ценностями ЕС. Именно эту начальную фазу инициировали на прошлой неделе. Далее, в случае диагностики отступления от принципов ЕС, Польше выпишут пакет рекомендаций. Затем начнется мониторинг исполнения предписаний. На данном этапе самое главное в решении ЕК — Евросоюз на высшем уровне де-факто признал Польшу проблемным членом и дал понять, что не намерен дальше оставаться в роли стороннего наблюдателя за стремительно «встающей с колен» страной. Этот довольно беспрецедентный факт затерялся в войне слов и акцентов среди политиков и прессы, которые упражняются в том, как точнее обозвать шаг ЕК — контроль, надзор, наблюдение, изучение, расследование, «крючок», санкции, патронаж, «евронаставничество».

Брюссельский Рейх

Для рядовых поляков-традиционалистов, верных католиков, работяг и фермеров, сельских жителей — ядерного электората ПиС — любое вмешательство ЕС во внутренние дела даже в мягкой, ни к чему не обязывающей форме попросту оскорбительно. Недаром на депеши из Брюсселя министры и партийные функционеры отвечали грубо, саркастично, в духе советской фразы «а у вас негров линчуют», с историческими экскурсами и переходами на личности. За несколько дней до заседания ЕК близкий к правым польский журнал Wprost на своей обложке примерил на главных критиков ПиС форму Третьего Рейха. В нацистские кителя переодели главу ЕК Жана-Клода Юнкера, еврокомиссара Гюнтера Эттингера и главу Европарламента Мартина Шульца. Форма гитлеровской партии НАСДАП досталась канцлеру ФРГ Ангеле Меркель и лидеру либерального крыла Европарламента бельгийцу Ги Верхофстадту. Европейцы зловеще склонились над военной картой, сверху кроваво-красная надпись: «Опять хотят поставить Польшу под надзор». Ранее Wprost прославился на ниве дискредитации оппонентов консерваторов, когда в 2014–2015 годах публиковал «прослушку» застольных бесед чиновников тогдашней правящей партии «Гражданская платформа». Скандал привел к массовым отставкам в правительстве и сильно обрушил рейтинг «Гражданской платформы».

Не гнобим

Коллеги по ЕС накануне и после решения тщательнее изучить польскую ситуацию, напротив, пытались существенно смягчить риторику и разрядить обстановку. Официальная формулировка Брюсселя — ЕК начинает конструктивный диалог с Польшей. Вице-председатель ЕК Франс Тиммерманс уже прислал предложение начать диалог министру юстиции Збигневу Зёбро, несмотря на то, что Зёбро доселе отвечал ему и его коллегам достаточно бестактно по дипломатическим меркам. Обвинять никого не собираются, до полемики далеко. Вызов Варшавой немецкого посла за антипольские высказывания его соотечественников Шульца и Эттингера вылился в милую беседу с клятвами вечной дружбы. Немецкий МИД устами министра Франка-Вальтера Штайнмайера сразу же призвал во что бы то ни стало беречь дружеские взаимоотношения с поляками.

Юнкер, объясняя запуск процедуры проверки верховенства права, также клялся в уважении к полякам и выбору польского народа, попросил не драматизировать и напомнил, что 80% поляков поддерживают членство в ЕС — это надо ценить. «У Еврокомиссии нет проблем с Польшей, но есть проблемы с некоторыми инициативами польского правительства», — заверил глава ЕК и подчеркнул, что ничего страшного в шагах Комиссии нет, так что нельзя толковать их как гнобление или нападки на Польшу. А выговор, если верить немецким СМИ, ЕК сделала не полякам, а Эттингеру — за слишком резкую оценку прожектов ПиС. Смягчить позицию по «польскому вопросу» и клясться в уважении к польскому народу пришлось и многословному Шульцу. «Я не обязан соглашаться со всеми действиями политических партий, которые занимают позицию, противоположную моей», — оправдывался политик, ранее говоривший о «ползучем перевороте» в Варшаве и «путинизации» Польши.

К диалогу — готовы

В Польше продолжают ратовать за национальный суверенитет («ЕС не имеет права вмешиваться!») и напирать на малоинформированность еврочиновников. «Это неправда, это клевета. Польская демократия находится в хорошем состоянии. Об этом свидетельствует даже то, что никто не запрещает протесты», — спорила премьер-министр Беата Шидло, после чего вновь подчеркнула тождественность программы ПиС и чаяний избирателей. Реакцию Еврокомиссии правые моментально выставили в выгодном для себя свете, охотно тиражируя миролюбивый тон ЕК.

ПиС сознательно делают акцент на том, что меры ЕК — не карательная акция и не контроль, а оценка, обычная, стандартная процедура, простое ознакомление с ситуацией.

Следом идет посыл, что теперь-то, наконец беспристрастно ознакомившись с Польшей, Евросоюз прозреет и выйдет из неведения, из плена левых перекосов. Тем более, что, согласно высказываниям правящей партии, меры ЕК не так уж уникальны — они применялись раньше к другим странам, просто назывались и формулировались по-другому. Решение ЕК подается как тактическая победа ПиС — переход европейцев от гневных писем и громких обвинений к полноценной дискуссии. Дескать, станут меньше прислушиваться к крикам оппозиции и читать тревожные статьи в либеральной и левацкой прессе, вместо чего сконцентрируются на диалоге непосредственно с польским правительством. Одно дело — недовольство конкретных персоналий, пусть и занимающих высокие посты. Совсем другое — официальные документы, обязательные для исполнения. В ПиС прекрасно понимают, что если дело и дойдет до официальных обвинений в чем-либо, то в силу медлительности евробюрократии произойдет это очень нескоро.

«Жду бойню»

19 января события в Польше станут темой дебатов в Европарламенте (ЕП). 28 января грядет осуждение Польши в ПАСЕ. Не будет ни голосования, ни резолюций — только дискуссия. Тем не менее, Мартин Шульц намекал, что во вторник в Страсбурге будет зрелищное шоу. Один знакомый с ситуацией источник поделился с журналистами боевым настроем: «Жду кровавую бойню».

Польское правительство воспринимает дебаты серьезно. Защищать честь страны премьер-министр планирует отправиться лично. По линии МИД ведется разъяснительная работа среди депутатов ЕП. Польские евродепутаты организовали рекламную кампанию. В изданиях Politico и EUobserver появились заказные статьи под заголовком «Что в действительности происходит в Польше». В платных материалах помимо описания заслуг ПиС не забыли упрекнуть ЕС в молчании по отношению к злоупотреблениям «Гражданской платформы», бывшей восемь лет у власти. «Это рекламные статьи. Мы, депутаты Европейского парламента, имеем право представлять и рекламировать свои взгляды в рамках Европейской фракции консерваторов и реформаторов. Это все происходит абсолютно прозрачно, мы подписали договоры со СМИ», — отрапортовал евродепутат от ПиС Томаш Поремба.

Немец без микрофона

Ожидается, что главным оппонентом ПиС выступит самая многочисленная фракция ЕП (216 мест из 751) — условно правоцентристская Европейская народная партия (EPP), состоящая в основном из европейских христианских демократов. Правда, фракция неоднородна по своему составу, туда входят как противники ПиС «Гражданская платформа» и Польская крестьянская партия, так и союзники из венгерской «Фидес». В этом смысле некоторые политики успели подметить неловкость расклада: собрались критиковать ПиС, при этом до сих пор не обуздали идеологически более родственную «Фидес». Камней в польский огород могут накидать и депутаты из второго по величине объединения — левого Прогрессивного альянса социалистов и демократов (S&D, 190 мандатов), и в особенности — представители Альянса либералов и демократов за Европу (ALDE, 70 мандатов). Лидер либеральной фракции, бывший бельгийский премьер Ги Верхофстатд — известный идейный борец за права человека за пределами своей родины. Он любит эмоциональные тирады насколько, что попал в санкционный список России. Он же сокрушался, что из-за политики ПиС отношения Польши с Европой упали ниже плинтуса. ПиС в свою очередь состоит в группе Европейские консерваторы и реформисты (ECR). ECR третья по величине, имеет 75 мандатов.

Во фракции ПиС может рассчитывать на моральную поддержку еще одних громких поборников национального суверенитета — британских консерваторов, которые организовывают референдум по возможному выходу из Евросоюза. Помощь могут оказать и правые партии вроде французского Национального фронта.

Парадоксально, что в некотором смысле союзником ПиС в ЕП могут невольно выступить депутаты «Гражданской платформы». Если в Варшаве они яростно бьются с консерваторами, не жалея эпитетов, то в ЕП исповедуют более аккуратную тактику, так как отлично понимают, что ругать поляков на европейских площадках — лить воду на мельницу евроскептиков. По возможности они собираются сдерживать излишне горячих коллег. «Гражданская платформа» уже притормозила дебаты в декабре, когда некоторые депутаты грозились осудить ПиС немедленно, и призывала быть аккуратными в суждениях. «Я надеюсь, что ваши слова и действия помогут смягчить поведение партии Качиньского. При этом я надеюсь, что это не окажет негативного влияния на мою страну и польских граждан», — осторожно пожелал накануне дебатов глава Европейского совета Дональд Туск, экс-премьер-министр Польши и один из основателей «Гражданской платформы». Поэтому пока что «кровавая бойня» может приобрести оттенки политкорректности. Назло польским правым глава EPP Манфред Вебер — тоже немец. Но, как объяснил представитель фракции Педро Лопес де Пабло, микрофон вместо него находчиво отдадут его заместителю испанцу Эстебану Гонсалесу Понсу: «Мы не хотим, чтобы у польского правительства или СМИ возникло какое-либо недопонимание из-за того, что говорить будет немец».

Копенгагенская дилемма

Атмосфера в Европарламенте важна, потому что ЕП борется за усиление своей роли в системе европейских институтов и традиционно стремится по разным вопросам перехватывать инициативу у Еврокомиссии и Европейского совета. Тамошняя публика предпочитает более откровенный и менее дипломатический язык и, опять же традиционно, больше волнуется о стандартах демократии в Евросоюзе и не только. В этом плане нередко евродепутаты «бегут впереди паровоза». Уже несколько лет подряд они пытаются напомнить ЕК о так называемых копенгагенских критериях. Морально готовясь к будущему расширению на Восток, в начале 1990-х Евросоюз разработал набор критериев, которым обязаны соответствовать страны при приеме в ЕС. Среди них — стандарты демократии и то самое верховенство права. С тех пор «копенгагенская дилемма» — наличие четких требований к членам ЕС по политической части и практически полное отсутствие механизмов контроля за ними — периодически вызывает споры внутри Союза.

Казусы, когда страна начинает отступать от демократии уже после принятия в ЕС, похоже, вообще мало кто предусматривал. Теперь с этим пробелом придется что-то решать.

Примеры авторитарных угроз в Польши и Венгрии — верхушка айсберга, наиболее вопиющие случаи. Под ними долгое время накапливался ворох более локальных претензий к другим странам вроде положения цыган в Румынии и выполнения румынскими властями обязательств по защите нацменьшинств. Совершенно непонятно, как Брюссель должен реагировать на подобные конфликты. Единой практики не сложилось, ЕС только на пути к ее формированию.

Ядерная опция

«Еврокомиссия не может никого наказывать. Она указывает при возможности, какие шаги необходимо предпринять, если посчитает, что определенных действий недостаточно», — убеждает своих избирателей Беата Шидло. Юридические возможности наказать Польшу у Евросоюза имеются, но на практике пока положение дел больше соответствует желаниям ПиС. Показательна реакция Human Rights Watch — организация приветствовала решение Еврокомиссии взять Польшу под контроль, в то же время сильно удивилась, что брюссельские чиновники до этого вообще додумались.

Механизм контроля Еврокомиссии не говорит о карах, тогда что ждет Польшу дальше при негативном сценарии? Договор о Европейском союзе содержит статью 7, где прописаны возможные санкции в отношении стран-нарушителей. Среди ученых и экспертов сложился консенсус, что данная статья — крайняя мера, сродни ядерной бомбе (nuclear option), когда исчерпаны все прочие методы.

Она же — своеобразный Рубикон, который боятся пересекать.

С момента прихода к власти «Фидес» и Виктора Орбана в 2010 году Европарламент безуспешно пытается призвать Еврокомиссию воздействовать на Венгрию. Португальскому евродепутату Рую Таварешу было поручено написать доклад о верховенстве права в Венгрии. Разгромный доклад 
Тавареша был готов летом 2013 года, после чего ЕП принял резолюцию, где попросил Еврокромиссию активнее следить за демократией в Будапеште и вести мониторинг. Ни раз поднимался вопрос о применении 7-й статьи, но даже либералы, несмотря на просьбы авторитетной международной правозащитной организации Amnesty International, осенью 2013 года отказались рекомендовать активировать ее в отношении Венгрии. В декабре прошлого года ЕП опять в последний момент убрал 7-ю статью из очередной «венгерской резолюции». При голосовании характерно звучали аргументы венгерских евродепутатов-противников нынешней власти в Будапеште: неправильно наказывать Венгрию и простых венгров за преступления премьер-министра Виктора Орбана. Марко Инкерти из брюссельского Центра европейских политических исследований называет страх перед 7-й статьей неписанным правилом. Европейцы знают о том, что санкции — крайняя мера, и осведомлены о том, то они могут ударить о ним самим. В том числе, был извлечен опыт из попытки заморозить дипломатические контакты с Австрией в 2000 году (тогда ЕС перепугался коалиции с ультраправыми в австрийском правительстве).

Санкции против государств-членов в принципе трудно ввести. 4/5 голосов Европейского совета и согласие Европарламента требуются только для того, чтобы признать риск отхода отдельной страны от европейских ценностей. Признать же факт нарушения Европейский совет может только единогласно (минус государство-нарушитель), также с согласия ЕП и после фазы наблюдения. Только после этого квалифицированным большинством Европейский совет может лишить нарушителя права голоса в евроинститутах. Единогласия уже не получается из-за позиции Венгрии, чей лидер встал на защиту Польши. Исследовательница из Принстонского университета и Школы общественных и международных отношений им. Вудро Вильсона Ким Лейн Шеппель рассуждает, что теоретически вето Венгрии можно преодолеть, если ЕС возьмется параллельно инициировать против нее процесс вместе с Польшей. Но против санкций в отношении Польши официально сейчас выступил и Берлин, так что даже в теории говорить о них не приходится.

Наших женщин не лапают

Тем временем ПиС преспокойно продолжают реформы. Переформатированный Конституционный суд аннулировал рассмотрение нескольких жалоб оппозиции. На днях по инициативе Минюста было отменено одно из самых крупных нововведений предыдущего правительства. В 2015 году «Гражданская платформа» запретила судам использовать доказательства, полученные незаконным путем. ПиС «откатили» это назад и разрешили «прослушку», с 1 апреля суды снова могут на нее ссылаться. Несмотря на колебание цифр опросов, партия остается самой популярной политической силой в стране. Пока единственная однозначно некомфортная новость для властей — понижение рейтинга S&P.

По ряду направлений позиции правых только усилились. Недавнее массовое нападение мигрантов на женщин в Кёльне и реакция журналистов дали отличный повод ПиС дополнительно убеждать в справедливости своего скандального закона об общественных СМИ, который вызвал протесты европейцев. Европейские медиа поначалу пытались замалчивать масштаб кёльнского инцидента, сообщали о нем вяло, не акцентировались на личностях нападавших.

Немецкий общественный вещатель ZDF был вынужден публично извиниться за плохое освещение бесчинств мигрантов. ПиС не перестает твердить: такого не повторится в Польше, пока мы у власти.

«Польша — безопасная страна. У нас нет коллективных нападений на сексуальной, расовой и иной почве, — сообщают платные статьи ПиС. — В Польше уважаются женщины, поэтому никому не угрожают нападения на улицах. Никто не выставляет им оскорбительных требований не провоцировать потенциальных агрессоров манерой одеваться или поведением. Власти не дают им унизительных советов не уходить из дома в одиночку или передвигаться по общественным местам группами, как предлагали женщинам власти в Германии». Стабильность, безопасность, суверенитет — главные сквозные темы новой польской власти.

Быть или не быть

Чем бы не закончилось разбирательство Еврокомиссии, для Польши внезапное внимание — удачный повод напомнить ЕС о своей важности и значимости. Чиновники ПиС продолжают зазывать всех европейцев приехать в Варшаву с расчетом, что эмиссары ЕС на местах воочию убедятся, насколько значимым партнером является Польша. И зададутся вопросом, стоит ли рисковать крупной страной с почти 40-миллионным населением и важным игроком на восточном фронте ради демократических процедур, от сбоя в которых не застрахован никто? Польша — важное звено в дорогостоящей энергетической политике ЕС. Летом Еврокомиссия согласилась профинансировать девять газовых проектов на польской территории на 750 миллионов евро, включая амбициозный газовый коридор «Север-Юг», по которому из терминала в Свиноуйсьце газ может идти на Украину. ЕС также заинтересован финансово стимулировать поляков хоть как-то участвовать в приеме и распределении беженцев. Вместо обещанных «Гражданской платформой» 7 тысячи человек ПиС заявили о готовности разместить 400, и то если столько найдут.

Множество других житейских сфер также показывают, что отношения с темпераментной Польшей слишком дороги, чтобы Брюссель совершал резкие телодвижения и рубил с плеча.

Евросоюзу же придется вновь расставлять приоритеты и выбирать между практической выгодой и европейскими ценностями. Выбор этот раньше давался легко. Вспомнить можно хотя бы требования к Украине при подписании соглашения об ассоциации с ЕС. Тогда выдвинутый Киеву внушительный «список Фюле» постепенно ужался до одной-единственной просьбы — в качестве символического жеста выпустить Юлию Тимошенко. Но к Вильнюсскому саммиту «Восточного партнерства» в конце ноября 2013 года о ней уже не вспоминали. «Ужмет» ли Брюссель снова свои претензии к демократии ради практической выгоды?


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Евросоюз взял Польшу под надзор


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.