Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

В танцах на льду работаем, как на вулкане

  • В танцах на льду работаем, как на вулкане
  • Смотрите также:

Чемпионка мира Анжелика Крылова о тренерской работе и российских дуэтах

Знаменитая фигуристка Анжелика Крылова, двукратный чемпион мира и призер Олимпийских игр в дуэте с Олегом Овсянниковым, ныне одним из самых успешных тренеров мира. Этой осенью ее канадские ученики (и ее супруга, Паскуале Камерленго) Кейтлин Уивер и Эндрю Поже выиграли два этапа Гран-при и финал серии в Барселоне, став лучшим танцевальным дуэтом первой половины нынешнего сезона и предельно ясно обозначив собственные амбиции на вторую его часть. «Лента.ру» поговорила с ней о том, что такое современное фигурное катание и как готовят чемпионов.

«Лента.ру»: Кейтлин и Эндрю начали нынешний сезон с замены короткого танца после первых же соревнований из-за соответствующей рекомендации судей. Случай в современном фигурном катании довольно редкий. Сейчас уже понятно, что это оправдалось. Трудно было принять такое решение?

Анжелика Крылова: Мне нравилась та первая программа — «Элвис», и ребята катали ее с удовольствием. Но нам сказали, что ритм фокстрота не очень хорошо читается. Мне не совсем понятно, почему он не понравился. Все-таки технический комитет ISU, устанавливая правила для короткого танца, не обговаривает, что для музыкального сопровождения нужно брать обязательно классические вальс и марш. Но у американского дуэта Мэдисон Чок и Эвана Бэйтса, как вы знаете, возникла та же проблема. И они тоже поменяли программу.

Мы решили не рисковать, хотя времени было мало. Выбрали Штрауса, чтобы уж наверняка (улыбается). Работали по ночам: требовалось поставить новый танец буквально за три-четыре дня. Конечно, что-то мы взяли из «Элвиса», но все это нужно было подогнать под музыку, под ее акценты. Это очень непростая и кропотливая работа. Рада, что фигуристы согласились пойти на этот шаг. Уивер и Поже находятся на том уровне, когда могут настаивать на своем. Они могли бы упереться и сказать: не будем ничего менять. Ведь в ту программу вложили много времени и средств. Пойти по второму кругу было непросто. Я рада, что это сработало, и танец, судя по первым стартам, оценили.

На московском этапе Гран-при ваших спортсменов очень трогательно называли на русский манер Катюша и Андрюша. Они вроде бы не возражали.

Мы так же зовем их на тренировках, они привыкли и находят это очень милым, cute. Более того, они сами иногда говорят: «Катюша, Андрюша, пошли кататься!» (В этом году Кейтлин Уивер даже новогоднее поздравление в Instagram написала по-русски — прим. «Ленты.ру»).

Вот что значит иметь российского тренера.

На самом деле, я в нашей группе не единственная из России. С нами работает Наталья Анненкова, которая каталась вместе с Генрихом Сретенским. Прекрасный специалист и замечательный человек. Она очень много работает с фигуристами над технической стороной катания.


Кэйтлин Уивер и Эндрю Поже Фото: Atsushi Tomura / Getty

Произвольный танец Уивер и Поже ставил весьма востребованный сейчас хореограф Петр Чернышев. Когда ваши ученики делают программы у кого-то другого, это не вызывает профессиональной ревности?

Нет. Когда мы сами катались, то наш тренер Наталья Линичук тоже приглашала других постановщиков. Все равно у любого тренера есть свои стереотипы, которые он постоянно прокручивает. А спортсменам нужно получать разные идеи. Им самим это интересно, да и развиваться так проще. Я знаю это по собственному опыту.

В фигурном катании, особенно в танцах на льду, важны и костюмы. Насколько вы следите за тем, во что ваши ученики одеты?

К сожалению, я не дизайнер. Сейчас с развитием интернета есть очень много возможностей находить какие-то идеи. Но мне кажется, все равно нужно отдавать это профессионалам. Ребята сами тоже подбирают варианты, обсуждают со мной и Паскуале. Сейчас Кейтлин делает свои костюмы у тех дизайнеров, которые шили американцам Мэрил Дэвис и Чарли Уайту (олимпийские чемпионы Сочи — прим. «Ленты.ру»). Они работают на нашем катке в Детройте. Фрак для короткой программы Эндрю шил в театре в Торонто. Я вообще за театр: считаю, художники и портные из этого мира — самые-самые, у них есть и мастерство, и стиль.

Честно говоря, когда возникла идея с орденом для Эндрю в коротком танце, я опасалась: не слишком ли это? Не люблю аляповатости. У нас был другой стиль костюмов: перья, стразы, блестки. Но мне это не близко.

Как же вы приняли платье Кейтлин для короткого танца, которое все расшито стразами?

Блестеть можно по-разному. Как и в бальных танцах, это может быть в меру, со вкусом. Платье Кейтлин получилось очень элегантным. И потом, многое зависит от стиля пары. Одним подходит авангард, экстравагантные надписи. А на других это не смотрится. Кейтлин и Эндрю красивые, статные сами по себе. И это нужно подчеркивать, но с умом.

К разговору о классических танцах. Сразу вспоминается ваша с Олегом Овсянниковым знаменитая программа под барабаны, которая и сегодня смотрелась бы авангардно.

Как ее тогда все критиковали! Но именно этот наш танец помнят до сих пор и постоянно про него спрашивают. Нас очень уговаривали к чемпионату мира поменять ту программу на «Кармен». Но наш тренер Наталья Линичук отказалась. Это был сложный момент. Считаю, та наша победа в Хельсинки была самой трудной и самой радостной. Мы выиграли с танцем, который все критиковали, который был очень тяжелым по всем параметрам, в том числе физически. Сейчас смотрю и понимаю, что мы тогда, на чемпионате мира, выложились на все 100 процентов. Поэтому все получилось.


Кэйтлин Уивер (в центре), Эндрю Поже и их тренер Анжелика Крылова Фото: Владимир Песня / РИА Новости

Вы согласны, что сейчас танцы стали совсем другими? Может, даже более сложными.

Не скажу, что они сложнее. Но — другие, это точно. Раньше программа ставилась от идеи. Не было элементов и связок между ними, была одна постановка. А сегодня ты должен сделать поддержки и другие элементы на максимальный четвертый уровень, выполнить всю акробатику. И это не может не накладывать отпечаток на рисунок танца.

Например, тренируя вращательные поддержки, мы стоим с секундомером как в легкой атлетике, чтобы уложить шесть оборотов со всеми сменами позиций в шесть секунд. Хотя для танцев это странно. Зрелищности, вероятно, прибавилось. Но нас все чаще сравнивают с парным катанием. Танцорам ввели вращения, как у парников, а парники теперь делают дорожки шагов, как у танцоров. У нас появились очень высокие поддержки. Даже при том, что в танцах партнеру поднимать руки выше головы по-прежнему нельзя. Но мне кажется, сравнение с парным катанием ни к чему. Все-таки разные вещи.

Представители парного катания тоже сетуют на сложность в постановке программ с яркими образами: слишком много сложнейших элементов, отнимающих все силы. Тут уже не до того, чтобы «играть лицом».

Мне кажется, больше всего эта тенденция коснулась одиночников. У них сейчас зачастую просто нет программ в традиционном понимании. Взять, например, мужчин. Когда спортсмен выполняет по два-три четверных, ему нужно как-то отдыхать. Поэтому он уже не выкладывается на шагах, как раньше. Мне, как представителю танцев на льду, хочется больше образов, больше интересных постановок.

После Олимпиады в Сочи из любительского спорта ушли многолетние лидеры в танцах на льду. Но прошлый сезон, по большому счету, так и не дал ответа на вопрос, кто придет на их место. Финал Гран-при выиграли одни, чемпионат Европы и чемпионат мира — другие.

Это даже делает танцы более привлекательными для зрителей, нет былой запрограммированности. Посмотрите на французов Габриэлу Пападакис и Гийома Сизерон — прыгнули на первое место из второго десятка, чего никогда не было в истории танцев.

Зрителям, возможно, интереснее. Но каково работать в такой обстановке?

А мы работаем, честно говоря, как на вулкане (улыбается).


Виктория Синицина и Никита Кацалапов Фото: Павел Лисицын / РИА Новости

Что вы думаете по поводу российских дуэтов в этом сезоне?

Очень сильно прогрессировали Виктория Синицина и Никита Кацалапов. Видимо, неудачи прошлого сезона сплотили их и дали дополнительный толчок, дополнительную мотивацию. Второе место на американском этапе Гран-при Skate America — очень большой успех, да и на московском турнире они выиграли дуэль у Елены Ильиных и Руслана Жиганшина, с которыми их снова зачем-то свели. Мне кажется, и французским, и итальянским, и американским фигуристам стоит их опасаться.

Вам понравилась «Фрида» Ильиных и Жиганшина?

Да. Я обожаю этот фильм, и мне очень нравится сам образ Фриды. И Лена ему соответствует. С ними над этим танцем работал замечательный постановщик Антонио Нахарро. Несколько лет назад он помогал нам, Кейтлин и Эндрю, с фламенко. Поэтому я хорошо его знаю.

Возможно, танец стоило немножко «разбавить» в плане связок, чтобы лучше показать отношения двух людей, «химию» между ними. Мне именно этого немного не хватало в первой половине сезона. Было ощущение, что в программе слишком много всего накручено, а в такой ситуации часто возникает ощущение некоторого сумбура.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости спорта | |

Подписка на RSS рассылку В танцах на льду работаем, как на вулкане


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.