Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Стратегия Антанты и Центральных держав на 1916 год

  • Стратегия Антанты и Центральных держав на 1916 год
  • Смотрите также:

Полтора года кровопролитной войны не принесли победы ни одной из коалиций держав, но существенно изменили соотношение сил воюющих сторон. Франция и Англия воспользовались тем, что германский блок основное внимание переключил на Россию, и существенно увеличили мощь своих вооруженных сил, перевели экономику на военные рельсы. Россия, вынесшая на себе основную тяжесть вражеских ударов в 1915 г., столкнулась с системными проблемами внутри страны (слабая индустрия, неразвитость транспортной инфраструктуры и т. д.), но устояла. Германия, Австро-Венгрия и Турция хоть и добились важных успехов на фронте, но начали испытывать всё возрастающие внутренние трудности, их ресурсы были ограничены и истощались. Состав коалиций расширился за счет присоединения новых государств: Италия примкнула к Антанте, Болгария выступила на стороне Германии. Греция и Румыния предпочли сохранить нейтралитет. Сербия и Черногория были разгромлены, их правительства и армии — эвакуированы. В результате обе стороны возлагали на кампанию 1916 года большие надежды, надеясь переломить ситуацию в свою пользу. 

Общая ситуация

Германская империя. К началу 1916 г. стратегическая обстановка складывалась не в пользу блока Центральных держав. В ходе кампаний 1914-1915 гг. они приложили все усилия и ресурсы, чтобы сокрушить Францию (1914 г.) и Россию (1915 г.), и решить проблему ведения войны на двух стратегических фронтах. Значительно истощив свои людские и материальные ресурсы, положив большую часть кадрового состава армии (наиболее подготовленного и с высоким боевым духом), Центральные державы так и не смогли добиться этой цели. А перспектива длительной войны на два фронта неизбежно вела к поражению. Российская империя, Франция и Британия со своими огромными колониальными империями, имели превосходящие материальные и людские ресурсы. А Османская империя, выступившая на стороне Германии, хоть и имела большие ресурсы, не могла ими воспользоваться в полной мере из-за слабой, полуколониальной экономики и плохой транспортной инфраструктуры. Более того, внутренняя политика Стамбула (включая геноцид армян, важнейшего торгово-ремесленного сословия империи) ещё сильнее расстроила хозяйство Турции.

Однако Центральные державы в ходе кампании 1915 г. добились видимых успехов и улучшили своё стратегическое положение. Опасный для Берлина и Вены русский фронт, который ещё недавно угрожал вторжение в Германию и Венгрию, был отодвинут от на 200-300 км на восток. Австро-Венгрия, при поддержке германских и болгарских войск, смогла решить проблему Сербии. С присоединением Болгарии к блоку Центральных держав и оккупацией Сербии, Польши, районов Прибалтики и Белоруссии материально-техническая и сырьевая база блока расширилась. Германия установила прямую связь с Османской империей, получив доступ к запасам Турции. Германия получила возможность выкачивать продовольствие и сырье не только из Бельгии и северо-восточных департаментов Франции, но и из вновь оккупированных районов России, из Болгарии и Османской империи и направлять их для укрепления своего военно-экономического потенциала. Размеры же промышленных и сельскохозяйственных ресурсов оккупированных районов были значительны. Только в департаментах, захваченных у Франции, до войны добывалось около 75% каменного угля, производилось 84% чугуна и 63% стали и размещалось 60% металлообрабатывающей промышленности страны. 

За полтора годы войны Германская империя и в значительной мере Австро-Венгрия развернули мощную военную промышленность и в 1,5 — 2 раза подняли производство средств борьбы. К началу 1916 г. производство винтовок, самолетов и снарядов увеличилось в Германии в 1,5, а пулеметов и орудий — в 3,5 раза. В добыче угля, производстве чугуна и стали Германия по-прежнему превосходила Францию и Россию, вместе взятые.

И все же социально-экономическое положение Германии и Австро-Венгрии было тяжелым. Начиная с середины 1915 г. эти страны стали сильнее ощущать курс Антанты на ведение войны «на истощение». Собственные материальные и людские ресурсы заканчивались. Германия поставила под ружье все взрослое мужское население. Состав армии сильно изменился: новые пополнения не имели достаточно высокой строевой и военно-технической подготовки.

Не хватало рабочих рук, некоторых видов сырья и продовольствия. Из-за морской блокады Британии связь Германии и Австро-Венгрии с внешним рынком сильно сократилась. Британцы блокировали доступ дефицитных видов сырья в Германию из Швеции. Торговля с Румынией давала Германии нефть и дополнительные объёмы продовольствия, но и этот канал мог в любую минуту закрыться, так как Англия и Франция предпринимали настойчивые усилия, чтобы заставить Бухарест отказаться от выжидательного нейтралитета и выступить на стороне Антанты. Румыния могла выступить уже в 1915 г., но сохранила нейтралитет из-за Болгарии, которая выступила на стороне Германии и из-за разгрома Сербии. Кроме того, Бухарест требовал гарантий о присоединении после войны Бессарабии и Трансильвании. Но против этого выступала Россия. Петербург считал Бухарест слабым и ненадежным союзником. 

К началу новой кампании Германия по-прежнему стояла перед необходимостью продолжения борьбы на два фронта. Это требовало дальнейшего напряжения всех сил и усиленной эксплуатации оккупированных территорий. Германской империи надо было обеспечить вооружением, боеприпасами и резервами войск не только свои армии, но и войска союзников. Германии приходилось поддерживать союзников, так как от этого зависела прочностью союза. В Берлине пришли к мнению, что после войны необходимо будет создать «Срединную Европу» (Mitteleuropa). В её основе был германо-австро-турецкий блок, с привлечением Скандинавии и Голландии. В октябре 1915 г. канцлер Бетман-Гольвег и главнокомандующий Фалькенгайн окончательно разрешили свои разногласия по поводу будущей центральноевропейской федерации, основанной на базе германо-австро-венгерского союза с включением территории Бельгии и Польши, плюс русские территории на северо-востоке. 30 октября министр иностранных дел Ягов согласился с выработанной схемой. 

Он оценил возникающую в Европе обстановку следующим образом: «В ходе столкновения германского и славянского миров панславянские тенденции в России будут укрепляться, и традиционные династические связи между нами и Петербургом будут окончательно похоронены, а Россия останется нашим врагом и в будущем. Следует решить вопрос, не диктует ли необходимость выдворения полуазиатской московитской империи за Буг рассматривать как императивно необходимую, поскольку нынешний поворот истории обязывает нас, как представителей западной культуры, отбросить славян за Эльбу, Одер и Вислу». Таким образом, Германия официально воскресила концепцию «натиска на Восток». 

Германские и австрийские власти в начале 1916 г. перешли на жесткое нормирование снабжения, ввели карточную систему на продукты питания и некоторые виды промышленных товаров. В Берлине стали опасаться революции. Военный министр Германской империи генерал Фалькенгайн не без основания считал, что если морская блокада не будет прорвана, а Румыния прекратит поставки нефти и продовольствия, то страны Центрального блока окажутся перед продовольственным и сырьевым кризисом, что повлечет за собой социально-политический кризис. 

Англия и Франция. Страны Антанты, особенно Великобритания и Франция, находились в более выгодном стратегическом положении. Период относительного затишья на Западном фронте в 1915 г. Англия и Франция использовали для наращивания своего военно-экономического потенциала. 

За счет мобилизации внутренних резервов и ресурсов доминионов и колоний (Индии, Австралии, Канады и др.) было значительно увеличено производство вооружений и боеприпасов. Англии и Франции удалось поднять свой военно-экономический потенциал настолько, чтобы ликвидировать отставание от Германии в производстве вооружения и боеприпасов, в особенности тяжелой артиллерии и пулеметов. За один год (январь 1915 — январь 1916) производство винтовок во Франции выросло в 1,5, орудий — в 5,8, а патронов — более чем в 50 раз. За этот же период производство пулеметов в Англии увеличилось более чем в 5, а самолетов — более чем в 10 раз. Англия и Франция развернули новые отрасли военной промышленности — производство химических отравляющих веществ и средств противохимической защиты. Во второй половине 1915 г. заводы Франции выпускали до 6000 химических снарядов в сутки и столько противогазов, сколько было необходимо, чтобы обеспечить всю армию. Англия и Франция приступили к серийному производству качественно нового оружия — танков. Опора на людские и материальные ресурсы колониальных империй, поставка военных материалов из США позволили Англии и Франции создавать такие запасы в средствах ведения войны, что полностью обеспечивали их потребности. Кроме того, Англия и Франция могли оказывать поддержку России, Италии и эвакуированной сербской армии. В целом материально-техническая база войны стран Антанты к началу 1916 г. превосходила базу Центральных держав. 

За 1915 г. Франция увеличила численность своей армии на 1,4 млн. человек, а Англия — на 1,2 млн. человек. Английский парламент в мае 1916 г. принял закон о всеобщей воинской повинности и путем призыва контингентов доминионов, колоний и метрополии довел численность своих вооруженных сил до 3 млн. человек. В начале 1916 г. Антанта имела 365 дивизий (Россия — 136 дивизий, Франция — 99, Англия — 80, Италия — 36, Сербия — 6, Бельгия — 6), а Центральные державы — 286 дивизий (Германия — 159 дивизий, Австро-Венгрия — 63, Болгария — 12, Турция — 52). Общая численность армий Антанты достигала 18 млн. человек, а Центральных держав — 9 млн. человек.

Российская империя. Определённых успехов в наращивании военного производства добилась и Российская империя. Поражения 1915 г. заставили власти и промышленные круги предпринять радикальные меры для перестройки экономики на военный лад. В России наконец-то взяли курс на развитие отечественной военной промышленности, на создание сети новых заводов по производству орудий, винтовок, пороха и взрывчатых веществ и широкое привлечение к изготовлению военной продукции частных предприятий. В конце 1915 г. главное артиллерийское управление разработало чрезвычайную программу строительства 37 новых военных заводов (2/3 планировали ввести в строй в 1916 г.). Правда, выполнить эту программу полностью не удалось, но вступившие в строй в 1916 г. новые заводы уже начали давать военную продукцию. В итоге Российская империя стала выходить из кризиса в снабжении армии оружием и боеприпасами. С января 1915 г. по январь 1916 г. производство винтовок в России выросло в 3, орудий — в 4-8, а боеприпасов различных видов — от 2,5 до 5 раз.


Однако Россия ещё не могла получить необходимое количество средств борьбы от своей экономики. Поэтому делались попытки добиться помощи от союзников. В ноябре 1915 г. в Англию и Францию была направлена русская военная миссия во главе с адмиралом А. И. Русиным. Она должна была разместить за границей крупные военные заказы. России нужны были порох, толуол, автомобили, тракторы, колючая проволока и т. д. Однако миссия не достигла в полной мере своей цели. Ей удалось разместить заказы только на часть необходимой русской армии продукции. 

Англия и Франция, которые в 1915 г. получили стратегическую передышку и на полную мощность развернули свою военную промышленность, почти ничего не делали, чтобы оказать своему союзнику — России, необходимую помощь. Это создавало трудности для наращивания боевой мощи русской армии, которая по-прежнему нуждалась в оружии и боеприпасах, особенно в тяжелой артиллерии. «… Отечественное производство, — отмечал М. В. Алексеев 16 (29) апреля 1916 г., — не может нам дать не только орудий, но даже снарядов в достаточном количестве для выполнения одной хотя бы операции, длительностью не менее 20 дней. Попытка приобретения в Англии и Франции тяжелых орудий, преимущественно 6-дм калибров, столь нам необходимых для борьбы с блиндажами и укрытиями, и 42-мм пушек потерпела полную неудачу. Нет надежды и на изготовление соответствующих снарядов». 

При этом людские ресурсы Российской империи ещё позволяли увеличивать численный состав армии. За 1915 г. действующая армия получила 3,6 млн. человек. В 1916 г. было призвано ещё 3 млн. человек, из которых 2,5 млн. было отправлено непосредственно на фронт. Северный, Западный, Юго-Западный и Румынский фронты с 1 января 1916 г. по 1 октября 1916 г. (за 9 месяцев) увеличили свою численность с 4,3 млн. человек до 6,1 млн. человек. Кавказский фронт с 336 тыс. человек до 702 тыс. человек. В целом численность русской армии за девять месяцев 1916 г. возросла с 4,7 млн. человек до 6,8 млн. человек. Эти пополнения шли на возмещение потерь (убитых, раненых и пленных), на формирование новых строевых частей и тыловых учреждений. При этом появилась новая проблема — чрезмерный рост тыловых учреждений и числа лиц, которые их обслуживали. Попытки борьбы с этим социальным злом успеха не имели. Стоит отметить, что именно тыл был рассадником пораженческих и революционных настроений.

Внутри России ширилось антивоенное движение. Рабочие и солдаты всё чаще выражали недовольство войной. Сдача в плен, дезертирство, бегство с поля боя из исключительных явлений в 1914 г. стали обычным делом. Снова начались волнения на флоте. В октябре 1915 г. возникли волнения матросов на линкоре «Гангут», крейсере «Рюрик» и других военных кораблях. Усилился раскол в элите Российской империи, часть привилегированных, обеспеченных классов стала в оппозицию царскому режиму. Вестернизированная буржуазия и интеллигенция тяготились самодержавием. Это привело к созданию буржуазного «Прогрессивного блока», который якобы с «патриотических» позиций критиковал политику царского режима и окружение царя (императрицу, некоторых министров и Распутина). 

Попытка Германии координировать движения российских социалистов, сепаратистов и националистов, направленные на развал Российской империи, поначалу особого успеха не достигла. Однако против России выступали и хозяева Англии, Франции и США (т. н. «мировая закулиса», финансовый интернационал). Их целью был развал всех «самодержавных» империй — Российской, Австро-Венгерской, Германской и Османской, которые мешали установлению Нового «демократического» порядка во главе с «избранными» кланами. Поэтому против России начал действовать один из лучших агентов «мировой закулисы» Парвус. Ещё весной 1915 г. он вдруг свернул выгодные дела в Турции и предложил свои услуги германскому правительству. Предъявил меморандум: «Русская демократия может реализовать свои цели только посредством полного сокрушения царизма и расчленения России на малые государства. Германия, со своей стороны, не добьётся успеха, если не сумеет возбудить крупномасштабную революцию в России… Интересы германского правительства совпадают с интересами русских революционеров». 

Предлагался план тайной войны против Российской империи, который очень понравился германскому канцлеру Бетман-Гольвегу, МИД, военному командованию и самому кайзеру. Парвусу сразу выделили 2 млн. марок, потом ещё 20 млн., а осенью 1915 г. ещё 40 млн. марок. Парвус собрал враждующие группировки социал-демократов в сентябре 1915 г. на конференцию в швейцарском Циммервальде. Деньги примирили даже таких врагов как Ленин и Троцкий. Социалисты резко увеличили возможности своей пропаганды. Деньги шли и по другим каналам, на поддержку эсеров, националистов, сепаратистов, всех, кто выступал против царской власти. Каналы финансирования были созданы в Швеции, Норвегии и Румынии. Так в Швеции деньги от банка Макса Варбурга переводились в стокгольмский «Ниа-банк» Ашберга, а оттуда перекачивались в Россию. 

Открытыми воротами в Российскую империю была Финляндия с автономией. Расходов на войну она не несла, её граждане не призывались в армию. Прежде нищая окраина Швеции, а затем России, жирела на транзитной торговле и спекуляциях. Местные власти смотрели сквозь пальцы на деятельность различных «гостей» из-за рубежа. Прижать их было нельзя из-за особого статуса Великого княжества. Его же защищала и российская Дума. В результате Финляндию наводнили шпионы, через границу из Швеции ехали все, кто желал, везли подрывную литературу, агитматериалы, оружие и боеприпасы. Финляндия стала настоящим плацдармом революции в империи.

Российские власти не могли навести порядок в тылу. Надо отметить, что в других державах весьма жестко контролировали внутреннюю ситуацию. В Германской империи сами профсоюзы запретили забастовки. Социал-демократическая партия Германии объявила, что агитация против правительства в условиях войны — это предательство родины и товарищей в армии. Любого нарушителя ждал суд за измену. Во Франции ввели диктатуру тыла, рабочие были приравнены к военнослужащим и подчинялись военной дисциплине. Подозрительных лиц превентивно арестовывали, без всяких обвинений! Британия приняла «Закон о защите королевства» и «Закон об обороне Индии», они упразднили все имевшиеся свободы. Устанавливалась строжайшая цензура, государственный контроль над заводами и транспортом, допускалась конфискация любой собственности, запрещались стачки, учреждались трибуналы, чьи приговоры не подлежали обжалованию. 

И только в России был «мирный» тыл. Так в августе 1915 г. наши войска умывались кровью, сдерживая натиск врага, и отходили на восток, не имея возможности отвечать на залпы вражеской артиллерии, а крупнейшие заводы столицы, Путиловский и Металлический, бастовали, требуя повысить заплату на 20%. Рабочие в России во время войны (!) могли бастовать и митинговать сколько им угодно. Только в январе 1916 г. в России было отмечено 169 стачек, в которых приняло активное участие 135 тыс. человек. Царь и правительство не смели пойти против Думы, где преобладали деятели либерального толка. Разогнать Думу царь также не смел, так как за ней стояли влиятельные промышленники и банкиры, которые обеспечивали снабжение армии. А банкиры и либералы поддерживали отношения с революционерами, националистами. Общественные организации, официально создававшиеся в помощь фронту, добились освобождения своих сотрудников от службы. В результате они превратились в прибежище дезертиров, спекулянтов и революционеров. В целом царское правительство не смогло навести порядок в тылу, и страна неуклонно шла к революции и развалу. 

Таким образом, в целом к началу кампании 1916 г. положение сторон и соотношение сил значительно изменилось в пользу Антанты. Завершив мобилизацию сил и средств ведения войны, страны Антанты были полны решимости перейти к стратегическому наступлению и взять реванш за поражения предыдущих кампаний. Центральные державы начали испытывать недостаток в силах и средствах, но были еще достаточно сильны, чтобы атаковать. Берлин, Вена и Стамбул ещё надеялись на успех в войне. 

Продолжение следует…


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Стратегия Антанты и Центральных держав на 1916 год


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.