Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Конституция России: Сулакшин против Ходорковского

  • Конституция России: Сулакшин против Ходорковского
  • Смотрите также:

В интернете уже не раз критиковался проект Конституции, разработанный Центром Сулакшина. Есть ли конструктив в этой критике?

На сайте общественного сетевого движения, созданного по инициативе Михаила Ходорковского, опубликован комментарий Джо Барбаро к первым двум разделам проекта Конституции России, разработанного коллективом автором под общей редакцией профессора Сулакшина С.С. В статье «Проект Конституции: Критический разбор. Разделы 1–2» автор дает свое понимание проекта Конституции.

Из предварительных замечаний автора статьи следует, что Джо Барбаро было «поручено произвести разбор одного проекта Конституции». При этом в его намерение не входило «разобрать каждую статью, часть или пункт статьи, да еще и с точки зрения юридической техники». Сразу отметим, что в данном «критическом разборе» не нашлось места не только юридической технике, но и юридическому анализу вообще.

Автор отмечает большой разброс по количеству глав в разделах проекта Конституции «с точки зрения архитектоники». Однако у законов своя «архитектоника». Например, действующая Конституция РФ состоит из двух разделов: в первом разделе девять глав, а во втором ни одной. В Кодексе об административных правонарушениях 5 разделов: в первом четыре главы, во втором — 17, в третьем — две, в четвертом — восемь, в пятом — две. Количество глав обусловлено не требованиями «красоты», а содержанием и спецификой построения закона.

КРАТКИЙ КУРС ЮРИДИЧЕСКОЙ ТЕХНИКИ

Джо Барбаро приводит наименования статей главы 1 проекта Конституции России, посвященные предмету конституционного регулирования, основным понятиям, вопросам преемства и охраны Конституции. Но автор недоумевает: зачем столько всего написали? Ведь Конституция — не учебник по юриспруденции, и «не инструкция к телевизору». И тут с автором трудно не согласиться, тем более что далее он совершенно справедливо отмечает, что «Конституция должна быть, прежде всего, системой смыслов». От себя добавим, что эта система смыслов должна быть облечена в определенную форму нормативного правового акта, составленного по определенным правилам. Потому что Конституция — это не какой-то текст учебника или инструкции, это в первую очередь нормативный правовой акт высшей юридической силы. Если принять во внимание эту оговорку, вопрос «зачем» отпадает сам собой.

Действительно, граждане, не знакомые с юриспруденцией, не обязаны разбираться во всех хитросплетениях юридической теории. Но даже им проще разобраться в тексте, который предваряется разъяснением, о чем будет текст, и неким соглашением о понятиях, чтобы автор текста и читатель говорили на одном языке. Такой подход используется далеко не только в юридической технике, но и, например, в написании диссертаций, в которых обязательно указание на предмет исследования и расшифровка основных понятий.

Закон имеет отдельный предмет регулирования. Обычно описанию предмета закона посвящена первая его статья, а в законах, принятых в 90-е годы, — преамбула. Например, в Федеральном законе 1996 года «Об оружии» описание предмета содержится в преамбуле, а первая статья Закона посвящена определению основных понятий, в числе которых есть и собственно оружие. А в Законе 2014 года «О Верховном Суде РФ» предмету посвящена статья 1, определения понятий нет, что означает отсутствие специфических понятий, которые ранее не использовались бы в законодательстве. В Законе 2015 года «О свободном порте Владивосток» предмет регулирования указан в первой статье Закона, а в статье 2 дается понятие свободного порта Владивосток.

Этот стандартный юридический подход применен и в проекте Конституции России, разработанный под руководством профессора Сулакшина. Данный технический прием выгодно отличает проект Сулакшина от действующей Конституции России, которая не содержит прямого указания на предмет регулирования и не раскрывает содержания используемых понятий. Последнее упущение, в частности, приводит к различным толкованиям таких основополагающих понятий, как народ, суверенитет, демократия и других.

Критикуется указание в проекте Конституции на то, что «Конституция обязательна к исполнению и соблюдению». Автор, видимо, считает, что это само собой разумеется. Да, это само собой разумеется, что Конституция и законы государства общеобязательны. Но, например, некоторые руководители негосударственных коммерческих организаций почему-то считают, что Трудовой кодекс РФ (это федеральный закон) распространяется только на государственные организации, хотя это, очевидно, ошибочное мнение. Поэтому и в действующей Конституции РФ прямо сказано, что «органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию РФ и законы» (часть 2 статьи 15).

По мнению Джо Барбаро, в конституции «всё описывать не обязательно»: можно не писать, что Россия — «веротерпимое, нравственное государство», и не перечислять все международные договоры, обязательные для России. И с этим тоже согласится любой здравомыслящий человек: нельзя доводить до абсурда тот или иной подход. А основных подходов к составлению Конституции — два: юридизированный и жизнеустроительный. Юридизированные конституции (Германия, Швеция) написаны строгим юридическим языком, который так нравится юристам. В них практически нет «лишнего», того, о чем трудно разговаривать в суде. Жизнеустроительные конституции (Индия, Иран) обращаются не только к государству как системе органов со своими полномочиями, в них раскрываются вопросы народонаселения, территории, ценностных оснований государства и других факторов, влияющих на успешность страны.

Джо Барбаро условно называет другими словами те же два типа конституций конституциями «для кухарок» и «для Конституционного суда», который сам может во всем разобраться (а народу это, мол, и ни к чему). А если Конституционный суд не может разобраться, например, в части 4 статьи 15 Конституции РФ, то, по мнению Барбаро, там сидят «дураки», которых надо «гнать из власти».

О ВЫСШИХ ЦЕННОСТЯХ

Основываясь на личном мнении о том, что в конституции «всё описывать не обязательно», и рассуждениях о кухарках и судах, Джо Барбаро решил не рассматривать первые три главы проекта Конституции. То есть из поля зрения критика сознательно были вычеркнуты ключевые положения проекта Конституции, важные особенности, отличающие ее от действующей Конституции, — положения о высших ценностях России. Очевидно, автор «Критического разбора» прочитал главы 1 — 3, поэтому есть вопрос: умышленно ли он не стал знакомить своих читателей с главной «фишкой» проекта Конституции или это было сделано по недомыслию. Правда, есть в самом начале его статьи оговорка в скобках: «Что мы не рассмотрели, с тем, можно считать, мы в общем и целом согласны». Возможно, пропуск глав 1 — 3 означает согласие автора с содержанием глав и отсутствие критики.

Да и можно ли что-то противопоставить положениям проекта Конституции о том, что «Абсолютной высшей ценностью является существование самой России — Родины Народа России» (часть 3 статьи 6)? О том, что высшая ценность — «единство, неделимость, территориальная целостность и государственный суверенитет России»? О том, что не просто права и свободы человека, но сама человеческая жизнь, достоинство и свобода человека являются высшей ценностью? О том, что для России и ее народа ценна ее цивилизационная идентичность? Вряд ли тот, кто выступает за сильную, суверенную, процветающую Россию, будет спорить с такими высшими ценностями.

О значении ценностного подхода к конституциям неоднократно писал профессор Багдасарян В. Э. Например, он отметил, что «доля конституций, которые не содержат ни национальных, ни религиозных идентификаторов, всего 8,2%. Доля же Конституций, не содержащих всех перечисленных ценностно-мировоззренческих индикаторов — 14,1%. Таким образом, юридизированных конституций в мире меньшинство. Среди них и Конституция России. Отсутствие ценностно-мировоззренческих индикаторов в конституции государства, запрет на собственную идеологию, навязывание неолиберального ценностного подхода может свидетельствовать о том, что государство утратило свой суверенитет и управляется извне. Для возрождения страны нужна государственная идеология, основанная на ценностном подходе.

СУВЕРЕНИТЕТ, ЦИВИЛИЗАЦИОННАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ И ЦЕЛИ РОССИИ

Минуя главы 1 — 3 проекта Конституции России, автор «Критического разбора» переходит «сразу к делу». И сразу попадает в собственную ловушку. Эта ловушка — в незнании «правил игры», которые прописаны в статье 2 проекта Конституции России. Называются эти правила «основные конституционные понятия», критику проекта они показались излишними и были пропущены. Неловкая ситуация, в которую попал критик из-за игнорирования статьи 2 проекта, только доказывает необходимость и очевидную пользу существования статьи с определениями основных понятий.

Джо Барбаро критикует часть 2 статьи 13 проекта Конституции: ему не понравилась формулировка о государственном суверенитете. Автор пишет «если суверенитет (государства) есть независимость вовне и верховенство внутри, то…» (далее идет перевод конституционной формулировки с использованием подмены понятия — суверенитет меняется на «независимость»). Однако авторы проекта Конституции России не сводили понятие суверенитета к независимости. В статье 2 проекта государственный суверенитет определен так: это «способность и возможность самостоятельного принятия государством решений в интересах Народа России и осуществления своих функций, установленных Конституцией России».

По поводу статьи 14 проекта Конституции о русской (российской) цивилизационной идентичности критик дает примечание: «Прежде всего не мешало бы дать определение что это такое». Прежде всего, не мешало бы прочитать определение, которое было дано в той же проигнорированной статье 2 проекта Конституции. Читаем определение: «Русская (российская) цивилизационная идентичность — обеспечивающая максимальную жизнеспособность России самобытность обустройства ее территории и всех сфер жизни населения, устройства государственной власти и управления, выработанная на основе ее исторического опыта».

Также при изучении любого проекта нормативного правового акта не мешало бы помнить, что конституция и законы, как правило, имеют территориальный принцип действия, то есть распространяются на всех, кто находится на территории государства. Поэтому все, что будет написано в конституции государства о цивилизационной идентичности, следует понимать с учетом территориальной оговорки и принципа гражданства.

К статье 17 проекта Конституции Джо Барбаро также оставил примечание, демонстрирующее его незнание основ управления. Все управляемые процессы имеют цель. Да, государство, которым управляют, имеет цели. Если государство «без руля и без ветрил», если оно неуправляемо, оно движется к хаосу и краху. И статья 17 проекта Конституции предназначена для того, чтобы предотвратить «отмирание» России. На вопрос критика «что вообще значит „цели государства“?» отвечает все та же статья 2 проекта Конституции, которую он проигнорировал. Согласно статье 2 «цели России — желаемые качества и состояния предметов деятельности государственных органов, общества и человека, вытекающие из высших ценностей России».

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Конституция России: Сулакшин против Ходорковского


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.