Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Экономические итоги 2015 года

  • Экономические итоги 2015 года
  • Смотрите также:

Вот и закончился очередной кризисный год. Как и год назад страна встречает новогодние праздники в условиях слабого рубля и подешевевшей нефти. Однако разница заключается 1d5bd в том, что за прошедший год доходы большинства россиян успели существенно сократиться. С другой стороны, с психологической точки зрения такое положение дел уже не вызывает у людей такой шок, как годом ранее. За год Россияне привыкли к растущим ценам, падающим зарплатам и ухудшению на рынке труда.

Несмотря на то, что первые признаки рецессии начали проявляться ещё в 2013 году, именно 2015 год стал самым тяжёлым из всех последних кризисных лет. Пока что нет полной статистики за 12 месяцев, однако на основе ключевых экономических данных за 11 месяцев уже можно подвести итоги прошедшего года, и они выглядят неутешительно.

ОБЩЕЭКОНОМИЧЕСКАЯ ДИНАМИКА: В ПОИСКАХ ДНА

На протяжении всего года словосочетания «острая фаза кризиса» и «дно кризиса» были одними из самых популярных у экономических комментаторов и особенно у правительства. Поначалу власти с нетерпением ждали, когда нарастание экономического спада прекратится и можно будет с гордостью объявить о преодолении «острой фазы». Затем, когда в середине года спад перестал увеличиваться, Минэкономразвития радостно отрапортовало о том, дно кризиса было пройдено. Но, насколько теперь можно судить, летнее оживление производственной активности было связано с временным подорожанием нефти и вызванным этим укреплением рубля. Как только конъюнктура ухудшилась, показатели поползли вниз и к концу года спад ВВП начал нарастать (рис. 1).

Рис. 1. Динамика ВВП, в % к соответствующему периоду предыдущего года

Надо отметить, что на протяжении года макроэкономическая динамика различных показателей имела разный характер — часть из них регрессировала в первой половине года, у других ухудшение пришлось на второе полугодие. Большинство из них имели отрицательные значения (рис. 2).

Рис. 2. Динамика различных социально-экономических показателей, в % к соответствующему периоду предыдущего года

Немногочисленные отрасли демонстрировали положительные показатели роста. Например, сельское хозяйство (рис. 3).

Рис. 3. Динамика производства продукции сельского хозяйства, в % к соответствующему периоду предыдущего года

При всём этом в поле внимания властей преимущественно попадали те показатели, по которым можно было делать оптимистические выводы. В классическом выражении динамика ВВП стабильно демонстрировала отрицательные, либо близкие к нулю значения. Но это несильно смущало правительство. Оно предпочитало пользоваться статистикой, исключающей сезонный и календарный факторы. Согласно этой статистике с июля по октябрь в России наблюдался незначительный прирост ВВП (рис. 4).

Рис. 4. Динамика ВВП с исключение сезонного и календарного факторов, в % к соответствующему периоду предыдущего года

Сезонное и календарное сглаживание несёт в себе определённый смысл, однако это не отменяет того факта, что по окончании года в реальном выражении ВВП упадёт по оценкам всё того же МЭР на 3,7–3,8%. Получается, что спад ВВП есть, но в представлении правительства его вроде, как и нет. Учитывая то, что стабильной восстановительной динамики ВВП на данный момент проследить невозможно, и даже статистика с поправкой на сезонность (и без того вызывающая сомнения) демонстрирует на протяжении последних двух месяцев ухудшения, нет уверенности в том, что в соответствии с обещаниями правительства спад производства в следующем году остановится и начнётся экономический рост. Таким образом, нельзя говорить, что пик кризиса пройден — вполне возможно, в следующем году спад продолжится.

УРОВЕНЬ БЛАГОСОСТОЯНИЯ НАСЕЛЕНИЯ: КОНЕЦ ПОТРЕБИТЕЛЬСКОЙ ЭКОНОМИКИ

Благосостояние населения сильно упало за прошедший год. Это касается и зарплат (рис. 5), и доходов населения в целом (рис. 6).

Рис. 5. Динамика реальной заработной платы, в % к соответствующему периоду предыдущего года


Рис. 6. Реальные доходы населения, в % к соответствующему периоду предыдущего года

Одним из главных факторов снижения доходов населения стала инфляция, которая по итогам года (по состоянию на ноябрь) составила 12,1%, а ежемесячно колебалась от менее чем 0,5 до почти 4% (рис. 7).

Рис. 7. Индексы потребительских цен и тарифов на товары и услуги, в % к предыдущему периоду

Банкротство многих фирм и сокращение рабочего персонала ухудшили ситуацию на рынке труда. В результате, на протяжении почти всего года безработица росла (рис. 8).

Рис. 8. Динамика безработицы, в % к соответствующему периоду предыдущего года

По состоянию на ноябрь общая численность безработных составила 4 млн. 435 тыс. человек.

Падение доходов населения говорит о том, что потребительской модели экономики в России приходит конец. Старая схема, в соответствии с которой продажа углеводородов приносила сверхдоходы, которые частично перераспределялись в пользу общества и служили основанием для развития потребительского рынка, перестала работать. Нищающее население уже не может предъявлять спрос на прежнем уровне.

По данным исследователей из РАНХиГС доля россиян, относящихся к среднему классу, упала к концу 2015 года с 20 до 15% от населения. Авторы исследования относили к среднему классу человека, которому присущи как минимум два из трёх критериев: материальный достаток (доход не ниже средней заработной платы по региону, наличие сбережений, достаточных для приобретения автомобиля), профессиональные качества (высшее образование, принадлежность к группе специалистов или предпринимателей) и самоощущения (оценка благосостояния, доступа к власти и уважения). Но есть и более строгие оценки принадлежности к среднему классу. Например, по методологии банка Credit Suisse к среднему классу в России относится всего лишь 4,1% населения. В то время как в западных странах на средний класс приходится 40–70% населения (табл. 1).

Таблица 1. Численность среднего класса в странах мира, по расчётам Credit Suisse


Отдельно стоит подчеркнуть, что сжатие среднего класса в России является результатом не перераспределения общественного богатства, а именно сокращения доходов большей части населения — ведь одновременно с уменьшением среднего класса увеличивается и количество бедных. Если в 2014 году количество бедных в России составляло 17,4 млн. человек (12,1% населения), то к лету 2015 года оно подскочило до 20,1 млн., или 14% населения. Во втором полугодии статистика бедности несколько улучшилась, но общее положение остаётся негативным.

Одним из главных врагов потребительского спроса в России является социальное расслоение. Несправедливое распределение доходов в пользу наиболее богатой части населения резко обострилось в начале либеральных реформ и наблюдалось на протяжении почти всего периода «тучных лет». Это привело к тому, что рост валового благосостояния в меньшей степени затронул граждан со средними и низкими доходами населения и в большей степени коснулся сверхбогатой части населения. Проще говоря, доходы олигархов росли опережающими темпами по сравнению с доходами простых людей. Отсюда — увеличение расслоения в обществе по доходам на протяжении, казалось бы, благополучной первой половины 2000-х (рис. 9).

Рис. 9. Динамика коэффициента фондов

Социальное расслоение является результатом сложившейся в России структуры экономики. Сверхвысокая коррумпированность государства обеспечивает исключительно высокие издержки ведения бизнеса. По этой причине, несмотря на бесконечные разговоры власти о развитии малого бизнеса, его доля остаётся мизерной. В то время как в Европе и Северной Америке доля малого и среднего бизнеса в ВВП превышает 50%, в России она едва дотягивает до четверти. В связи с обострением борьбы за уменьшающийся общественный пирог власть принялась расчищать рыночное поле для «своих» компаний. Показательные примеры — разгром авиакомпании «Трансаэро» и обложение дальнобойщиков данью посредством системы «Платон». Ещё один пример — уничтожение банков. Правящая верхушка и связанный с нею бизнес отвоёвывает административными способами рынок у конкурентов (в особенности у малого и среднего бизнеса), а также компенсирует свои издержки за счёт населения. Это видно по тому, как старательно избегаются правительством инициативы введения прогрессивной шкалы налогообложения.

БЮДЖЕТ: ЭКОНОМИМ НА ВСЁМ

Российский бюджет в 2015 году понёс серьёзный ущерб от падения цен на нефть. Последний раз такое потрясение федеральная казна испытывала в 2009 году. Дважды (в 2009 и 2015 годах) правительство пересматривало показатель бюджетного дефицита посреди года, когда полным ходом шло исполнение первоначальной его редакции. В 2009 году бюджетные доходы сократились в реальном выражении на 27% по сравнению с 2008 годом. В 2015 году бюджетные доходы провалились на 17% в реальном выражении по сравнению с бюджетом 2014 года. С 2001 по 2008 год цена нефти стремительно росла. В это время наблюдался стабильный профицит федерального бюджета. В результате резкого падения нефти в 2009 году бюджетный дефицит подскочил до 8% от ВВП. Дефицит в 2015 году вышел на уровень 3,7% от ВВП, а если считать от расходной части бюджета — то 18%.

Образовавшуюся дыру в бюджете власти принялись латать за счёт тех, у кого легче всего забрать деньги — а именно у кого их больше всех, и у того, кто меньше всех может постоять за свои интересы.

Больше всех денег оказалось у нефтянки — несмотря на падение цен на нефть, у отрасли ещё есть ресурс прочности. Большую часть года сектор добычи полезных ископаемых демонстрировал пусть и незначительный, но положительный прирост (рис. 10).

Рис. 10. Динамика добычи полезных ископаемых, в % к соответствующему периоду предыдущего года

Минфин добился заморозки экспортной пошлины на нефть, которая должна была понизиться в ходе так называемого налогового манёвра и также настаивал на повышении НДПИ. С одной стороны, это принесёт существенные дополнительные суммы в бюджет, с другой — структура расходов российских крупных нефтяных компаний показывает, что на выплаты налогов уходит 43% выручки. Таким образом, увеличение налоговой нагрузки на 10% (а именно такая нагрузка может возникнуть при повышении НДПИ) означало бы рост налоговых выплат до 47% от выручки и соответственно сокращение чистой прибыли с 6 до 2%. Учитывая то, что прибыль является одним из источников финансирования инвестиций, нововведения Минфина действительно наносят удар по коммерческой состоятельности российской нефтянки. В таком случае, по мнению нефтяников, инвестиции в отрасль сократятся на 2 трлн руб. в 2016—2018 гг. (то есть примерно на 700 млрд руб. в год), а добыча упадет на 100 млн т., то есть на 20%. Одним словом, излишнее обременение нефтедобычи налогами — представляет собой игру с огнём — так как лишение ТЭК привычных инвестиционных ресурсов означает подрыв ключевой отрасли российской экономики.

Что же касается той категории граждан, которая наиболее беззащитна перед произволом властей — то это народ, то есть обычные россияне. Расходы на их лечение, содержание, образование и т. д. были сокращены в результате бюджетного секвестра. В апреле текущего года расходы федерального бюджета были сокращены почти на полтриллиона рублей — с первоначальных 15 715 млрд. руб. (по уточнённой росписи от 01.03.2015 г.) до 15 215 млрд. руб. В результате перераспределения средств были увеличены расходы на социальную политику и средства массовой информации. Но не нужно заблуждаться, статья социальная политика — это вовсе не социальная политика. Это пенсии гражданским лицам, приравненным к военным, и всевозможные «богадельни». Также возросли расходы на обслуживание государственного долга.

Индексация пенсий пройдёт в следующем году в уменьшенном по сравнению с инфляцией размере. Несмотря на прогнозируемый уровень роста потребительских цен в 12,2%, пенсии будут увеличены всего лишь на 4% в ходе первого этапа индексации. Второй этап остаётся под вопросом.

В очередной раз были заморожены пенсионные накопления граждан. Продолжаются и разговоры о повышении пенсионного возраста. В том, что он всё-таки будет увеличен, уже практически нет сомнений. На данный момент в России работают по найму примерно 50 млн человек, а пенсию получают около 39 млн. При сохранении текущей демографической динамики к 2050 году на 37 млн работающих будет приходиться 44 млн пенсионеров. При этом, средств, перечисляемых в бюджет за счёт взносов работающих, недостаточно для содержания уже нынешних пенсионеров.

Ситуацию должна была решить накопительная система, которая позволяет гражданам ещё в период работы аккумулировать в частных пенсионных фондах средства, из которых будет в дальнейшем выплачиваться часть их пенсии. Однако ставшая уже традиционной заморозка пенсионных накоплений, низкая доходность частных пенсионных фондов и риск потерять процентные накопления в случае банкротства фондов ставят под вопрос способность накопительной пенсионной системы выполнять свою функцию.

Потрясением для многих небогатых россиян стало появление налога на недвижимое имущество физических лиц. С 1 января 2015 года его могут вводить органы местного самоуправления. Для этого им необходимо отменить действующий налог на имущество. Главное отличие нового налога от ранее существовавших заключается в том, что налоговая база по нему рассчитывается не из учёта себестоимости и износа объекта, а на основе кадастровой стоимости, что уже привело к многократному увеличению налогов на недвижимость в некоторых регионах.

Ситуацию могло бы исправить использование незадействованных финансовых ресурсов. В частности, на счетах федерального бюджета уже не первый год находятся внушительные суммы неиспользованных остатков. Львиную их долю составляют средства Резервного фонда и Фонда национального благосостояния. Однако даже если вычесть из общей суммы остатков размер двух названных фондов, окажется, что на данный момент на счетах бюджета имеется около триллиона рублей свободных средств. Правительство создало антикризисный фонд, в который были включены бюджетные остатки. Однако размер задействованных средств вызывает недоумение. В 2015 году в антикризисный фонд было направлено 67 млрд. руб. из неиспользованных остатков федерального бюджета, а в 2016 году — до 150 млрд. руб., то есть в общей сложности менее четверти от объема неиспользованных бюджетных средств. Остальная часть средств, видимо, по-прежнему будет валяться на бюджетных счетах без дела.

Регионам дали право вводить налог с продаж в размере до 3%. Этот налог относится к так называемым косвенным, то есть включаемым в стоимость товара и, таким образом, оплачиваемым за счёт потребителей. Уже 24 региона готовы его ввести.

Министерство по делам Северного Кавказа предлагает ввести сбор за «пользование курортной инфраструктурой» в Ставропольском крае. Его размер должен составить до 150 руб. в сутки. Полученные деньги предлагается использовать для развития курортов. Однако вызванное этим повышение цены путевок может составить 5–10%.

Повышению собираемых в бюджет доходов должно было способствовать введение в действие с 1 января 2015 года закона о деофшоризации. Однако он оказался весьма мягким. По оценке Минфина, закон позволит увеличить доходы бюджета всего лишь на 20 млрд. рублей. Если бы этот закон позволял ликвидировать весь объём потерь бюджета вследствие офшоризации, утечки капитала и других операций по уклонению от налогов, доходы федеральной казны увеличились бы на 40%.

Как мы видим, элита старается решать бюджетные проблемы за счёт населения. И это не только тенденция 2015 года. Принятый в этом году федеральный бюджет на 2016 год подразумевает, что расходы федерального бюджета в 2016 году должны вырасти на 4% по сравнению с 2015 годом, однако это лишь номинально. С учётом инфляции расходы будут меньше почти на 3%. В сторону увеличения по сравнению с бюджетом 2015 года в реальном выражении изменятся только три расходных статьи: национальная экономика, охрана окружающей среды и обслуживание государственного долга. Все остальные статьи урезаны. Даже расходы на национальную оборону, вопреки расхожему мнению, не вырастут, а, напротив, с учётом инфляции сократятся на 6%. Самое существенное изменение претерпела статья «жилищно-коммунальное хозяйство» — сокращение на 43%. И это ещё при том, что федеральный бюджет 2016 года верстался исходя из цены $50 за баррель, хотя её текущая стоимость колеблется в районе $35–40 за баррель. Если надежды на рост нефти не оправдаются, министрам придётся либо кромсать бюджет с удвоенной силой, либо затягивать страну в долги.

Рост госдолга — ещё один итог 2015 года. Хотя Россия и относится к странам с невысоким госдолгом по отношению к ВВП, ситуация в этой сфере последнее время приобретает пугающие тенденции. В следующем году расходы на содержание госдолга будут больше, чем ассигнования на здравоохранение или образование. Картина напоминает поздний СССР. Тогда тоже увеличивался государственный внешний и внутренний долг на фоне падения цены на нефть и дефицитности бюджета (рис. 11).

Рис. 11. Динамика финансово-экономических индикаторов в позднем СССР и современной РФ

ПРИЧИНЫ ПЛАЧЕВНЫХ РЕЗУЛЬТАТОВ: НЕ СТОИТ ВСЁ СПИСЫВАТЬ НА САНКЦИИ

Почему же результаты года в экономической сфере оказались столь плачевными? Конечно, можно было бы списать всё на санкции и на падение цен на нефть. Однако такой упрощённый подход далёк от реальности. Первые проявления кризиса начались в России ещё в 2013 году, когда санкций ещё не было и с нефтью всё было в порядке. Следовательно, одной из главных причин следует считать несостоятельность экономической политики.

Выпадение нефтегазовых доходов, конечно, является большим ударом для отечественной экономики. Ранее продажа нефти, газа и нефтепродуктов составляла две трети экспорта. В 2015 году экспорт сократился на 32%, в первую очередь из-за падения цен на сырьё. И речь идёт не только об ущербе для ТЭКа. Полученные от экспорта энергоносителей доходы перераспределяются между отраслями и обеспечивают в соответствии с эффектом мультипликатора вдвое более высокий совокупный доход, чем сами непосредственные доходы от продажи нефти и газа. Сегмент российской экономики, напрямую зависящий от экспортных нефтегазовых поступлений, составляет более трети от ВВП. Это очень высокая зависимость. Поэтому падение нефтегазового экспорта существенно сказалось на экономическом положении страны.

Западные санкции затруднили привлечение прямых зарубежных инвестиций, обрубили доступ на кредитный рынок с целью пополнения оборотного капитала, оборвали технологическое сотрудничество в критически важных отраслях.

Однако последним гвоздём в крышку гроба российского экономического роста всё-таки оказалась безалаберная экономическая политика властей, где-то бесполезная, а где-то откровенно вредительская.

Антикризисный план правительства на 2015 год составлял 2,3 трлн. руб. — огромные деньги. Однако ошибочно полагать, что речь идёт исключительно о дополнительных средствах, которые должны были быть включены в бюджет для стимулирования экономики. Если мы посмотрим на статью расходов федерального бюджета «национальная экономика», то увидим, что она едва превышает размер антикризисного плана. Очевидно, в антикризисный план автоматически были вписаны средства, которые и так были заложены в бюджетные расходы на экономику. Речь может идти максимум о перераспределении средств и уточнении их целевой направленности, но не о прямом дополнительном финансировании. Но что же конкретное и уникальное сделало правительство для спасения страны от кризиса?

В 2015 году была введена новая система кредитной поддержки производителей — проектное финансирование. Предприятия должны кредитоваться по схеме: не выше, чем на один процентный пункт, от ключевой ставки ЦБ РФ. Таким образом, на данный момент для конечного заёмщика стоимость кредита составляет- не более 12%. Возникает вопрос: зачем нужна такая Программа, которая, после многочисленных проверок и экспертиз, не может обеспечить российскому предприятию хотя бы равные конкурентные условия с зарубежными аналогами? Для сравнения — промышленные предприятия США кредитуются под 2,25%. Средняя стоимость кредита в Японии и некоторых европейских странах еще ниже.

Абсурдно высокие процентные ставки по проектному финансированию являются следствием вредительскойденежно-кредитной политики, которую проводят правительство и ЦБ. Утверждая о необходимости борьбы с инфляцией путём ограничения денежной массы, ЦБ задирает процентные ставки и лишает отечественную промышленность кредитных средств. В период текущего кризиса власти не отказались от этого подхода. Напротив, они его усилили.

Опасаясь того, что инвесторы побоятся финансировать капиталовложения в Россию из-за высокой инфляции, власти, тем не менее, почему-то не побоялись отпускать рубль в свободное плавание в ноябре 2014 года. Весь 2015 год пришлось пожинать плоды этого решения. Во-первых, последовал трёхкратный рост инфляции относительно планового показателя. В середине 2015 года индекс потребительских цен в годовом выражении достиг 15,6%. А во-вторых, это привело к беспрецедентному росту волатильности рубля (рис. 12).

Рис. 12. Курс рубля до и после решения об отпуске в свободное плавание

Понятно, что в условиях высокой зависимости экономики от импорта волатильный курс национальной валюты создаёт риски для инвестора, который не может просчитать ни будущую стоимость импортных сырья и компонентов, ни стоимость обслуживания иностранных кредитов, ни свою будущую выручку в долларовом выражении. Как отразилась девальвация на росте цен производителей, можно наблюдать из статистики (рис. 13).

Рис. 13. Динамика цен производителей, в % к предыдущему периоду

Всё выше сказанное российские власти не учли или не захотели принимать во внимание при отпуске рубля в свободное плавание. В результате имеем резкое снижение инвестиций в основной капитал в течение 2015 года (14).

Рис. 14. Динамика инвестиций в основной капитал, в % к соответствующему периоду предыдущего года

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Несмотря на постоянные заверения в том, что российская экономика преодолела острую фазу кризиса, по итогам 2015 года нельзя говорить о том, что худшее уже позади. Дальнейший спад экономики в 2016 году остаётся возможным. При этом элита пытается решать возникшие проблемы за счёт населения — вытесняя с рынка более мелких конкурентов и обременяя граждан новыми налоговыми обязательствами, которых в 2015 году появилось множество. Всё это не способствует выходу из продолжающегося уже третий год кризиса. Ситуация всё больше напоминает позднесоветскую, когда увеличивалась дыра бюджетного дефицита и рос госдолг. Несмотря на затянувшуюся экономическую депрессию и тяжёлое положение населения, лишившегося за прошедший год десятой доли покупательной способности своих зарплат, власть не намерена проводить системные изменения экономической политики. Она ограничивается лишь структурными мерами в рамках доминирующей либеральной парадигмы. И даже более того, порой откровенно вредит, как это было с отпуском рубля в свободное плавание.

Для того, чтобы остановить порочный круг самовоспроизводимого кризиса, следует создать механизм доступного кредитования производителей, разработать систему налогового и субсидиарного стимулирования производителей, ликвидировать вопиющее социальное неравенство, решить проблему безопасности частной собственности, вернуть в российскую юрисдикцию офшорный сегмент экономики, и, самое главное, восстановитьпланово-проектную функцию государства. Но всего этого нет и в ближайшее время не предвидится, а значит, вероятность того, что социально-экономическая деградация доведёт страну до полномасштабного кризиса возрастает.

 


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости экономики | |

Подписка на RSS рассылку Экономические итоги 2015 года


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.