Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Дагестан-2015: юбилейный аврал и кадровая чехарда

  • Дагестан-2015: юбилейный аврал и кадровая чехарда
  • Смотрите также:

Единственным победителем из предвы 18e55 борных и предъюбилейных баталий вышел, безусловно, Рамазан Абдулатипов.

Руководству Дагестана в 2015 году удалось продемонстрировать, что республика способна на большие проекты. Празднование юбилея Дербента, несмотря на авральный характер подготовки, в целом оказалось вполне успешным мероприятием.

Но главным слабым звеном «нового курса» Рамазана Абдулатипова уже третий год подряд оказывается кадровая политика: регулярные перестановки в правительстве республики и на уровне местного самоуправления окончательно стали фирменным почерком нынешнего главы Дагестана. А отсутствие кадровой стабильности во власти едва ли будет способствовать улучшению делового климата, столь необходимому для дагестанской экономики.

Последний аккорд прекрасной эпохи

2000-летие Дербента без преувеличения стало главным событием 2015 года не только для Дагестана, но и для всего СКФО. Череда юбилейных торжеств, которой были отмечены «тучные» годы, - 1000-летие Казани (2005), 450-летие Астрахани (2008), 1000-летие присоединения Мордовии к России (2012) и т.д. - на самом излете этой «прекрасной эпохи» добралась и до Кавказа.

В недавнем интервью газете «Ведомости» глава Дагестана Рамазан Абдулатипов сообщил, что из федерального бюджета на проведение праздника было выделено 1,2 млрд рублей, а дополнительно было привлечено 1,4 млрд рублей внебюджетных средств.

«Если бы юбилея Дербента не было, его стоило бы придумать», - эта фраза, сказанная в одном из интервью полпредом президента в СКФО Сергеем Меликовым, лучше всего характеризует подготовку к празднику, состоявшемуся 19 сентября 2015 года.

Уже на этапе формирования концепции мероприятия перед организаторами встал принципиальный вопрос: а сколько же лет почтенному юбиляру - 2 тысячи или 5 тысяч? На решение непростой исторической дилеммы ушло несколько лет, за которые успело смениться руководство и в Дагестане, и в полпредстве президента в СКФО.

Подготовка к юбилею начиналась при Магомедсаламе Магомедове и Александре Хлопонине, а завершалась уже при Рамазане Абдулатипове и Сергее Меликове, выходце из Южного Дагестана. Это обстоятельство решительным образом изменило контекст юбилея.

Правда, еще за несколько месяцев до юбилейных торжеств создавалось стойкое ощущение, что праздник может не состояться. Регулярные визита Сергея Меликова в Дагестан неизменно заканчивались нареканиями в адрес республиканских и городских чиновников и требованиями ускорить процесс.

Последние приготовления шли чуть ли не в сам день торжества, но в итоге впечатление от праздника в целом осталось хорошее - в первую очередь благодаря гостеприимству самих дербентцев, которое компенсировало технические недочеты официальных организаторов.

Президент Путин и премьер Медведев 19 сентября в Дербенте, правда, не появились, но постфактум поблагодарили всех причастных к юбилею лиц за проделанную работу. «Город преображается, республика постепенно преображается. Надеюсь, что это видно, чувствуется. Конечно, город становится лучше и лучше», - заявил, в частности, глава государства в начале ноября на открытии московской выставки «Дербент, Дагестан, Россия».

Куда более драматичными оказались политические баталии, сопровождавшие подготовку к юбилею. 2015 год начался для Дербента с того, что мэр Имам Яралиев сложил с себя полномочия избранного градоначальника и сразу же был избран главой города по новой схеме - голосованием муниципальных депутатов.

Но этот хитрый ход явно не понравился Рамазану Абдулатипову, и против дербентской мэрии началась массированная атака. Сначала республиканским властям удалось продавить на пост главы администрации города кандидатуру Азади Рагимова - бывшего министра юстиции Дагестана, которому годом ранее не удалось возглавить Дербентский муниципальный район.

В начале авуста Имам Яралиев все-таки написал заявление об уходе по собственному желанию - после того как в отношении ряда близких к нему чиновников были возбуждены уголовные дела.

Сразу вслед за этим о намерении возглавить Дербент заявил депутат Госдумы Гаджимет Сафаралиев, однако за несколько дней до юбилея снял свою кандидатуру, и к празднику город подошел без главы с постоянным статусом.

Замену руководство Дагестана подыскало быстро: в конце октября главой Дербента был избран бывший министр труда и социального развития республики Малик Баглиев, которого называют родственником миллиардера Сулеймана Керимова. Однако большого энтузиазма в связи с этим назначением Баглиев не проявлял: утверждали, что решение о его переводе в Дербент принимал лично Рамазан Абдулатипов.

Юбилейная эйфория не обошлась без громких заявлений. Через несколько дней после празднования Рамазан Абдулатипов сообщил, что Сулейман Керимов рассматривает возможность построить в 15 километрах от Дербента курортный город на 100 тысяч человек, а также новый аэропорт.

Но если вспомнить, что подобные проекты заявлялись структурами, близкими к Керимову, и в куда более благоприятные для российской экономики годы, перспективы этих намерений в кризисный период выглядят весьма туманно.

Пожалуй, по нынешним временам хорошим результатом в среднесрочной перспективе можно будет рассматривать выполнение всех планов развития Дербента, намеченных до 2018 года, в рамках «большого» юбилея.

Предвыборная чистка

Подготовка к юбилею Дербента совпала с выборами депутатов в ключевых муниципальных образованиях Дагестана, которые принесли очередную серию скандалов. В Махачкале, к примеру, попытка оказать слишком сильное влияние на формирование списков проходных кандидатов стоила должности врио главы города Магомеду Сулейманову.

После публичной критики его работы со стороны Рамазана Абдулатипова и спикера Народного собрания Дагестана Хизри Шихсаидова Сулейманов сложил полномочия и вернулся на пост руководителя территориального органа Фонда обязательного медицинского страхования.

Новым временно исполняющим обязанности мэра Махачкалы (уже третьим по счету) стал бывший министр строительства, архитектуры и ЖКХ республики Муса Мусаев. Его появление в мэрии свидетельствовало о серьезном усилении позиций премьер-министра Дагестана Абдусамада Гамидова, с которым так или иначе была связана вся предшествующая карьера Мусаева.

В результате спустя два с лишним года после ареста бывшего мэра Саида Амирова в октябре 2015 года Махачкала наконец обрела постоянного градоначальника, избранного уже по новой схеме. Значительно обновился и состав городского собрания, который также избирали по-новому, с учетом наделения Махачкалы статусом городского округа с внутригородским делением.

Но главные дагестанские скандалы в ходе подготовки к единому дню голосования 2015 года произошли все же не в Махачкале, а за ее пределами.

27 июля сотрудники Центра специального назначения ФСБ задержали по подозрению в совершении ряда тяжких преступлений главу Кизлярского района Андрея Виноградова - человека из ближайшего окружения руководителя дагестанского отделения Пенсионного фонда РФ Сагида Муртазалиева.

Последний на протяжении довольно длительного времени считался одним из главных соискателей кресла главы Махачкалы, выступал ключевым потерпевшим в первом суде над Саидом Амировым, но в итоге сам оказался под серией уголовных статей. Среди эпизодов, которые следствие вменяет Виноградову и Муртазалиеву, - ряд убийств и покушений, а также финансирование терроризма.

Такой «букет» фактически исключает для Сагида Муртазалиева, в настоящее время скрывающегося за границей, продолжение государственной карьеры. В ноябре он был уволен с должности руководителя отделения Пенсионного фонда, хотя новый начальник этого ведомства по-прежнему не назначен: похоже, что за это хлебное место продолжается серьезная аппаратная борьба.

Не обошли стороной правоохранители и семью спикера парламента Дагестана Хизри Шихсаидова: 2 августа его сын, глава Буйнакского района Даниял Шихсаидов был задержан по подозрению в хищении 14,6 млн рублей, выделенных на строительство детского сада.

Первоначально он был помещен СИЗО, в дальнейшем мера пресечения в его отношении была изменена на домашний арест. Вопреки ожиданиям, после задержания сына Хизри Шихсаидов не ушел в отставку, однако его нарастающее влияние было приостановлено.

В следующем году в Дагестане предстоят выборы нового созыва Народного собрания, и с большой вероятностью очередной состав парламента республики возглавит другой человек.

Фигурантами уголовных дел в 2015 году стали и другие влиятельные люди. В начале июля стало известно о возбуждении серии дел против бывшего вице-премьера Дагестана Абусупьяна Хархарова, которого заподозрили в махинациях с имуществом Махачкалинского морского торгового порта.

А в октябре в фокусе внимания правоохранителей оказался бывший глава администрации города Избербаша Амир Магомедов, подозреваемый в злоупотреблении служебными полномочиями при распределении земельных участков.

Подводя политические итоги 2015 года в Дагестане, следует отметить, что единственным победителем из предвыборных и предъюбилейных баталий вышел, безусловно, Рамазан Абдулатипов, который еще сильнее укрепил изначально заявленную им претензию на статус единственного политика в республике.

Эпоха муниципальных «тяжеловесов» в Дагестане, похоже, окончательно завершена. Последним местным руководителем, который мог соперничать с главой республики в политическом авторитете, был мэр Хасавюрта Сайгидпаша Умаханов, но и он в 2015 году предпочел сложить свои полномочия в обмен на пост республиканского министра транспорта, связи и энергетики.

А отдельные «несистемные» сюжеты типа прогремевшей на всю страну победы Партии ветеранов России над «Единой Россией» в Буйнакске на уровне всей республики явно не делают погоды.

Экономика: штормовое предупреждение

В экономической сфере главным событием года для Дагестана следует признать ситуацию, возникшую летом на Каспийском заводе листового стекла (КЗЛС) - крупнейшем промышленном предприятии, построенном в республике за постсоветский период. Запуск завода в эксплуатацию состоялся в конце 2013 года, но всего спустя полтора года оказалось, что предприятие находится на грани банкротства.

Причиной этого, согласно данным отчета КЗЛС за 2014 год, стала резкая девальвация рубля: поскольку основная масса кредитов, которые выдавались под строительство завода, была номинирована в валюте, падение курса рубля сразу же увеличило объем долговых обязательств предприятия до критического уровня.

Если в конце 2012 года сумма обязательств КЗЛС перед основным кредитором - Внешэкономбанком - составляла 2,504 млрд рублей, а валютных - около 3 млрд рублей, то уже через два года эти показатели выросли до 4,4 и примерно 8 млрд рублей соответственно.

По итогам 2014 года предприятие показало чистый убыток в размере 3,805 млрд рублей при выручке всего 945,5 млн

После завершения строительства ряда крупных импортозамещающих производств внутренний рынок оказался затоварен, к тому же из-за кризиса упал спрос со стороны основного потребителя стекла - строительного комплекса.

Все это привело к существенному падению цен на продукцию и обострению конкуренции между ее производителями.

Вывод аудитора по итогам работы КЗЛС в 2014 году оказался неутешительным: у компании были обнаружены признаки несостоятельности (банкротства), установленные законодательством РФ, а также признаки «существенной неопределенности, которая обусловливает значительные сомнения в способности общества продолжать непрерывно свою деятельность».

В этой ситуации руководству завода пришлось подать заявление о банкротстве, что, впрочем, не означало остановку деятельности. «Завод ни при каких условиях не перестанет работать, никаких предпосылок для этого нет», - сразу же заявил исполнительный директор КЗЛС Абакар Мудунов. Однако теперь руководству предприятия предстоит непростой процесс реструктуризации задолженности перед ВЭБом.

Непростая ситуация сложилась и в сельском хозяйстве Дагестана, которое Рамазан Абдулатипов в недавнем интервью «Ведомостям» назвал самой интенсивно развивающейся отраслью экономики республики.

По официальной статистике в дагестанском АПК действительно присутствует хорошая динамика: в 2014 году прирост сельхозпроизводства составил 8,7%, а по итогам 2015 года соответствующий индекс ожидался на уровне 107,3%.

Однако, даже если предположить, что эти цифры полностью соответствуют действительности, они не отражают каких-либо качественных изменений в структуре сельхозпроизводства Дагестана.

По итогам 2014 года в республике фактически не было ни одного крупного (с выручкой более 1 млрд рублей) предприятия АПК и пищевой промышленности, если, конечно, не считать производителей алкоголя (Кизлярский коньячный завод, Дербентский завод игристых вин, Дербентский коньячный комбинат) и прохладительных напитков (ОАО «Денеб»).

И это - несмотря на ряд заявленных в последние годы масштабных инвестпроектов в отрасли. Иными словами, декларируемые инвестиции в АПК и пишепром пока не привели к появлению к появлению в этой отрасли новых крупных игроков, а значит, КПД этих капиталовложений остается крайне невысоким.

Да и достоверность официальной статистики вызывает определенные подозрения. К примеру, недавно ушедший в отставку министр сельского хозяйства Дагестана Баттал Батталов в начале своей работы утверждал, что в республике по состоянию на сентябрь 2013 года действовало всего 34 теплицы общей площадью 23 га, но уже спустя всего два года он назвал совсем другой показатель - 137 га теплиц.

Безусловно, за последние два года тепличное овощеводство в Дагестане демонстрировало определенный прогресс, но шестикратный рост площадей - это явное преувеличение. «Больше - не значит лучше», - заявил в середине года Рамазан Абдулатипов, заслушав отчетный доклад по сельскому хозяйству.

К тому же серьезные проблемы в отрасли возникли с созданием сельхозкооперативов, преодолением бюрократических барьеров в процессе реализации инвестпроектов, а обеспечить полное доведение субсидий до производителей так и не удалось.

В итоге осенью два ключевых чиновника дагестанского правительства, отвечавших за АПК - вице-премьер Шарип Шарипов и министр сельского хозяйства Баттал Батталов, - были отправлены в отставку.

Незадолго до этого покинул свой пост и министр по управлению государственным имуществом Имран Гусейнов - уже третий человек на этом посту за 2,5 года правления Рамазана Абдулатипова. Перед ним стояла задача ускоренной подготовки земельной реформы, но Гусейнов, имевший репутацию реалистично мыслящего человека, похоже, быстро понял, что требуемые от него темпы обеспечить невозможно.

В начале июля глава Дагестана заявил, что проект реформы никуда не годится, после чего финал карьеры министра был предрешен.

Дополнением непростой картины в экономике Дагестана стали протесты дальнобойщиков против системы «Платон». Именно дагестанские водители проявили в этих акциях наибольшую активность - и неспроста.

По оценке самих дальнобойщиков, в этой сфере в Дагестане с учетом смежных профессий занято порядка 10 тысяч человек, но руководство республики фактически не замечает этот естественным образом сложившийся сервисный кластер, предпочитая делать ставку на пресловутых крупных инвесторов.

Похожая ситуация, кстати, давно сложилась и в других отраслях, где Дагестан вполне конкурентоспособен на всероссийском уровне - том же сельском хозяйстве, легкой промышленности, народных промыслах. Но, несмотря на декларации об «обелении экономики», внятных механизмов создания в этих отраслях быстро растущих бизнесов руководство республики так и не предъявило.

«Абдулатипов приведет Дагестан к бюджетному дефолту»

Ситуацию в экономике Дагестана по итогам 2015 года КАВПОЛИТу прокомментировал экономист Маир Пашаев:

Рамазан Абдулатипов оценивает уровень теневой экономики в 60% - можно вспомнить, что такие же показатели назывались и в 2010-2012 годах. Но в 2013-2015 годах шла реализация приоритетного проекта «Обеление экономики».

В чем же в таком случае его результат?

За три последних года уровень собственных доходов в ВРП вместо запланированного роста с 5% в 2012 году до 10% в 2015 году на самом деле вместо роста снижался и по итогам 2015 года составит не более 4,5% ВРП. Это провал. Темпы роста экономики в 2013-2014 годах (3-5%) в среднем в полтора-два раза ниже темпов роста 2010-2012 годов (6-7%), хотя размеры и уровень дотационности бюджета по этим годам примерно одинаковый, выше 70%.

Неоднократные заявления Абдулатипова, что по индексу промышленного производства Дагестану удалось войти в пятерку лучших, по темпам сбора налогов выйти на 4-е место в России, - это служебный подлог. Именно об этом он докладывал президенту Путину, хотя нет ни одного федерального статистического отчета, который бы это подтверждал.

В то же время в интервью «Ведомостям» Абдулатипов сам признает, что столь разрекламированное им как уникальное постановление правительства РФ об опережающем развитии Дагестана было формальным документом и в части финансирования сошло на нет.

Дагестан не производит 10% российских овощей, как заявил Абдулатипов - порядка 10% от объемов производства в стране производим только капусты. По всем остальным овощам, фруктам, включая виноград, идут массовые приписки, достигающие размеров в 500-600 тысяч тонн.

Дагестан никогда не поставлял и 20% российской баранины, как заявляет Абдулатипов. Эта цифра относится к поголовью, а не к поставкам. Да и количество 5 млн овец озвучивают уже лет десять, раздули его благодаря припискам еще в нулевые годы.

Дагестану действительно принадлежит значимая доля российского рынка баранины, но в основном мясо идет на внутреннее потребление. Существенных резервов увеличения поставок баранины на рынок остальной России у республики нет: если удастся занять 10% общероссийского рынка, можно считать это за большой успех, но для этого нужно поставлять 200 тысяч тонн баранины в год.

Госдолг республики составляет не 14 млрд рублей, он значительно выше. Учитывая возникший острый дефицит бюджетных средств в четвертом квартале текущего года и задержки зарплаты, госдолг по итогам исполнения бюджета года может превысить 17 млрд рублей. Пока он не критический, хотя здесь уже присутствует явное нарушение бюджетных норм.

А с учетом существенного снижения параметров бюджета Дагестана 2016 года, критического уровня (скажем, выше 100% собственных доходов) госдолг Дагестана может достигнуть по итогам следующего года.

Рамазан Абдулатипов приведет Дагестан к бюджетному дефолту. В частности, этому способствуют высокие уровни коррупции, откатов по подрядам, воровства бюджетных денег при реализации программ и раздутый госаппарат.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Дагестан-2015: юбилейный аврал и кадровая чехарда


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.