Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Экономика. Перезагрузка

  • Экономика. Перезагрузка
  • Смотрите также:

Чему научил российских потребителей 2015 год

В следующий год Россия вступает с обедневшим населением, дефицитным бюджетом и падающей экономикой. 2015-й показал, что девальвация — не всегда панацея, а государство не всегда может прийти на помощь. Зато граждане научились экономить. А это, как ни парадоксально, дает шанс на долгожданную модернизацию. Упал, но не отжался

В уходящем году инфляция прибавила 12 процентов. Курс доллара вырос более чем на 16 процентов (если отталкиваться от официального курса ЦБ, установленного на основе первых в 2015-м биржевых торгов). Причем почти под занавес американская денежная единица достигла 72 рублей, чуть было не побив рекорд прошлогоднего «черного вторника». Вопреки утверждениям Дмитрия Медведева, те, кто вложились в валюту, не проиграли. Тем не менее 63 процента опрошенных Фондом «Общественное мнение» считают, что для экономики полезнее сильный рубль.

Примерно такая же доля сограждан вынуждена изменить свои потребительские предпочтения и покупать более дешевые продукты и товары. Об этом свидетельствуют опросы другой социологической службы — ВЦИОМ. А Национальное агентство финансовых исследований (НАФИ) утверждает, что 60 процентам россиян их сбережения позволят продержаться на плаву не более трех месяцев.


    Курс рубля — главная экономическая новость для граждан Фото: Виталий Белоусов / РИА Новости

Иными словами, зарабатывать на девальвации удается очень немногим. Ее социальные издержки растут, а возможные экономические бонусы — наоборот, исчезают. По оценкам Минэкономразвития, ВВП с начала года упал на 3,8 процента. В то же время рост безработицы в годовом исчислении уже приближается к 11 процентам.

За этот же период резервный фонд «похудел» на 20 процентов — более чем на 1 триллион рублей. И это еще не все. Основные траты приходятся на самый конец года. И именно необходимость переводить резервные доллары в рубли привела к новому скачку курса. Если государство что-то и получило благодаря обвалу рубля в конце 2014-го, теперь этот выигрыш «съеден». Не в последнюю очередь — из-за необходимости минимизировать кризисный негатив для малообеспеченных слоев населения. В 2015 году дважды — в феврале и апреле — по реальной инфляции индексировались пенсии. Для балансирования бюджета Пенсионного фонда России из казны было выделено более 800 миллиардов рублей.

В 2016-м пенсионеров ожидает лишь четырехпроцентная индексация (другая, более значительная, обещана, но ее параметры увязаны с «экономической ситуацией»). Но даже ради этой незначительной прибавки правительству пришлось опять вводить мораторий на пополнение накопительных пенсионных счетов. И вовсе не очевидно, что эти жертвы позволят удержать «дыру» в федеральном бюджете в пределах трех процентов.

Гражданский долг

Год назад 50 долларов за баррель казались неизбежным злом, сегодня такой уровень нефтяных котировок — почти недостижимое благо. Власти не исключают, что бюджетные расходы придется резать еще больше.

Еще в январе 2015-го глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев призывал тратить госресурсы на поддержку граждан и экономики. Теперь роли меняются. «Добровольно-принудительное» изъятие средств населения и бизнеса становится едва ли не единственным способом поддержания макроэкономической стабильности. Наряду с «накопительным» мораторием в этом ряду можно упомянуть повышение тарифов естественных монополий, введение взносов на капремонт и нашумевшую систему «Платон».

В последних трех случаях речь идет о минимизации госраходов на инфраструктуру, а не на «социалку». Но чем больше государство перекладывает затраты инфраструктурных компаний на потребителей, тем больше усилий ему надо прилагать, чтобы не допустить обнищания пенсионеров и малоимущих.

Дело в том, что циклические проблемы российской экономики (цены на нефть и т.п.) усугубляются ее главным структурным недостатком — отсутствием полноценной конкуренции в ключевых отраслях. Вдобавок к девальвации, которая отражается на цене импорта, и санкционным ограничениям, которые отражаются прежде всего на предложении и, следовательно, стоимости продуктов, растущие тарифы и дополнительные сборы еще больше подстегивают инфляцию и съедают остатки сбережений.

В итоге, в отличие от большинства стран Запада, где рецессия сопровождается дефляцией, затоваренностью складов и скачком безработицы, в России экономический спад усугубляется ростом цен. Классические «родимые пятна капитализма» присутствуют, но с местной спецификой. Например, осенью оборот отечественной розничной торговли упал почти на 12 процентов по сравнению с аналогичным периодом 2014 года. Это худший показатель за прошедшие 20 лет. В Минэкономразвития ссылаются на сжатие потребительского спроса и переход на «сберегательную модель поведения». Но мониторинги Росстата существенного пересмотра ценовой политики со стороны ретейлеров не зафиксировали. Отчасти это объясняется тем, что средства населения перекочевали из непродовольственного в продовольственный ретейл, а здесь не предвидится ни затоваренности, ни дефляции.

Кроме того, продавцы бытовой техники, одежды, детских товаров и мебели наращивают онлайн-продажи. У «М-Видео» они выросли в уходящем году более чем на треть; обороты интернет-магазина «Детский мир» увеличились вдвое.

Потребитель в сетях

Интернет становится палочкой-выручалочкой. В условиях падения доходов и растущей инфляции возможность оперативно и по минимальной цене найти товар или услугу для россиян намного важнее, чем для потребителей из других стран, где современные информационные технологии развиваются не менее активно. На фоне мучительного сползания отечественной экономики с сырьевой иглы, ее «интернетизация» превращается в столь же безальтернативный фактор роста, каким в свое время стал ленинский план ГОЭЛРО. Советская Россия в 20-е годы XX века далеко не первой начала электрификацию, но именно ее развитию данный проект придал мощный толчок.


 Кризис вынуждает россиян становиться бережливее и разборчивее Фото: Донат Сорокин / ТАСС

Косвенным подтверждением того, что в интернет-модернизации сегодня заинтересованы и бизнес, и власть, и общество, можно считать беспрепятственное распространение «виртуальных» сервисов по заказу такси. Таксомоторы с «гробиками» от Uber, Gett и «Яндекс» ездят по российским городам, не вызывая сколь-нибудь серьезных проявлений агрессии со стороны лишившихся клиентов «бомбил». По крайней мере, демарши Федерации автовладельцев России не идут ни в какое сравнение с акциями протеста против «экономического терроризма», которые устраивают таксисты в западных мегаполисах.

Понятно, что интернет-экономика, как и любая другая отрасль, не избавлена от протекционизма. Именно в этом ключе следует рассматривать намерение правительства снизить размеры беспошлинного порога для зарубежных онлайн-покупок. Согласно исследованию «Яндекса», в уходящем году доля сограждан, отоваривающихся с помощью китайских интернет-ретейлеров, выросла с 39 до 51 процента. Ценники, выставляемые виртуальными продавцами из Поднебесной, оказываются намного привлекательнее для потребителей. Выкладки Data Insight это подтверждают: только в первом полугодии на онлайн-покупки за рубежом соотечественники потратили почти в пять раз меньше, чем на аналогичные приобретения в России (соответственно 65 миллиардов рублей против 305 миллиардов).

А кабмин пытается облегчить жизнь отечественным розничным сетям. Тем более что возможности прямой господдержки крайне ограничены.

Остается надеяться, что новые барьеры — в случае их возникновения — приведут к появлению новых сервисов, позволяющих их легально обходить, и тем самым поспособствуют дальнейшему развитию интернет-индустрии. Хотя, конечно, было бы гораздо лучше, если бы отечественные онлайн-магазины боролись с китайцами, добиваясь скидок от поставщиков.

Ведь популярность интернет-экономики обусловлена как раз тем, что она — за счет минимизации транзакционных издержек, доступа к более полной информации по ценам и т.п. — увеличивает потребительскую свободу выбора, а не ограничивает ее. Неудивительно, что Uber, несмотря на все препоны, по капитализации оставил позади «Газпром». Сложно найти в Рунете компанию, которая не мечтала бы о сходных результатах. И эти мечты могут осуществиться, если не лишать граждан возможности экономить и, несмотря на девальвации и рецессии, хоть что-то сберегать. Ведь, как показывает пример Уоррена Баффета, только бережливые и разборчивые потребители могут стать успешными инвесторами.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости экономики | |

Подписка на RSS рассылку Экономика. Перезагрузка


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.