Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Возможен ли конец гражданской войны в Ливии?

  • Возможен ли конец гражданской войны в Ливии?
  • Смотрите также:

17 декабря 2015 года в г. Схират (Марокко) под эг 15349 идой ООН состоялось подписание соглашения об урегулировании внутреннего конфликта в Ливии, которое предполагает формирование переходного правительства. В церемонии, обставленной со всей торжественностью, приняли участие министры иностранных дел Катара, Испании, Италии, Марокко, Туниса, Турции, 129 депутатов «Всеобщего национального конгресса», представители различных слоев ливийского общества, включая партию «Братья-мусульмане» и блок либералов. Согласно утвержденному плану предполагается, что в Ливии на переходный период (один год) должно быть сформировано правительство национального единства, которое возглавит премьер-министр и два его заместителя. Функции законодательного органа будет выполнять Палата представителей.

Недавно назначенный спецпредставитель генсекретаря ООН, глава Миссии ООН по поддержке в Ливии (МООНПЛ) Мартин Коблер, сменивший на этом посту испанца Бернардино Леона, заявил, что «Схиратское соглашение запускает процесс мирного политического перехода, хотя оно и не удовлетворяет интересы всех сторон».

Замечание очень верное, поскольку соглашение о переходном периоде международные посредники пытались запустить уже не один раз. Процесс получился долгим и многоступенчатым.

Вчерне проект согласительного документа был согласован еще 11 июля 2015 года по итогам предыдущего раунда межливийского диалога. Однако тогда церемонию в Марокко проигнорировали делегаты пронизанного исламистами Всеобщего национального конгресса (ВНК), выполняющего функции временного (но не признанного международным сообществом) парламента Ливии, который заседает в Триполи. Подписи под соглашением поставили лишь представители признаваемого ООН временного правительства в Тобруке, ряда региональных муниципалитетов, ведущих политических партий и неправительственных организаций.

Только к 18 сентября при посредничестве МООНПЛ был подготовлен итоговый текст соглашения, который содержал предложения, внесенные ВНК. Затем, к 9 октября (то есть фактически через год после начала мучительного переговорного процесса) было сформировано правительство национального единства Ливии. Это произошло по прямой инициативе Б. Леона, поскольку сами стороны 8 октября отказались подписать соглашение. Премьер-министром страны стал Фаиз Сарадж (малоизвестный депутат из Триполи от парламента в Тобруке), а его заместителями (вице-премьерами) – Ахмед Майтыг, Фатхи аль-Мажбри и Муса аль-Кони. Тогда же был подготовлен список кандидатов на включение в правительство под руководством Сараджа. Следующим этапом стало подписание парламентом и правительством т.н. «Декларации принципов», согласно которой был создан комитет из десяти человек для решения остающихся нерешенными вопросов.

Начавшее терять терпение от бесконечных проволочек и промежуточных договоренностей международное сообщество (конкретно речь идет об Италии, негласно курирующей от блока западных стран процесс ливийского урегулирования) провело 13 декабря в Риме международную конференцию, на которой два центра силы в Ливии (Триполи и Тобрук), воюющих друг с другом, договорились о намерении 16 декабря подписать мирное соглашение и в течение 40 дней с момента подписания сформировать правительство национального единства. В итоге церемония утверждения соглашения, как сказано выше, состоялась только 17 декабря.

Пока еще не испарились ожидания, что данное многострадальное соглашение все же даст возможность прекратить полыхающую полтора года гражданскую войну в стране. Осторожность в оценке перспектив проявляют все стороны. Министр иностранных дел Италии заявил в Схирате, что соглашение – всего лишь первый шаг к миру, хотя, как он надеется, и решительный.

Оснований проявлять осторожность, надо сказать, много. Даже начать с формальных моментов – полномочия парламента, избранного в июне 2014 года и признанного международным сообществом, истекли 20 октября, и страна висит в состоянии конституционного вакуума. Этот парламент, состоящий из части депутатов, бежавших из Триполи в Тобрук в результате разгоревшейся летом 2014 года гражданской войны, осуществляет свою власть лишь над частью территории, преимущественно исторической Киренаикой и некоторыми районами Триполитании. В его пестрый состав входят националисты из восточной части страны (часть из них – сенуситы), к которым присоединились военные из числа бывших сторонников М. Каддафи. Преимущество этого парламента, назначившего свое правительство, в том, что оно опирается на внушительную военную силу, возглавляемую генералом Халифой Хафтаром. За ним просматривается поддержка Египта и ОАЭ, которые с враждебностью смотрят на укрепление позиций «братьев-мусульман» в Триполи и Мисурате.

При этом в столице Триполи заседает другой, уже не признанный международным сообществом парламент (вышеупомянутый Всеобщий национальный конгресс), в который входят в основном исламисты из числа «братьев-мусульман», объединившиеся с представителями торгового города Мисурата. ВНК управлял Ливией с 2012 года, но с июня 2013, после избрания Нури Абусамэйни на должность председателя попал под контроль исламистов. В феврале 2014 года срок полномочий ВНК истёк, а продление им «самостийно» своих полномочий вызвало протесты в стране. Х. Хафтар приказал ВНК распуститься, но тот это требование проигнорировал…

Сторонники ВНК создали объединение «Заря Ливии», а поддерживающие их военизированные группировки ведут непрестанные бои со сторонниками светской модели развития из Тобрука. Они то и дело вспыхивают в Бенгази, тогда как на юге страны, в Феззане, постоянно происходят межплеменные столкновения между племенами Улед Слеман (при поддержке туарегов) и Тубу, часть из которых ориентируется на Тобрук, а другая – на Триполи. За триполийцами из «Зари Ливии» маячит тень Турции и Катара, которые реализуют на Ближнем Востоке стратегию установления над ним контроля со стороны «братьев-мусульман».

Уже с учетом даже этих факторов шансы на реализацию соглашения в Схирате выглядят бледно. Ситуацию до предела осложняет то обстоятельство, что вакуум власти в условиях войны стал заполняться исламистами из «Аль-Каиды» и, что самое тревожное, т.н. Исламским государством, которое с мая 2015 года последовательно расширяет свои позиции вокруг Сирта и уже контролирует 200 км береговой линии. Стратегия его действий понятна – захватить нефтяные терминалы и установить контроль над миграционными потоками с юга страны в Европу.

В этой ситуации единственной сильной фигурой в Ливии, способной в перспективе восстановить государство, разрушенное натовской агрессией 2011 года, выглядит генерал Хафтар. Москве надо бы внимательно присмотреться к этому человеку, который твердо выступает за светское государство в Ливии, имеет поддержку со стороны Египта, ОАЭ и, возможно, Саудовской Аравии. Он публично поддерживает Москву в ее операции против ИГ в Сирии и предлагает ей поддержать его борьбу против «халифатчиков» в своей стране. На фоне одобряемого Россией соглашения в Схирате, которое исключает любое участие ИГ в политическом процессе, откликнуться на его призыв (хотя бы в виде политической поддержки) представляется более чем уместным.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Возможен ли конец гражданской войны в Ливии?


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.