Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Мы хотим, чтобы дети побежали воевать?

  • Мы хотим, чтобы дети побежали воевать?
  • Смотрите также:

Психолог Вера Абраменкова о пользе и вреде военно-патриотического воспитания

Сирийская война пришла в российские школы. Благодаря активизации военно-патриотического воспитания теперь любой школьник знает, что в далекой Сирии российские солдаты мстят исламистам за наших. Как в старые недобрые времена дети пишут письма солдатам и собирают деньги на самолет. Все для фронта... Но как повлияет на детскую психику такая военно-патриотическая пропаганда? Нормально ли, что в письмах Деду Морозу наши дети просят мирного неба? Боятся ли дети войны и как скоро они начнут искать врагов среди сверстников. На эти и другие вопросы «Ленте.ру» ответила доктор психологических наук, научный сотрудник Института изучения детства, семьи и воспитания РАО Вера Абраменкова.

В одной из школ Вологодской области ученики запустили в небо 200 бумажных самолетиков, на которых были написаны пожелания российским пилотам, воюющим в Сирии. Акция прошла без ведома родителей, а в прокуратуре посчитали, что она является призывом к насилию. После инцидента с нашим Су-24 в Сирии в саратовской гимназии №3 среди детей объявили сбор денег на «большой военный самолет с красной звездой» для участия в сирийской операции. Милитаристское предложение возмутило родителей, и сбор средств был прекращен. А совсем недавно в одной из московских школ детям на уроке русского языка раздали открытки с суровым Дедом Морозом, из мешка которого вылетают крылатые ракеты, чтобы мстить врагам «за наших, за Париж, за Синай». Ученикам дали задание написать новогодние поздравления российским солдатам, воюющим в Сирии.

«Лента.ру»: Деньги на самолеты и письма на фронт. Не слишком ли это?

Вера Абраменкова: Выставлять детей перед собой в качестве милых, приемлемых с точки зрения взрослых щитов — это спекуляция детством. Доходит до того, что немецкий ребенок Феликс выступает на конгрессах ООН за то, что нужно сажать деревья. Весьма похвально, но это продолжается уже шесть лет. Что это — его инициатива или кто-то использует его образ для каких-то своих целей?

Я про эти случаи не слышала, но, если в нашей стране такое происходит, это тоже попытка использовать детей. Доверие у аудитории к детскому мнению, к детской физиономии, к детскому образу гораздо выше, чем к взрослым. Раз уж дети деньги собирают и открытки солдатам посылают — значит, это дело правое, его надо поддерживать.


 Фото: Николай Гынгазов / Russian Look

Такие мотивы не делают чести нашим патриотам. Но может, детям действительно стоит знать, что страна ведет войну?

Дети и без этого знают, что Россия участвует в войне. Этой информации предостаточно. Но эти аналогии с Отечественной войной неуместны. Тогда все было предельно ясно — враг пришел на твою землю, и ее надо защищать. Дети уходили в партизанские отряды, были сыны и дочери полка, пионеры-герои. Но сейчас не время педалировать детское сознание относительно войны в Сирии. Ради не очень благовидных дивидендов организаторы таких мероприятий отвлекают детей от их школьных забот и жизни. Я с трудом себе представляю, чтобы дети сами хотели провести подобные акции. В Отечественную войну дети посылали варежки бойцам, а потом убегали на фронт. Мы что, хотим, чтобы наши, сегодняшние дети побежали воевать?

Видимо, они пока не очень хотят воевать. Напротив, в письмах Деду Морозу многие дети в этом году просили мирного неба над головой и чтобы не было войны. Похоже, они уже достаточно запуганы.

Запуганы — не совсем подходящее слово. Дети за добро, а война — это абсолютное зло, даже если она не на твоей земле. Это не столько страх, сколько искреннее желание мира. Когда не было никаких войн, я проводила с детьми рисуночное и вопросное исследование. И они на рисунках писали пожелания, чтобы люди не бросали мусор, чтобы не загрязняли планету. Одна девочка написала даже, чтоб никто не ругался матом. Вот что ранит детей.

Сейчас основная нота очень тревожная, и это передается детям от взрослых. Они не слепые, видят, что происходит. Это абсолютно искренние желания, но усердно подталкивать их в этом направлении не стоит. Все же детская психика не так устойчива, как психика взрослого.

Как изменилось детское восприятие мира на фоне событий на Украине и в Сирии?

Это нужно изучать. У меня есть идея провести исследование с луганскими детьми и сравнить их восприятие с московскими детьми, у которых над головой не летают снаряды и пули. Я хочу понять, как защитить ребенка и как ребенок сам сможет себя защитить. Нужно, чтобы он сам мог действовать в соответствии с ситуацией, сохраняя позитивный взгляд на мир. Без позитивного взгляда вырасти полноценным человеком невозможно.

Даже в самых сложных ситуациях дети могли оставаться детьми. У меня есть рисунки из концлагеря Треблинка. Могу сказать, что картина мира тех детей не была ужасной, как-то они смогли себя защитить. А когда на рисунках современных детей появляются черный цвет, острые углы, тогда можно говорить об изменении их сознания. Значит, ребенок готов к тому, чтобы стать жертвой, и это самое страшное. Потому что если ребенок чувствует себя жертвой, он станет жертвой. У многих сегодняшних детей, особенно у девочек, есть такое неосознанное чувство виктимности.


 Пикет с участием детей против военных действий на юго-востоке Украины Фото: Илья Питалев / «Коммерсантъ»

В советские времена мальчики, играя в войнушку, сражались с немцами. А сейчас дети играют в войнушки? У них есть реальный враг вроде американцев или исламистов?

Еще десять лет назад мы наблюдали совместные игры детей. Они играли в войну, в Гагарина. Сейчас дети играют в виртуальные войны. А там врага можно выбрать любого. О негативном влиянии компьютерных игр сказано достаточно. Взять, к примеру, игру, имитирующую Курскую битву. Ребенок играет за нашего солдата, командира, красного маршала, продумывает военную стратегию. А потом ему надоедает, и он встает на сторону фашистов, делая там то же самое. В результате у него размываются установки свой-чужой, заложенные в раннем детстве. Колыбельная «придет серенький волчок и ухватит за бочок» — это очень серьезная программа, задаваемая ребенку. Он знал, где свое, где чужое, свое нужно защищать, а от чужого убегать. Кто вырастет в результате из ребенка, которому все равно на чьей стороне играть, — патриот, готовый защищать родину, или кто-то еще, я не знаю.

Дети становятся более агрессивными и жестокими на фоне постоянных разговоров о войне?

Не только о войне. Американцы даже после трагедии 11 сентября не показывали по телевизору тела и кровь, потому что это негативно воздействует на детей. А у нас каждый день в новостях насилие, дорожные происшествия и спецоперации. Ничего хорошего из этого не получится. Дети перестают сопереживать чужой боли. Когда они постоянно видят кровь и страдание, они считают, что это нормально.

Сегодняшний визуальный ряд очень агрессивный. Некоторыми он воспринимается как неосознанное стремление к агрессии, а другими — к тому, чтобы быть жертвой. И если спросить родителей, неизвестно, что они выберут для своего ребенка: чтобы он пытался кого-то убить, или чтобы он постоянно боялся и прятался. И то и другое очень плохо.


 Фото: Анатолий Жданов / «Коммерсантъ»

Может это привести к тому, что наши школьники начнут убивать своих одноклассников, как это бывает в Америке?

В Америке Клинтон запретил некоторые фильмы и компьютерные игры, когда там посчитали, сколько агрессии ребенок видит каждый день. А у нас все это показывают. Я была потрясена, когда у нас молодой человек устроил стрельбу прямо в школе. У нас такого не было, не зря говорят, что у русских комплекс стыда и вины. Православие вырабатывало терпимость к другим, сочувствие к тем, кто страдает. Будем надеяться, что с нашими школьниками такого не произойдет.

 


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку Мы хотим, чтобы дети побежали воевать?


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.