Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Социальная революция в сирийском регионе Рожава

  • Социальная революция в сирийском регионе Рожава
  • Смотрите также:

В связи с последними событиями в Сирии, в которые вмешался российский империализм, обосновывая это борьбой с ИГИЛ, будет небезынтересно осветить события, происходящие на севере страны, в так называемом Сирийском Курдистане (регион Рожава). По поводу происходящих в Рожаве событий среди левых активистов сложилось несколько точек зрения. Одни говорят о реакционности данного процесса, апеллируя якобы к фактам сотрудничества курдов с американским империализмом. Другие, например анархисты, утверждают о безусловной прогрессивности социальной революции в Сирийском Курдистане.

Что же происходило в регионе Рожава в последние годы? С началом гражданской войны между режимом Асада и Сирийской Свободной армией (ССА) там началось создание системы Советов. Данное событие относится к весне 2011 года. А летом 2012 года сформированные курдами отряды Народной самообороны (YPG) вытеснили лояльные Башару Асаду войска из данной области. Далее последовали кровопролитные бои с ИГИЛ, апогей которых пришёлся на конец 2014 – начало 2015 годов и был связан с обороной города Кобани. Те, кто интересуются фактологией этих событий, могут легко найти информацию, я же перейду к анализу системы Советов, сформированной в Рожаве.

Для начала стоит отметить, что сама идея построения рассматриваемой системы принадлежит лидеру курдского освободительного движения и Рабочей партии Курдистана Абдулле Оджалану, ныне находящемуся на пожизненном заключении в турецкой тюрьме. В 1990-е годы руководитель РПК постепенно отходит от марксистско-ленинских идей в сторону «неавторитарных» идеологий, позднее вступает в переписку с анархистом Мюрреем Букчиным. Выдвинутая Оджаланом программа «Демократического конфедерализма» предусматривала отказ курдов от борьбы за собственное национальное государство и построение автономий с Советами внутри буржуазных стран. Например, в работе «Кризис цивилизации на Ближнем и Среднем Востоке» Оджалан писал, что необходимо выступить против системы современного капитализма с анархистской, а также феминистской и экологической практикой [1]. Свой отказ от построения независимого курдского государства Оджалан объяснял опасностью установления в нём прочных капиталистических отношений

При рассмотрении системы Советской власти в Рожаве сразу бросается в глаза многопартийность Советов. Их деятельность регулируется «Движением за демократическое общество» (PYD), которое нередко называют сирийским «филиалом» РПК. По оценкам ряда исследователей, силы, поддерживающие курдские Советы, находятся на левых общественно-политических позициях, пользуются антикапиталистической риторикой. Но об этом позже.

Сама система Советов разделена на несколько уровней. Низшая ступень образована из городских и сельских общины (т.е. коммун и муниципалитетов), включающих в себя от 30 до 150 домовладений, числом жителей не более 300 человек. Совет возглавляют два сопредседателя – мужчина и женщина. В каждом коммунальном совете имеются свои комитеты: женский, экономический, политический, оборонный, по гражданскому обществу и труду, образовательный. Именно они, а также вышеупомянутые сопредседатели, осуществляют горизонтальную координацию коммунальных советов. В каждом из советов низшего уровня имеется так называемый «малагаль» – орган, выполняющий судебные функции. Разбираются в «малагалях», по-видимому, мелкие преступления.

Уровнем выше располагаются советы районного масштаба, куда входят от семи до 30 коммун, по два сопредседателя от каждой из которых представляют свой совет на данном уровне. Руководят районными советами (то есть советами округа) также два избираемых сопредседателя, в них также есть вышеупомянутые комитеты [2].

Далее следуют региональные советы, под юрисдикцией которых находятся город с окрестностями. Численность участников каждого подобного совета – 200 человек. Из них часть выдвигается от округа, то есть от советов более низкого порядка, а часть избирается напрямую. Вообще говоря, прямой демократии в системе Советов уделяется немало внимания. Все комитеты, сопредседатели, военные командиры местного ополчения – выборные и сменяемые [3].

Высший уровень Советской власти – Народные Советы кантонов. Всего в Рожаве насчитывается три кантона – Африн, Кобани и Джазира. Делегаты, входящие в состав советов кантона, распределяются пропорционально численности населения городов. В советах данного уровня сосредоточены финансы, распределяемые согласно обращениям районных и региональных советов, а также суды [4].

Разумеется, одним из признаков этой системы Советов является их многопартийность. В «Движение за демократическое общество», регулирующее деятельность советов, входят по пять представителей всех сил, поддерживающих данную систему. В Рожаве на сегодняшний день действуют марксисты-ленинцы и анархисты, организованные в интернациональный батальон «Свобода», советы также поддерживает турецкая анархическая организация «Единство», чьи сторонники воюют в регионе против ИГИЛ. Советскую власть в Сирийском Курдистане поддерживает также ряд мелкобуржуазных движений, использующих левую риторику. Кроме того, к участию в общественной жизни Рожавы по так называемому «социальному контракту» привлечены этнические меньшинства (чеченцы, арабы, ассирийцы) и представители религиозных конфессий (христиане, мусульмане, езиды). Данная ситуация во многом обусловлена сложной обстановкой, сложившейся в регионе. Стремительное наступление ИГИЛ в 2014 году, сопровождавшееся бесчинствами на территории Рожавы, вынужденно сплотило различные силы вокруг наименее реакционной власти – Советской. Тем не менее, мы видим практически полное отсутствие атеистической агитации и пропаганды со стороны просоветских движений.

Однако Советская власть предприняла ряд прогрессивных мер, направленных на недопущение хозяйственного упадка Сирийского Курдистана, наступившего из-за развёртывания гражданской войны. Именно о данных преобразованиях и пойдёт речь.

В первую очередь, Советы, не имея, разумеется, возможности сразу устранить капиталистические противоречия, взяли под контроль рост цен в регионе, тем самым ослабив одно из проявлений хозяйственной разрухи – «чёрный рынок». На все ключевые продукты был установлен потолок цен. Благодаря своевременному вмешательству была устранена угроза голода, появились излишки продовольствия.

В регионе Рожава сохраняется частный капитал, правда, в ограниченном виде. В буржуазной собственности могут находиться фирмы численностью не более 15-ти работников. На предприятиях созданы профсоюзы. Подобную ситуацию курдские политики объясняют низкой ролью частной собственности в экономике Рожавы, вследствие чего якобы отсутствует необходимость в её обобществлении.

Куда большую роль в хозяйственно-экономической жизни региона играет «общинная экономика», построенная на кооперативных принципах. При Башаре Асаде Сирийский Курдистан имел статус «сырьевого придатка» буржуазного режима, годного лишь для поставок сельскохозяйственной продукции. Советы Рожавы начали, исходя из своих ограниченных возможностей, индустриализацию региона. За последние годы были созданы два нефтеперерабатывающих завода, которые худо-бедно обеспечили население горючим низкого качества, и мукомольные предприятия. А в 2015 году на территории кантона Африн появился целый промышленный кооперативный парк, обеспечивший работой 800 человек [5]. Индустриальное развитие курируют все те же комитеты, избираемые в Советах, а также профсоюзы и местные гражданские организации. Процессы кооперации идут и в сельской местности.

Как понятно из вышесказанного, говорить о наличии широких пролетарских масс в регионе некорректно. В Рожаве проживают массы сельского населения, подверженного имущественному расслоению. Несмотря на конфискацию и безвозмездную передачу ряда территорий во владение беднейшего крестьянства, порядка 1/5 всех обрабатываемых земель находится в руках зажиточных владельцев.

Серьёзный внешний фактор, осложняющий функционирование Советской власти – борьба с ИГИЛ. Так, например, кооперативы вынуждены выделять 70% своих ресурсов на военные нужды. Однако в деле обороны Рожавы курды отошли от буржуазных принципов формирования армии, лишь в экстренных случаях прибегая к мобилизации населения. В основном же ополчение Курдистана формируется на добровольческих началах. Имеет место выборность и сменяемость командования. Кроме того, вооруженные силы Советской власти делятся на два вида – YPG и YPJ. Первый – гендерно смешанный, второй – чисто женский.

Как известно, одной из острых проблем стран мусульманского Востока является проблема равенства полов. Вот тут-то курдские либертарные активисты, ведомые идеями Абдуллы Оджалана, действовали безусловно прогрессивно. После создания системы Советов статус женщины в регионе изменился в лучшую сторону. В Советах были сформированы комитеты по женскому вопросу. Более того, параллельно системе Советской власти, на всех её ступенях, действуют женские советы; руководство любым учреждением осуществляется двумя людьми – и обязательно разного пола.

Мы считаем, что в условиях сложившейся в Сирии ситуации рано делать однозначный вывод о прогрессивности или, наоборот, реакционности системы Советов. Бои с ИГИЛ, экономическое эмбарго со стороны Турции, слабый промышленный потенциал региона, в совокупности создающие чрезвычайную обстановку не позволяют Советской власти перейти к более последовательным преобразованиям. Союзнические отношения с рядом явно некоммунистических движений обусловлены, с одной стороны, вышеуказанными причинами, а с другой – идеями «демократического конфедерализма» Оджалана. Скорее всего, именно необходимостью удержаться любой ценой можно объяснить создание в Рожаве так называемого временного правительства, которое призвано легитимировать Советскую власть на международной арене, и не имеет полномочий внутри региона.

Ряд движений, поддерживающих систему Советов, пользуется антигосударственной риторикой. Так, например, в беседе с европейской академической делегацией один из активистов «Движения за демократическое общество» указал, что: «Вместо независимого государства, мы предпочитаем автономию. Решения должны приниматься на «низовом» уровне. Государственная система создала много предрассудков, поэтому люди думают, что арабы, курды и турки не могут поладить. Эти представления укрепило национальное государство. Их вложили в головы людей, что повлекло за собой плохие последствия. Они исключили возможность сосуществования и кооперации между людьми. Мы боремся за то, чтобы избавиться от этих предрассудков и создать условия совместной жизни»[6].

По-видимому, просоветские движения выступают не за упразднение государства как института господства одних классов над другими, но за автономию внутри Сирии, за предоставление населению Рожавы широкого самоуправления, за отказ от борьбы за чисто курдское национальное государство. «Мы понимаем, что в ближайшее время нет никакой возможности создать автономную республику в Сирии. Этому препятствуют и будут препятствовать сирийский режим, Турция и Иран. И мы не собираемся создавать отдельное государство, мы хотим создать свободное общество», – сообщил в интервью заместитель министра обороны кантона Африн Халиль Халиль[7].

Специфика ситуации в том, что система Советов, пришедшая на смену режиму асадовской партии «Баас», выполняет буржуазные функции, связанные, например, с борьбой за гендерное равенство. Неслучайно в Рожаве огромное внимание, как уже было упомянуто выше, уделяется женскому вопросу. Или, к примеру, активисты выступают против попыток «арабизации» 4,5 млн. сирийских курдов режимом Асада, когда человека могли бросить в тюрьму только за то, что тот называл себя курдом, а не арабом. Естественно, что в государственных учреждениях курдский язык не использовался.

Фактически, деятельность системы Советов устранила наиболее реакционные проявления, унаследованные еще от феодальной эпохи. Она же встала на путь промышленного развития региона, связанного с постройкой новых объектов инфраструктуры и увеличением пролетарской прослойки населения, что, по большому счету, является функцией буржуазного государства. Это означает, что система власти в Рожаве является в определённой мере прогрессивным явлением, которое, тем не менее, не устраняет общественных противоречий, связанных с наличием товарно-денежных отношений, эксплуатации, мелкобуржуазных движений и т.п. Сейчас не стоит питать иллюзий по поводу последовательного марксистского мировоззрения местных политических и общественных деятелей. Большинство курдов требуют лишь гарантий буржуазной законности, возможности исповедовать свою религию, уравнения в правах с арабским большинством.

Однако в нынешних условиях развития производительных сил и производственных отношений борьба против угнетения не может носить только лишь национальный характер. Масса примеров иллюстрирует то, как классовый антагонизм постепенно выходит за рамки «национально-освободительного» движения. Буржуазный клан Иракского Курдистана, который возглавляет М. Барзани, имеет острые противоречия с рожавским движением. Среди членов Рабочей партии Курдистана, несмотря на переход к идеям «демократического конфедерализма», есть и марксистские кадры. Остаётся надеяться, что система Советов, несмотря на все перипетии развития, станет ведущей, прогрессивной силой ближневосточного региона. И случиться это может лишь в случае грамотного руководства коммунистической партии, стоящей на научных позициях.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Социальная революция в сирийском регионе Рожава


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.