Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

РПЦ занялась главной тайной Романовых

  • РПЦ занялась главной тайной Романовых
  • Смотрите также:

Дочери и жена Николая II Александра Федоровна не были расстреляны и дожили до старости, тело самого императора растворили в кислоте и выплеснули ее в реку, а захоронение в Поросенковом логу, где были найдены останки царской семьи - на самом деле фальшивка, созданная по приказу Сталина. Все эти версии готова всерьез рассмотреть РПЦ, чтобы не признавать подлинность останков Романовых.

Одной загадкой в «царском деле» стало меньше: результаты эксгумации Александра III позволяют однозначно утверждать, что проникновения в склеп императора до этого не было. Ранее представители РПЦ высказывали опасение, что царские гробницы вскрывались в годы советской власти и прах находится в «недолжном состоянии».

Если бы эта версия подтвердилась, у Патриархии появился бы повод подверг 1d4b5 нуть сомнению принадлежность обнаруженных останков Александру III и, более того, поставить вопрос об эксгумации остальных Романовых, захороненных в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга.

В этом случае финал дела о гибели Николая II и его семьи терялся бы в необозримой дали.

Впрочем, считать, что концовка близка, было бы в любом случае чересчур оптимистично. Ведь среди исследований, которые должны установить принадлежность «екатеринбургских останков», в Патриархии самым важным считают не работу генетиков, а историческую экспертизу.

Между тем знакомство с доводами историков, облеченных доверием церковного начальства, заставляет сомневаться в том, что в этом деле вообще когда-нибудь будет поставлена точка.

Смена вех

В настоящее время историческую экспертизу в рамках возобновленного 23 сентября «царского дела» проводит коллектив специалистов, историков и архивистов, под руководством директора Государственного архива РФ Сергея Мироненко. По словам самого Мироненко, работа будет закончена в конце января - начале февраля.

Между тем позиция директора Госархива хорошо известна. Она отражена, в частности, в исторической справке, составленной минувшим летом по поручению правительственной рабочей группы по вопросам, связанным с исследованием и перезахоронением останков цесаревича Алексея и великой княжны Марии Романовых.

Академик Вениамин Алексеев, епископ Егорьевский Тихон (Шевкунов), председатель синодального информационного отдела Московского патриархата Владимир Легойда на пресс-конференции, посвященной проблеме установления подлинности «екатеринбургских останков». Фото: mskagency

Кроме Мироненко, справку подписали руководитель Федерального архивного агентства Андрей Артизов, директор Института российской истории РАН Юрий Петров, начальник управления регистрации и архивных фондов ФСБ Христофоров, ученые-историки Пихоя и Пчелов.

«Анализ архивных источников в совокупности с данными, полученными в ходе предыдущих следственных действий, подтверждают вывод о том, что хранящиеся в настоящее время в Государственном архиве РФ останки действительно принадлежат детям последнего российского императора Николая II - цесаревичу Алексею Николаевичу и великой княжне Марии Николаевне, - говорится в этом документе. - За все годы работы никаких иных документальных материалов, которые могли бы опровергнуть сделанные следствием и правительственной комиссией выводы, обнаружено не было».

Вряд ли позиция Мироненко и его коллег изменится. Однако может претерпеть изменения состав самой экспертной группы. Экспертиза была назначена прежним руководителем следствия - Владимиром Соловьевым, старшим следователем-криминалистом Главного управления криминалистики Следственного комитета. Однако в конце ноября этого года дело было передано в управление по расследованию особо важных дел. Возглавил следственную бригаду и.о. руководителя указанного подразделения генерал-майор юстиции Игорь Краснов.

О причинах рокировки пресс-служба СКР сообщает лишь, что она сделана в целях полного и объективного расследования. Однако, по информации «МК», этим решениям предшествовал разговор патриарха с председателем СКР Александром Бастрыкиным. По данным источников «МК», именно предстоятель РПЦ настоял на переформатировании следствия.

Согласно этой версии, главным объектом лоббистской атаки был Соловьев, который «давно мозолил глаза церкви» и которого РПЦ стремится «вывести из игры». И эта цель достигнута. Формально Соловьев остается в составе следственной группы, но фактически отстранен от дела. Более того, по имеющейся информации, руководство СКР готово пойти навстречу церкви и по вопросу назначенных Соловьевым исследований и заменить ряд экспертов. Причем наиболее значительные изменения ждут как раз историческую экспертизу.

Эту информацию подтверждают и недавние публичные высказывания епископа Егорьевского Тихона (Шевкунова), члена учрежденной недавно специальной комиссии Патриархии по изучению результатов исследований «екатеринбургских останков». «Состав экспертной группы определяется, - сообщил владыка, рассуждая о перспективах исторической экспертизы. - Есть разные мнения по этому поводу... Во всяком случае, мы бы очень хотели, чтобы участвовали все специалисты, которые за эти 25 лет исследовали этот вопрос». При этом, подчеркивает Тихон, церковь намерена участвовать в отборе экспертов и привлечь к работе специалистов, которым она доверяет.

Информация к размышлению

Из всех историков, занимавшихся темой царских останков, наибольшим доверием церкви пользуется, судя по всему, академик РАН Вениамин Алексеев. Кстати, в 1993-1998 гг. Алексеев входил в состав правительственной комиссии по изучению вопросов, связанных с исследованием и перезахоронением останков российского императора Николая II и членов его семьи.

Сомнения в принадлежности «екатеринбургских останков» царской семье Вениамин Васильевич высказывал и тогда, 20 лет назад. И с тех пор они только укрепились. Своими соображениями, поясняющими «некоторые обстоятельства исследования проблемы, связанной с определением подлинности останков царской семьи», Алексеев поделился в письме на имя патриарха (находится в распоряжении «МК»).

По данным наших источников, Кирилл отнесся к доводам академика очень серьезно. Известно, что информация, содержащаяся в послании, доведена до сведения правительства и руководства Следственного комитета. Судя по всему, кстати, письмо сыграло не последнюю роль в отстранении Соловьева: академик жалуется в нем на то, что следователь не только не прислушался к его аргументам, но отверг, мол, саму необходимость исторической экспертизы.

Итак, каковы «обстоятельства», без учета которых, по мнению академика, никак нельзя обойтись? Во-первых, Алексеев считает необходимым ознакомиться с материалами судебного процесса, инициированного небезызвестной Анной Андерсон, требовавшей официального признания ее великой княжной Анастасией Романовой. Документы хранятся в датском королевском архиве.

По словам академика, российские исследователи пытались ознакомиться с этими фондами еще в начале 1990-х, но тогда им ответили отказом, сославшись на то, что документы помечены как строго секретные. Алексеев предлагает повторить попытку: «Возможно, сейчас, по прошествии более двадцати лет, работа с этими фондами стала возможной».

Академик приводит также показания официантки Екатерины Томиловой, носившей обеды узникам «дома особого назначения» - она была допрошена в ноябре 1918 года «белогвардейским следствием».

«Спустя один день после объявления в газете о расстреле бывшего Государя мне выдали обед для царской семьи... и я опять унесла в Ипатьевский дом, - вспоминала официантка. - Но бывшего Государя, доктора и третьего мужчину я не видела, а видела лишь дочерей Государя».

Далее со ссылкой на информацию, содержащуюся в архиве колчаковского следователя Николая Соколова, сообщается, что в 1918 году - даже после 17 июля, когда согласно выводам следствия были казнены Романовы, - между дипломатами кайзеровской Германии и большевистским руководством, которое представляли Чичерин, Иоффе и Радек, велись переговоры об «ограждении жизни царской семьи». «Чем они закончились, до конца неясно, - комментирует эти сведения Алексеев. - Предстоит разбираться в архиве МИД РФ».

Операция «Крест» и другие приключения

Приводятся и другие факты, противоречащие, по мнению академика, официальной версии.

«В архиве ФСБ по Свердловской области мной была обнаружена директива заместителя Л.Берии Б.Кабулова, датированная мартом 1946 года, которая ставила задачу возвращения к проблеме гибели царской семьи, но с итогами выполнения этой директивы мне не разрешили познакомиться», - сетует Алексеев. Впрочем, он тут же предлагает объяснение загадки.

Таковым является, по мнению академика, версия, выдвинутая ныне покойным профессором Дипломатической академии Владленом Сироткиным, которого Алексеев аттестует как хорошо информированного специалиста.

Версия же такая: когда в 1946 году американцы подняли вопрос о наследнице романовских драгоценностей Анастасии (Анне Андерсон), Сталин в ответ поручил соорудить под Екатеринбургом фальсифицированную «могилу» расстрелянной царской семьи, закрывая тем самым вопрос о великой княжне. Операцию под кодовым названием «Крест» якобы курировал ближайший соратник вождя Вячеслав Молотов.

А в 1970 году, утверждает Алексеев, Главлит (главный цензурный орган СССР) выпустил в связи с юбилеем Ленина инструкцию, запрещавшую упоминать в открытой печати тот факт, что труп Николая II был растворен в кислоте и раствор вылит в реку Исеть. Академик ссылается при этом на рассказы людей, якобы видевших инструкцию. Сам документ, «несмотря на все усилия», он не нашел.

Из того же источника - «рассказы ветеранов различных служб г. Екатеринбурга» - Алексееву стало известно о существовании «истории Уральской ЧК, в которой представлена совсем другая версия исчезновения царской семьи, нежели та, которая фигурирует официально». Однако доступа к соответствующим архивным фондам, сокрушается академик, ему получить не удалось.

Сетования на то, что многие документы, касающиеся судьбы Романовых, до сих пор засекречены, можно назвать лейтмотивом алексеевского письма. В числе несомненно существующих, по мнению академика, но недоступных документов - «официальный отчет о казни царской семьи», составленный исполнителями сразу же после расстрела.

«По всей вероятности, этот важнейший документ надо искать в архиве ФСБ», - считает Алексеев. Концовка послания, впрочем, достаточно оптимистична: «Надеюсь, что получение новых материалов в совокупности с моими прежними наработками позволит приблизиться к истине».

На недавней пресс-конференции (кроме Алексеева в ней участвовали епископ Тихон и Владимир Легойда, председатель Синодального информационного отдела Московского патриархата) академик добавил к перечисленным в письме «обстоятельствам» еще парочку. Со ссылкой на своих зарубежных коллег Алексеев поведал о том, что бывший германский канцлер Вильгельм Второй в качестве крестного Ольги Николаевны (дочери Николая II) снабжал ее пенсией до своей смерти в 1941 году.

Еще один факт, который, по выражению академика, заставляет задуматься, - то, что в 2007 году в ходе раскопок, обнаруживших, по версии следствия, останки цесаревича Алексея и великой княжны Марии, рядом с обугленными костями были найдены монеты 1930 года. Каким образом они могли оказаться в захоронении, относящемся к 1918 году? «До сих пор ответа на этот вопрос нет», - грустно констатирует академик.

Спас на крови

Впрочем, Вениамин Васильевич несколько лукавит: из написанного и сказанного им вырисовывается вполне определенная версия. Она включает в себя два главных тезиса.

Во-первых, оба захоронения, обнаруженные в Поросенковом логу, - как «основное», раскопанное в 1991 году, так и второе, открытое в 2007-м, - подделки, плод целенаправленной фальсификации, осуществленной советскими властями спустя несколько десятилетий после революционных событий (судя по всему, в 1946 году). Во-вторых, большая часть царской семьи (а именно женская часть) уцелела и была переправлена за границу.

Алексеев предусмотрительно оформляет свои мысли в виде вопросов, с которыми, мол, надо разобраться. Однако направленность вопросов и страстность, с которой они артикулируются, не оставляют сомнений в том, какой именно трактовки событий придерживается академик.

Вполне однозначную информацию на сей счет дает и вышедший в минувшем году сборник «Кто Вы, госпожа Чайковская?».

Издание подготовлено коллективом Института истории и археологии УрО РАН, руководитель проекта - академик Алексеев, возглавлявший институт с 1988 по 2013 год.

Книга содержит документы (главным образом письма) из личного архива великого князя Андрея Владимировича, признавшего в «госпоже Чайковской», она же Анна Андерсон, чудом спасшуюся из большевистских застенков великую княжну Анастасию.

Для справки: абсолютное большинство выживших после революции родственников Андрея Владимировича придерживались иной точки зрения. В 1928 году была опубликована так называемая «Романовская декларация», в которой члены императорского дома открещивались от родства с Андерсон, именуя ее самозванкой.

Не менее благополучно, если верить источникам Алексеева, сложилась судьба матери и сестер Анастасии. В предисловии к сборнику академик воспроизводит версию французского историка Марка Ферро: летом 1918 года женская часть семьи была передана немцам; после передачи великая княжна Ольга Николаевна находилась под защитой Ватикана и позднее умерла в Италии; великая княжна Мария вышла замуж «за одного из бывших украинских князей»; императрице Александре Федоровне было предоставлено убежище в Польше - она жила вместе со своей дочерью Татьяной во львовском женском монастыре.

«Тогда как относиться к решению правительственной комиссии по идентификации предполагаемых останков о перезахоронении всех членов семьи в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга?» - вопрошает Алексеев. И он, безусловно, знает ответ на этот вопрос. Таковым можно считать приводимое им высказывание Марка Ферро, которое академик вполне разделяет: «Размышление историка может быть надежнее анализа ДНК».

Конечно, было бы преувеличением сказать, что РПЦ готова подписаться под каждым словом академика. Однако одобрительное отношение к алексеевским «поискам истины» видно, что называется, невооруженным глазом.

«Мы убеждены: те вопросы, которые он (Алексеев. - А.К.) ставит, - это вопросы серьезные, и их нельзя игнорировать, - заявляет председатель синодального информационного отдела Московского патриархата Владимир Легойда. - Мы не можем сводить все только к генетической экспертизе. Историческая, антропологическая экспертиза - это тоже чрезвычайно важно... Мы считаем обязательным принимать во внимание все существующие версии».

Но если вопрос стоит именно так, то у «царского дела» крайне мало шансов завершиться в обозримом будущем. Количество «существующих версий» таково, что их проверка может растянуться до бесконечности.

Атака клонов

«Известно множество версий жизни княжны Анастасии - все эти версии тоже должно изучать следствие? - саркастически комментирует заявления академика и его патронов политик и богослов Виктор Аксючиц, в 1997-1998 годах советник Бориса Немцова, возглавлявшего правительственную комиссию по исследованию и перезахоронению останков Николая II и членов его семьи. - В день захоронения останков на сцену Театра Ермоловой во время спектакля поднялась женщина и заявила, что она княжна Анастасия. Почему тогда и эту версию не изучить?!»

Святая правда: Анна Андерсон, мягко говоря, была далеко не одинока. Известно по меньшей мере о 34 женщинах, называвших себя великой княжной Анастасией.

Еще больше «клонов» цесаревича - 81. Истории известны также 53 самозваные Марии, 33 Татьяны и 28 Ольг.

Кроме того, две иностранные гражданки выдавали себя за никогда не существовавших дочерей императора - Александру и Ирину. Последняя якобы была рождена уже после революции, в тобольской ссылке, и была с согласия советского правительства переправлена за границу.

Всего насчитывается как минимум 230 самозванцев. Список этот не полон: в него входят лишь более-менее известные персонажи. И далеко не закрыт.

«С тех пор как началась история вокруг захоронения цесаревича, я еженедельно получаю по 2-3 письма от людей, которые объявляют себя потомками Николая II, от его «внуков», «правнуков» и так далее, - сообщил представитель Объединения членов семьи Романовых в России Иван Арцишевский. - Есть и такие, кто выдает себя за побочных потомков императрицы Александры Федоровны».

«Мы сейчас никакие версии не исключаем», - многообещающе заявляет Владимир Легойда. Если понимать слова церковного администратора буквально (ну а как по-другому?), то разбираться надо с каждым из этих «наследников престола». Правда, на пути «поисков истины» имеется одна существенная преграда - решение Архиерейского собора РПЦ, состоявшегося в августе 2000 года.

Собор «определил» прославить Николая II, императрицу Александру и пятерых их детей - Алексея, Ольгу, Татьяну, Марию и Анастасию - как «страстотерпцев в сонме новомучеников и исповедников российских».

В соответствующем акте, «Деяниях Собора», как о несомненном факте говорится о «мученической кончине» всех семерых «в Екатеринбурге в ночь на 4 (17) июля 1918 года». Получается, авторы альтернативных версий ставят под сомнение не только версию следствия, но и правомерность канонизации большинства членов царской семьи. А то и всех Романовых.

Святые и грешники

Так, например, по утверждению одного из «чудесно спасшихся цесаревичей Алексеев», он же польский разведчик-перебежчик Михаил Голеневский, никакого расстрела вообще не было. А комендант «дома особого назначения» Яков Юровский вовсе не палач Романовых, а спаситель: благодаря ему царской семье удалось благополучно покинуть Екатеринбург, пересечь страну, а затем и польскую границу. Сначала Романовы якобы обосновались в Варшаве, затем переехали в Познань.

По данным того же источника, Александра Федоровна скончалась в 1925 году, после чего семья разделилась: Анастасия перебралась в США, Ольга и Татьяна - в Германию, а Алексей и Мария остались в Польше с отцом.

По словам «цесаревича», бывший император сбрил бороду и усы, совершенно изменив тем самым свой облик. И не сидел без дела: возглавил тайную «всероссийскую имперскую антибольшевистскую организацию», в которой, разумеется, состоял и его сын. Именно желание навредить коммунистам якобы привело подросшего Алешу, которого предусмотрительные родители переименовали в Михаила Голеневского, в военную разведку социалистической уже к тому времени Польши.

Вред, кстати, в отличие ото всей этой фантастической истории, был вполне реальным: бежав в 1960 году на Запад, Голеневский поделился со своими новыми хозяевами массой разнообразных секретов. В том числе о работавших на Западе советских и польских агентах. А потом вдруг объявил себя цесаревичем Алексеем. С какой целью?

По одной из версий, перебежчик попросту тронулся рассудком. По другой, более правдоподобной (на психа Голеневский был не очень похож), самозванец вознамерился получить доступ к счетам царской семьи в западных банках, о которых якобы узнал, контактируя с КГБ. Однако из этой затеи ничего не вышло.

Та же совсем не бескорыстная мотивация прослеживается и в действиях большинства остальных «чудесно спасшихся Романовых». В том числе самой известной из них - Анны Андерсон (она же Анастасия Чайковская, она же Франциска Шанцковская). Известно, что та живо интересовалась вкладами царской семьи в европейских банках, но там отказывались разговаривать с ней на эту тему. Собственно, после этого Андерсон и начала судебный процесс по поводу признания ее наследницей романовского состояния. Тяжба длилась с перерывами почти 40 лет - с 1938 по 1977 год - и закончилась в итоге поражением самозванки.

Тетя настоящей Анастасии, сестра Николая II, Ольга Александровна Романова, так отзывалась об усилиях своей лжеплемянницы и ее энергичных «друзей»: «Я убеждена, что все это затеяли беспринципные люди, которые надеялись нагреть руки, заполучив хотя бы долю сказочного несуществующего богатства семьи Романовых».

Уточним, что старания самозванцев не были совсем бессмысленными: заграничные банковские счета у царской семьи действительно были, и кое-какие деньги на них, судя по некоторым косвенным свидетельствам, водились. Но о размерах этого состояния, как и о том, кому оно в итоге досталось (и досталось ли кому-то вообще), единого мнения среди историков нет.

Короче говоря, «счастливо спасшиеся Романовы» куда больше похожи на проходимцев а-ля великий комбинатор Остап Бендер, нежели на праведников и страстотерпцев. «Сын турецкоподданного», помнится, тоже некоторое время зарабатывал на хлеб аналогичным способом - выдавал себя за сына лейтенанта Шмидта. Кстати, лжедети полковника Романова - именно такое воинское звание было у императора - тоже частенько «нарушали конвенцию» и разоблачали друг друга. Известно, например, что тот же Михаил Голеневский, встретившись со своей «сестрой» Евгенией Смит, одной из лже-Анастасий, публично ее осрамил, обозвав мошенницей.

Очевидно, что, заявляя о правомочности «всех версий», РПЦ рискует понести значительно больший репутационный ущерб, нежели в случае согласия с версией следствия. Последняя по крайней мере ни в одном пункте не противоречит решению о канонизации царской семьи.

Предъявите ваши документы

Насколько справедливы упреки Алексеева в адрес следствия и правительственной комиссии в пренебрежении исторической экспертизой и невнимании к архивным источникам?

«Академик Алексеев был в течение пяти лет членом правительственной комиссии, - отвечает Виктор Аксючиц. - В этом качестве он мог затребовать любые документы в любых ведомствах и архивах России. То есть он мог сам провести любые исторические исследования и ответить на все вопросы, которые задает до сего дня. Где его заявки и где официальные отказы ему по этому поводу?». Что же касается исторической экспертизы, то она, по заверению Аксючица, была весьма авторитетной и более чем тщательной.

Для справки: в феврале 1994 года комиссия приняла решение о создании специальной группы историков и архивистов для выявления и изучения документов, раскрывающих обстоятельства цареубийства. Возглавил ее академик-секретарь отделения исторических наук РАН Иван Ковальченко.

Поиск велся во множестве российских архивных фондов, включая архивы президента и ФСБ. В итоге группа пришла к заключению, что обнаруженных документов достаточно для того, чтобы сделать однозначный вывод: вся царская семья, а также доктор Боткин и слуги были убиты в ночь с 16 на 17 июля 1918 года, а их останки были захоронены на Старой Коптяковской дороге.

«Множество обретенных документов опубликовано, - говорит Виктор Аксючиц. - Но Алексееву нужно, чтобы в рамках следствия были рассмотрены именно его «факты» и «версии». При этом он не приводит ни одного реального документального свидетельства, а перечисляет ряд мифов и сплетен, которых всегда навалом, тем более в таком деле».

Похожей позиции придерживаются специалисты, имеющие отношение к назначенной следствием исторической экспертизе, которых обозреватель «МК» попросил прокомментировать последние заявления Алексеева.

Впрочем, справедливости ради нужно сказать, что в ряде случаев его альтернативная версия отталкивается от вполне реальных фактов. Все дело в их интерпретации. Речь идет, например, о распоряжении за подписью Богдана Кобулова, датированном мартом 1946 года, в котором упоминается тема гибели царской семьи. По словам экспертов, такой документ действительно может иметь место. Но они дают ему куда более прозаическое объяснение, нежели «операция «Крест».

Дело в том, что в марте 1946 года Кобулов был назначен заместителем начальника Главного управления советского имущества за границей. В его компетенцию входил вопрос о возвращении материальных ценностей, принадлежавших СССР, к которым советские власти относили также и собственность членов российского императорского дома. Вполне вероятно, что Кобулов поставил перед компетентными органами вопрос об отыскании царского наследства.

Вполне достоверным можно считать и факт переговоров между советскими и германскими дипломатами, предметом которых была судьба царской семьи. Но из этого не следует ни то, что Романовых спасли, ни даже то, что их намеревались спасать.

По мнению источников «МК», со стороны большевиков это была не более чем игра, создававшая видимость того, что Романовы - по крайней мере женская часть семьи - еще живы. Большевики боялись прогневать императора Вильгельма II, состоявшего с Романовыми в довольно близких родственных отношениях: и Николаю, и Александре Федоровне он приходился двоюродным братом. После того как кайзеровская Германия потерпела поражение в войне, необходимость в притворстве отпала и переговоры были немедленно прекращены.

Камо грядеши?

Не являются новостью для экспертов и показания официантки Екатерины Томиловой, утверждавшей, что кормила обедами женскую частью семьи после 17 июля 1918 года.

Вполне возможно, что свидетельница попросту запуталась в датах: после перехода советской России с юлианского на григорианской календарь это было весьма распространенным явлением. Путаницы добавляло то, что территории, отбитые белыми, возвращались к юлианскому календарю.

Но нельзя исключать и того, что Томилова сознательно вводила «белое следствие» в заблуждение. Ведь тот факт, что кроме Николая II были также расстреляны его жена и дети, тщательно скрывался большевиками. Кстати, «беляки» не попались на эту удочку. Следователь Николай Соколов, занимавшийся расследованием гибели царской семьи по поручению адмирала Колчака, пришел к точно такому же выводу, что и современное следствие: погибли все узники «дома особого назначения».

И, наконец, последний, «убойный», казалось бы, аргумент - монеты 1930-х годов и более позднего периода, обнаруженные рядом с останками Алексея и Марии.

Да, в Поросенковом логу действительно нашли несколько монеток, не соответствующих предполагаемому времени захоронения. Равно как и массу других отнюдь не древних предметов - консервные банки, бутылки, ножи... Но ничего странного здесь нет, уверяют эксперты: у местных жителей это было излюбленным местом для пикников. К тому же все эти «артефакты» находились на значительном расстоянии от захоронения и практически на поверхности земли. В самом раскопе, на той глубине, на которой покоились обугленные останки цесаревича и великой княжны, ничего подобного не было.

Словом, недутых сенсаций в аргументах академика Алексеева и прочих приверженцев «альтернативных версий» пока что не обнаруживается. И есть основания подозревать, что новые исторические исследования не сильно изменят эту картину. Не говоря уже о генетических.

Но к чему тогда весь этот сыр-бор? Мотивы историков - как профессионалов, так и любителей, - бросающих вызов скучному, набившему оскомину «официозу», понять не так уж трудно. Собственно, только так и можно сделать имя в этой, пожалуй, наиболее субъективной из наук. Кто-то плывет против течения из одной лишь, так сказать, любви к искусству, но некоторые на этом еще и неплохо зарабатывают.

Значительно сложнее уразуметь движущие мотивы церкви, являющейся на сегодняшний день де-факто главным модератором «царского дела».

Не секрет, что значительная часть священноначалия считает непризнание царских останков меньшим грехом, чем признание того, что церковь совершила ошибку. Однако некоторое время назад казалось: РПЦ согласна на «почетную капитуляцию». То есть готова пересмотреть прежнюю позицию при условии: а) церемония перезахоронения останков Алексея и Марии, назначенная первоначально на 18 октября уходящего года, будет отложена; б) будут проведены дополнительные исследования, в которых на этот раз примут участие представители Патриархии. Это позволило бы церкви сохранить лицо и, что не менее важно, дало бы ей время на то, чтобы подготовить соответствующим образом паству, успокоить православную общественность.

Условия выполнены, тем не менее последние события заставляют подозревать, что план все-таки несколько иной, никак не «капитулянтский». Какой именно? «Вы хоть тут на пупе извернитесь, церковь, народ божий, никогда не признает эти лжемощи подлинными», - заявляет директор агентства аналитической информации «Русь Православная» Константин Душенов. Душенова вряд ли можно отнести к инсайдерам, но складывается полное впечатление, что на языке у этого общественного деятеля то, что на уме у многих церковных иерархов. Хотелось бы верить - не у всех.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости экономики | |

Подписка на RSS рассылку РПЦ занялась главной тайной Романовых


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.