Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Турецкая истерия

  • Турецкая истерия
  • Смотрите также:

Резкое охлаждение российско-турецких отношений, а фактически односторонняя экономическая война, в последнее время стало нормой российской внешней политики. И хотя в своем прошлогоднем послании Федеральному Собранию Президент декларировал, что «наша цель — приобрести как можно больше равноправных партнеров: как на Западе, так и на Востоке», число российских союзников наоборот уменьшается на фоне решений властной элиты, все более напоминающих тактику сиюминутных действий и метаний из одной крайности в другую.

КТО УГРОЖАЕТ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ

Инцидент с российским самолетом произошел 24 ноября. 28 ноября Президент подписал Указ о мерах по обеспечению национальной безопасности России и защите граждан Р 1aaed оссии от преступных и иных противоправных действий и о применении специальных экономических мер в отношении Турции. 1 декабря Правительство опубликовало Постановление «О мерах по реализации Указа Президента России «О мерах по обеспечению национальной безопасности Российской Федерации от преступных и иных противоправных действий и о применении специальных экономических мер в отношении Турецкой Республики». Ответ России Турции оказался более жестким, чем ответ Украине, виновной в гибели соотечественников — жителей Новороссии, чем ответ Европе, которая ввела в отношении России экономические санкции, приведшие к возникновению множественных угроз национальной безопасности. Например, санкции привели к подрыву таких национальных интересов страны, закрепленных в Стратегии национальной безопасности до 2020 года, как повышение качества жизни российских граждан, экономический рост, развитие науки и технологий.

Если предельно точно походить к вопросу, какие именно акторы представляют наибольшую угрозу российской национальной безопасности, то окажется, что эти акторы внутренние — российское руководство. Именно оно порождает пласт угроз национальной безопасности, проводя политику, нацеленную на «сохранение экспортно-сырьевой модели развития национальной экономики, снижение конкурентоспособности и высокой зависимости важнейших сфер от внешнеэкономической конъюнктуры…неравномерное развитие регионов и прогрессирующую трудонедостаточность, низкую устойчивость и защищенность национальной финансовой системы, сохранение условий для коррупции и криминализации хозяйственно-финансовых отношений» и др.

Но российское руководство вновь воспользовалось отвлекающим маневром и переключило внимание населения от экономических проблем к Турции, за считанные часы сконструировав образ врага, представляющего угрозу национальной безопасности. Угроза безопасности со стороны Турции стала возможна лишь после того, как Кремль посчитал вправе подвергнуть страну испытаниям через участие в вооруженном конфликте в состоянии экономической истощенности. Турция дважды предупреждала российскую сторону после инцидентов с пересечением границы российскими самолетами в начале ноября. Сбитый беспилотник российского производства, по заявлениям МИД не относящийся к российским вооруженным силам, сигнализировал о готовности Турции обеспечивать порядок у своих границ. Но спрашивается, зачем лишний раз создавали ситуации риска? Зачем провоцировали? Ведь не могли не понимать, что рано или поздно при таком начале «взаимоотношений» конфликт неминуем, особенно учитывая тот факт, что военные действия ведутся в непосредственной близости от турецкой границы. И что Россию «ловят» на ошибках военных действий.

СТРАТЕГИЧЕСКИЕ ПРОСЧЕТЫ КРЕМЛЯ

Ранее Центр уже говорил об ошибке выбора стратегических партнеров в лице Турции и Китая. Прошел год и наши прогнозы подтвердились. К сожалению точно также подтвердилась и уже вполне очевидная вещь, что способностью стратегического видения, планирования и прогнозирования российские чиновники не обладают. Это видно и на проекте вступления России в ВТО, на стратегии выстраивания пространства от Лиссабона до Владивостока. Результат государственной политики «экстренного латания дыр», на которую заточен либеральный кремлевский истеблишмент, что особенно видно на примере конференций Путина с гражданами, когда проблемы страны решаются точечным образом, уже привела к издержкам как населения, так и бизнеса.

Вспомним, что до вмешательства России в военную операцию в Сирии Россия имела напряженные отношения со странами золотого миллиарда. Теперь круг противников увеличился, к нему добавились сторонники ислама по всему миру. После падения самолета А321 российская сторона рекомендовала всем туроператорам перестроить турпоток из Египта на другие страны. Чаще других звучали предложения переадресации на Турцию. Но не прошло и месяца, как теперь запрещено продавать путевки в Турцию, а это из турпотока 17,4%. Совокупно на долю Египта и Турции приходилось 28% (по данным Росстата за 2013 г.). Кто компенсирует издержки туроператорам на этот раз? Что теперь делать гражданам, которые уже второй раз вынуждены менять путевки и доплачивать? Платить за решения кремлевской элиты снова доводится терпеливому россиянину.

Аналогичным образом выглядит ситуация с торговыми поставками. Сначала Турция компенсировала часть продовольствия из Европы, на которое было наложено эмбарго. Затем в отношении турецких товаров был введен запрет, начался поиск новых поставщиков. Вероятной альтернативой называют Израиль, в том числе и в сфере туризма, однако Израиль, как и Турция, граничит с Сирией, является главным антагонистом асадовского режима. Российский самолет уже залетал на территорию голанских высот, контролируемую израильскими силами. Таким образом, турецкая развязка вполне может стать и Израильской. И это все к вопросу способности власти прогнозировать.

Российское руководство все более в своей риторике прибегает к голословным обвинениям и приемам Запада, действуя на публику через заявления в духе «мы сейчас получили дополнительные данные». Российская сторона обвинила Турцию в закупке нефти у ИГИЛ, повторив это как во внутриполитической риторике, так и во внешней. Но если у России есть такие доказательства, то почему она до этого молчала? С момента военной операции до инцидента прошел почти месяц! Выходит, что мы знали, но покрывали сторону, поддерживающую террористов? Так с каким терроризмом мы в таком случае боремся, если целый месяц закрывали глаза на финансовые потоки для Исламского государства из Турции через оплату поставок дешевой нефти?

Просчет относительно Восточного поворота в ближайшее время также будет очевиден. Китайские банки, боясь антироссийских санкций, окончательно отказались кредитовать российский бизнес. 30 ноября появилась информация, что транспортировка грузов из Китая в Европу может проходить в обход России. Пока эта инициатива на уровне готовности учреждения консорциума, в состав которого могут войти китайская компания Mishgeng Logistics, КТЖ экспресс (дочка «Казахстанской железной дороги»), ЗАО «Азербайджанское Каспийское морское пароходство» и азербайджанская компания «Караван логистикс», Trans Caucasus Terminals, дочерняя структура «Грузинской железной дороги», а также представители турецкой стороны как ассоциированного члена. Но само намерение Китая поставлять грузы по Транскаспийскому транспортному маршруту уже явное доказательство, что Россия не может являться стратегическим партнером Китая. По пока в ошибочности этого курса Кремль еще не убедился. Видимо требуются более веские доказательства — китайская экспансия Дальнего Востока, например, чтобы российская власть увидела вполне очевидные вещи.

ЛИЧНАЯ ОБИДА

Традиционный для российской дипломатии подход — стороны, находящиеся в состоянии конфликта, за столом переговоров пытаются прийти к соглашению. Этим приемом Россия пользовалась, когда вела переговоры по разоружению Б. Асада с Западом, когда сдавала Донбасс, принудив ополченцев сесть за стол с украинской стороной, сейчас она взывает к нему в рамках политического урегулирования сирийского кризиса. Но с Турцией Кремль не только не пожелал садиться за стол переговоров, но воздержался от любых контактов.

Ситуация абсурдна: сначала Министр иностранных дел был вынужден заявить, что Р. Эрдоган не звонил президенту России после инцидента со сбитым самолетом, хотя Турция утверждала, что Р. Эрдоган пытался позвонить, но ответа не было. На следующий день Д. Песков заявил, что такие звонки были, но президент не стал разговаривать. После появилась информация, что Турецкая сторона звонила неоднократно, но дозвониться не смогла. И все это объяснялось неприемлемой для Большой политики фразой — пока другая сторона не извинится, трубки мы брать не будем. Не вдаваясь в тонкости того, что заставило Турцию пойти на этот шаг — подготовленный план, одобрение НАТО, угрозы поставкам нефти из ИГИЛ, что еще следует доказать, остановимся только на российской реакции. Действия Турции стали реальной провокацией, которая возымела успех, поскольку ответная реакция России стала еще более отвечающей задачам политики изолирования России. Россия просто нырнула в расставленную провокационную ловушку.

На конференции ООН по климату Президент России отказался встречаться с турецким лидером. Все это похоже более на личную обиду, стремление почувствовать превосходство перед лидером, который приходит «с поклоном и просьбой выслушать объяснения». Приблизительно также российская сторона добивалась встречи с американским президентом на Саммите Группы 20. Укоренившийся во власти принцип отождествления государства и первого лица, государственной казны с собственным карманом и привели к тому, что решением конфликта с Турцией не занимается ни МИД — ведомство, специально за это ответственное, ни Минобороны, хотя кризис наступил из-за ситуации по части военных ведомств. Минобороны РФ прервало взаимодействие по горячей линии с вооруженными силами Турции, отозван представитель российского ВМФ, находившийся в Турции для координации действий Черноморского флота и турецких ВМС. Призывы турецкой стороны открыть военные каналы связи, чтобы «таких инцидентов больше не повторялось», остались ответа. Все институты государственной власти молчат, пока Президент разыгрывает очередной акт новой трагедии. Угрозы, озвученные в Послании Президента, выглядят скорее как месть, чем взвешенный ответ — «мы ещё не раз напомним о том, что они сделали. И они ещё не раз пожалеют о содеянном». А упоминание всуе имени Аллаха вообще за пределами политической этики и провоцирования. На этот демарш бескультурия ответ для России последует неизбежно. Едва ли не до уровня Шарли Эбдо опустили Россию.

Российско-турецкие отношения зависят от суждения одного человека, который счел недостаточными слова о сожалении, которому непременно нужны извинения. «Президент мобилизован, мобилизован максимально, мобилизован до того уровня, которого требуют обстоятельства», в то время как ситуация последних двух лет требует мобилизации способностей всей страны, а не уникальных особенностей одного человека!

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ

Ограничительные меры в отношении Турции включают в себя такой набор, как запрет на ввоз сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия с 1 января 2016 г., отмена безвизового режима, запрет на найм турецкой рабочей силы, на выполнение отдельных видов работ турецкими фирмами, на чартерные воздушные перевозки между Российской Федерацией и Турецкой Республикой, усиление контроля деятельности турецких автоперевозчиков на территории России и сокращение таких разрешений до 2000 единиц, усиление портового контроля и контроля по обеспечению транспортной безопасности акваторий российских морских портов в Азово-Черноморском бассейне, приостановление деятельности Смешанной межправительственной Российско-Турецкой комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству. Приостановлен переговорный процесс по Соглашению о торговле услугами и инвестициях, по Среднесрочной программе торгово-экономического, научно-технического и культурного сотрудничества на период 2016—2019 гг., по созданию Российско-Турецкого совместного фонда по финансированию инвестиционных проектов. И что более примечательно, что если продовольственное эмбарго Россией вводилось ровно на год, то ограничения для Турции вводятся «временно». Точной даты не установлено! Точно также, как и российская военная операция в Сирии не имеет временных ограничений. Но как известно нет ничего более постоянного, чем временное.

Ситуация парадоксальная — Россия год тому назад прикладывала массу усилий, чтобы заключить договоры о поставках турецкой продукции для замены европейских производителей. Сейчас снова ритейлеры вынуждены искать новых поставщиков, это ложится на их плечи. Это же относится и к туроператорам, которым никто не планирует возмещать прямые потери от нереализованных путевок в Турцию.

Российское руководство заявляет, что продуктовые ограничения не должны привести к росту цен. Но возможно ли это, если с российского рынка должны исчезнуть товары, доля которых по ряду категорий достигает четверти рынка (табл.1).

Таблица 1. Доля турецких товаров в импорте

На уровне инфляции ограничения также скажутся, так как в расчете индекса потребительских цен доля товаров, на которые вводятся ограничения около 5%. Цены на товары, попавшие под запрет, непременно вырастут.

Перед Новым годом, в разгар ажиотажного спроса, необходимости подведения годовой отчетности компании ставятся перед фактом, что им необходимо искать новых поставщиков.

Население начинают уверять в том, что турецкая продукция не соответствует стандартам Роспотребнадзора, что она наносит вред здоровью российским граждан. То есть до этого целый год россияне питались угрожающей их здоровью продукцией, и только теперь власть снизошла до этой проблемы? И после этого России ли на международной арене требовать того, чтобы экономика не смешивалась с политикой? России ли осуждать ВТО за руководство политическими мотивами, в то время как сама страна использует экономические инструменты в ситуации политического кризиса. И что делать отечественному бизнесу, который уже оплатил турецкие товары и не получит компенсацию за то, что товары не смогут поступить на рынок, потому как этого затребовало российское руководство.

И что более интересно — пока Россия играет мускулами и вводит меры, которые ударят не по государству, а по своим компаниям и населению, Кремль спит спокойно. Но что случится, когда Турция откажется от стратегии невозмутимости и «взвешенного подхода» и введет ответные экономические меры? Например, откажется от нефти и газа, которые в структуре российского экспорта в Турцию составляют 64%, а в структуре потребления на долю Турции приходится 16,8% российского экспортируемого газа (рис. 1). Готов ли российский ТЭК нести такие издержки?


Рис. 1. Структура импорта и экспорта. Россия-Турция. 2014 г. По данным ФТС

Россия объявила о замораживании Турецкого потока и строительства АЭС «Аккую». Но по кому это больше ударит? По Турции, которая в случае необходимости привлечет других подрядчиков, или по России, которая уже вложилась в проекты. Р. Эрдоган еще ранее заявлял, что «если русские не построят АЭС „Аккую“, ее придут и построят другие». В строительство АЭС, например, были вложены средства в размере $3 млрд. В 2014 г. субсидии из бюджета Росатому на данный проект составили 22,5 млрд рублей, в этом году — 50 млрд рублей, при этом на момент выделения средств от Турции было получено только одобрение отчета о воздействии на окружающую среду. Лицензию на генерацию российская сторона могла получить лишь в конце 2015 года. И только затем были бы лицензии на строительство, после которой можно было бы начинать саму стройку. Не напоминает ли это ситуацию с Турецким и Южным потоком, когда соглашений подписано не было, разрешений российская сторона не имела, но заявляла о начале прокладки трубопровода в Турцию, профинансировала Южный поток впоследствии отмененный. Схема оказалась проста: деньги получены, проект не начат, а впоследствии и заморожен. Кто остался в выигрыше? Очевидно те подрядчики, которые занимались «проектированием».

Российский несимметричный ответ Турции — это палка о двух концах. Один бьет по турецкой стороне, а другой — по российскому бизнесу. Но как только Турция решится на ответные меры, можно будет ожидать, что их воздействие будет более действенным. Например, ограничения по части проливов Босфор и Дарданеллы, через которые российские суда доставляют материалы и технику для операции в Сирии: вскоре после российских ограничений Турция объявила учения в Мраморном море, которое связано проливом Босфор с Чёрным морем и Дарданеллами с Эгейским морем. В итоге российские торговые и грузовые суда были вынуждены по несколько часов ожидать разрешения на проход через Босфор от властей Турции. Президент «Транснефти» Н. Токарев заявил, что хотя сценарий блокирования прохода танкеров с российской нефтью через черноморские проливы считает маловероятным, анализ подобной ситуации и расчет рисков компания проводила. Так у кого больше рычагов воздействия и возможностей нанесения экономического ущерба — у России или у Турции?

РЕПУТАЦИОННЫЙ УЩЕРБ

На протяжении длительных лет российские власти говорили о необходимости укрепления инвестиционного климата, привлечения иностранных инвестиций. С этой целью сокращали административные барьеры, снижали налоги, делали более понятными для иностранцев налоговые схемы. Но все эти действия не имеют значения на фоне непредсказуемой политики государственных властей. Кто решится вести в России бизнес, опасаясь, что в силу политических мотивов Россия может прервать экономическое сотрудничество? Сначала выстраивать дружбу (зачастую с абсолютно неподходящими партнерами), а затем принудительно сокращать экономические контакты. После инцидента сообщалось, что у 30 турецких бизнесменов возникли проблемы при въезде в Россию под предлогом того, что им нужна рабочая виза. И это все было сделано до официальных ограничений. О какой репутации страны может идти речь?

Подобная непоследовательность ударяет и по Евразийскому экономическому союзу. Казахстан и Белоруссия — это не вотчина российских князей, даже будучи связанными с Россией обязательствами. Вряд ли они будут готовы долго терпеть ущерб, который их экономике наносят российские торговые войны со всем миром, девальвация рубля и др. Россия уже заявила о вводе ограничений на товары из Белоруссии в связи с подозрениями относительно места их происхождения. Еще в 2014—2015 гг. Россия неоднократно предъявляла обвинения в адрес двух республик относительно реэкспорта европейских товаров. В этом фарсе и абсурде не хватает еще только костров в первый день Нового года из запрещенного турецкого продовольствия. Однако для российских властей это вполне допустимый сценарий развития. Команда уничтожать товары уже дана.

СЦЕНАРИЙ «ПЕТЛЯ АНАКОНДЫ»

Круг партнеров России стремительно сужается. Вспомним август 2014 года. Россия объявила новыми партнерами такие государства, как Китай, Турция, Египет, Латинская Америка (Бразилия, Аргентина, Чили, Уругвай, Парагвай), Белоруссия, Сербия. Китай выстраивает проамериканский внешнеполитический курс, позволяя России тешить себя надеждами на стратегическое партнерство. С Египтом прекращено авиасообщение и турпотоки после крушения российского авиалайнера. В отношении Турции введен режим экономических ограничений. С Латинской Америкой традиционно слабые связи. Но перестановки постепенно проходят и там. На прошедших в ноябре в Аргентине президентских выборах победил Маурисио Макри, который во время предвыборной кампании грозился пересмотреть все торговые договоры и не углублять зависимость страны от России и Китая. Греция и Венгрия, для товаров которых Москва вводила послабления, присоединилась к странам, которые выступают против российского «Северного потока — 2», направив соответствующее обращение от министров стран к зампреду ЕК по энергетическому союзу. Официальная причина отказа — опасение, что строительство потока увеличит зависимость Европы от российского газа, в то время как энергетическая стратегия ЕС подразумевает диверсификацию поставок энергоносителей, реальная — опасение потери дохода от транзита газа через территорию данных стран.

С Белоруссией отношения выстраиваются не менее драматично: визит президента Белоруссии был перенесен после инцидента с Турцией. На этой встрече панировалось обсудить российскую авиабазу в Белоруссии, ранее обсуждаемую сторонами. Но А.Лукашенко заявил, что ничего «не знает» о планах России относительно авиабазы в его республике. Это при том, что Путин подписал распоряжение о ее строительстве. Россия с 7 декабря вводит специальный фитосанитарный режим на ввоз продукции растениеводства через Белоруссию из ряда стран, запрещены поставки продукции с пяти молочных предприятий Белоруссии.

Россия избирает крайне опасную стратегию действий, которая создает дополнительные риски изоляции уже собственными ошибочными действиями. Кремль уже предпринял первые шаги разыгрывания курдской карты. Напомню, что курды — это разделенный народ, проживающий в том числе на территории Турции. Для турок активность курдов является сепаратизмом. Любая внешняя поддержка курдов независимо от места их проживания воспринимается крайне болезненно. Кремль через 4 дня после обострения отношений с Турцией объявил, что курдское ополчение борется с Исламским государством на севере Ирака эффективнее свободной армии Сирии. Но поддержать курдов хотя бы в одной стране их рассеяния грозит обострением отношений с властями не только Турции, но и Ирана и Ирака. Кремль хочет ссоры еще и с Ираком и Ираном?

Российско-турецкие отношения — это только первый акт драмы, вызванной вторжением в Сирию. За этим последует дальнейшая изоляция России, сужение круга ее стратегических партнеров и последующая, как сказал Президент по части недопустимых провоцирований России, «нервная, истерическая, опасная для нас самих и для всего мира реакция».


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости экономики | |

Подписка на RSS рассылку Турецкая истерия


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.