Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Дилеммы глобального управления

  • Дилеммы глобального управления
  • Смотрите также:

Заканчивается 2015 год, насыщенный крупными и знаменательными событиями, прежде всего связанными со Второй мировой войной, с юбилеемООН и Хельсинкских соглашений. Все это порядкообразующие события, определившие мировое развитие на вторую половину ХХ века, да и сегодня оказывающие заметное влияние на ход международных отношений. Было немало и других событий, не очень радостных, заставляющих тех, кого волнует судьба нашей страны и мира в целом, все больше думать о том, почему не происходит стабилизации международных отношений, разрастается территория военных действий на Арабском Востоке, остро стоят вопросы войны и мира.

Эти вопросы обсуждались в ходе международной конференции «Проблемы глобального управления: экономика, политика, безопасность», которая планировалась давно, но проходила в контексте событий, разворачивающихся в Сирии и вокруг России, начавшей реальную борьбу с терроризмом. Произошли террористические акты во Франции, была совершена террористическая атака на российский пассажирский самолет, а затем российский военный бомбардировщик, выполнявший антитеррористическую миссию, был сбит ВВС Турции над территорией Сирии.

Помимо чувств печали, сострадания, да и негодования, обуревали и профессиональные вопросы: Что же происходит в мире? Есть ли какой-то порядок? Управляем ли мы ситуацией на глобальном, региональном и страновом уровнях? Вопросы для обсуждения, которые задумывались задолго до трагических событий, получили новый контекст и новые ракурсы для анализа состояния мировой политики, институтов ее регулирующих, политики отдельных стран, прежде всего, ведущих мировых держав.

Нередко звучит утверждение о том, что мы наблюдаем так называемую «хаотизацию» мира, что, на наш взгляд, не только не отражает современного развития международных отношений, но и уводит нас в сторону от реальной оценки происходящих событий. Вероятность хаотизации есть, так как до сих пор ведущие государства мира — а их больше, чем «семерка» — не сумели достичь консенсуса по вопросам глобального регулирования.

Соединенные Штаты и их союзники по НАТО и ЕС, как малые, так и крупные страны, проводят достаточно хорошо видимую политику по консолидации своего влияния, расширениюторгово-экономических возможностей, созданию максимально гарантированной системы обеспечения их безопасности. Эта политика проводится не первый день, есть весомые результаты. Например, прилагаются немалые усилия по оформлению крупных торгово-инвестиционных структур- Транстихоокеанской и Трансатлантической, которые в случае успеха и дальнейшего расширения будут иметь фактически глобальный охват. НАТО продолжает политику усиления своего влияния на решение не только сугубо военных, но и политических проблем, в результате чего были свергнуты неугодные Западу арабские режимы и ведется борьба 16c46 с Сирией на этом же направлении.

Если соотнести результаты западной политики со стратегическими задачами, которые ставились администрациями США и Североатлантическим альянсом начиная с 1990-х годов, то они были в значительной степени выполнены, и администрация Обамы не отказывается от реализации идеи глобального американского лидерства в устоявшемся силовом формате. Исходя из этого, можно сказать, что со стороны США и тех, кто следует за ними как за лидером, продолжается формирование мирового порядка, в котором ведущие страны Запада, прежде всего Соединенные Штаты, будут определять развитие отдельных стран и регионов, существующих и будущих институтов.

В многочисленных публикациях американских политологов констатируется, что глобальное управление будет осуществляться двумя державами — США и КНР, позиции которых не равноценны, но Америка готова это принять. Амбиции Китая также растут, хотя на официальном уровне акцента на этом не делается. Неясно, как будет оформляться новая биполярность, если она действительно сложится, как совместятся амбиции двух стран, и что ожидает остальной мир при таком тандеме.

Несмотря на определенные достижения, с американской точки зрения, Соединенным Штатам не удалось до конца просчитать поведение отдельных стран и их лидеров, а также масштаб и характер последствий проводившихся операций для их европейских союзников и для других стран, находящихся за пределами союзнического поля. Невольно задаешься вопросами: действительно ли США по-иному замышляли развитие событий в арабских странах, Европе, вокруг России? Действительно ли их волнует судьба европейцев, к которым хлынул поток беженцев и где активизировались террористы? Целиком ли американцы контролируют действия отдельных стран- союзников, или, напротив, направляют их действия (например, Турции)?

Сказать, что это — хаотизация, наверное, рано, да и не совсем обоснованно. Если верить заявлениям американских политиков и экспертов, все идет почти по плану. В администрацию Обамы вошли люди, глубоко (а некоторые фанатично) убежденные в примате «идеологии», «идеи», готовые преобразовывать и даже разрушать во имя идеи демократизации мира1.

Что может удивлять, так это политика европейских стран, которые не отделены от конфликтных зон океанами и могут оказаться на передней линии борьбы с набравшим силу (не без помощи внешних западных и восточных игроков)«Исламским государством» (организация признана в России террористической и запрещена — прим. ред.) и другими радикальными силами. Просто так выделением денег Турции или кому-то другому проблем не решить. Вообще, на деньги можно многое купить, но далеко не все. На деньги можно начать войну, но купить мир непросто, если не невозможно.

Учитывая сложившуюся ситуацию, участники конференции решили не концентрироваться на поиске виноватых, а постарались проанализировать отдельные ситуации в сфере безопасности, экономики, политики, дать им экспертную оценку, предложить пути выхода или нейтрализации проблем (если возможно), оценить риски и возможности для России.

Проблемы обеспечения безопасности были в центре внимания, что не случайно. Директор Института стратегических исследований А.Штахель (Швейцария), профессор кафедры ПАМП Е.Никитенкои профессор Королевского колледжа (Великобритания) Э.Карагианнис дали исчерпывающий анализ современной ситуации в Афганистане, странах Ближнего и Среднего Востока, в сфере борьбы с международным терроризмом. А.Штахель отметил, что после почти 15 лет деятельности США в Афганистане так и не была создана национальная армия, наблюдается рост влияния талибов и ИГ, растет число террористических актов, судьба страны представляется слабо предсказуемой и весьма мрачной. Перспектива неблагоприятного развития событий в Афганистане, да и в арабских странах — объектах политики по смене режимов -усиливается общим контекстом роста террористической угрозы на региональном и глобальном уровнях. Представленная Е.Никитенко «дуга нестабильности» на карте мира не оставляет сомнений в том, что та политика, которая проводилась США и их союзниками как борьба с международным терроризмом, была весьма неэффективной и привела к росту численности и активности террористических групп.

В ходе дискуссий обращалось внимание на то, что «Исламское государство» как негосударственный игрок ведет борьбу против государств-наций. Если хотя бы формально США и НАТО объявили войну авторитарным режимам, а не отдельным арабским государствам (хотя на практике это привело к разрушению государств), то ИГ борется именно с государствами, разрушая их экономику, культуру, политическое устройство, вооруженные силы, уничтожая население. В этой обстановке более четко начинает проявляться истинная позиция стран, преследующих собственные интересы в регионе. По оценкам специалистов, складывается впечатление, что региональные страны-игрокипереигрывают глобальных игроков (США). В изменившихся условиях и расстановке сил на арабском Востоке России необходимо искать новых союзников и выстраивать отношения нового формата (И.Звягельская). Также обращается внимание на то, что следует дифференцированно подходить к ситуации в арабских странах, учитывать их особенности, выделять и ориентироваться на более умеренные силы и группировки, не полагаться только на военную силу (И.Кудряшова).

В такой ситуации ведущим державам глобального порядка — прежде всего США, России, Китаю — важно согласовывать свои действия не только в разрешении сложной ситуации на Ближнем и Среднем Востоке, но и в решении других глобальных вопросов, один из которых — взаимодействие в освоении и использовании космического пространства. В этой сфере немало проблем, помимо имеющих отношение к обеспечению глобальной безопасности (рост числа спутников, выведенных из строя объектов, космического мусора и т. д.). Но все-таки важнейшим остается рост конкуренции в космосе при отсутствии консенсуса между космическими державами относительно правил поведения. Очень важно не допустить проникновения негосударственных агрессивных игроков в эту сферу, искать пути сотрудничества. Общие вызовы и угрозы в этой сфере могут и должны стать основой для усиления взаимодействия между США, Россией, КНР, Францией и рядом других стран (М.Харконен, США).

Важнейшей сферой, где требуется поиск новых форм и форматов взаимодействия, остается сфера экономики. Нельзя сказать, что она менее важная, чем безопасность, и что конкуренция в ней носит менее конфликтный характер. Внешняя и внутренняя политика стран тесно переплетены, действия государств в военной сфере во многом связаны и с экономическими интересами и планами, конкуренция не только за ресурсы обостряется. Экономические интересы просматриваются в ситуации на арабском Востоке, в Арктике, в акваториях Мирового океана. Китай активно действует, продвигая проекты Большого шелкового пути на суше и на море, растет число объединений в АТР, где инициативно действуют США с упомянутым проектом ТТП, не останавливаются в своих интеграционных планах ЕС и Соединенные Штаты (в том числе в Латинской Америке).

Россия проводит свою интеграционную политику, оставаясь независимым центром притяжения и объединительным центром, что вызывает негативную реакцию у ряда стран. Евразийская интеграция часто определяется в США и Европе как путь к восстановлению «империи», Советского Союза. Россию обвиняют в том, что она получает от своей политики большую выгоду, чем, например, Казахстан и Беларусь, хотя на практике все наоборот (И.Болгова, А.Байков).

Российские и зарубежные политологи уже не раз указывали на то, что модель европейской интеграции не является универсальной, а последние тренды в развитии неевропейских интеграционных структур также доказали правоту этого тезиса.

Но не это главное, что требует оценки и анализа. Растет число интеграционных структур, которые часто идут вразрез с уже имеющимися объединениями. Наиболее активно действуют США и Китай, заявляя о себе как о двух основных движущих силах мировой экономики и торговли. К чему ведет их активность: к стабилизации мировой экономической системы, к установлению новых правил, к ужесточению контроля над другими странами и сферами экономики, к стабилизации или новому витку кризисов? Ответа пока нет, есть лишь прогнозы. Но очевидно, что вряд ли новое двуединое управление, если оно вообще возможно, не принесет конфликтов.

А что же Россия? Что ей делать в этой непростой ситуации? РФ придется решать все внутренние и внешнеполитические проблемы одновременно. Российская экономика, по оценкам ряда экспертов, имеет как большие возможности для инновационного развития, так и серьезные проблемы, которые замедляют ее более быстрое продвижение по пути модернизации и оставляют в состоянии догоняющего развития, требуют более эффективного использования имеющихся ресурсов и более эффективного управления (А.Булатов). Внешние факторы также усложняют реализацию российских экономических планов, хотя и оказывают стимулирующее воздействие на внутренние силы и процессы.

Так все-таки, как мы можем ответить на вопрос о глобальном управлении? Кто его осуществляет? Кто должен осуществлять? Кому мы можем доверить это самое управление? Много вопросов, имеющих уже жизненно важное значение для всех стран, особенно для стран, расположенных на континенте Евразия. В XXI веке ведущих держав стало больше, на континенте к числу ведущих или растущих держав, претендующих в будущем на статус не только региональных, но глобальных, немало. Помимо России, Китая, Индии и традиционных европейских держав — Великобритании, Франции и Германии, заявляет о себе Турция (правда, довольно агрессивным образом), выходит на арену Иран, будет усиливать свои позиции Республика Корея. Немалую роль могут играть и страны среднего уровня, например, Норвегия, Вьетнам, Пакистан, Саудовская Аравия, Израиль и др. Одновременно сохраняют сильные позиции Япония и Канада, претендуют на заметную роль Бразилия и Аргентина, Мексика. Могут ли США как сверхдержава игнорировать другие державы, или они предпочтут организовать вокруг себя критическую массу стран, готовых следовать за ними безоговорочно, даже когда это идет вразрез или во вред их интересам? Или оформится равноправный коллективный руководящий орган, где США придется прислушиваться к голосам других игроков, где им не будет принадлежать безоговорочное право подчинять или игнорировать? Это важнейший вопрос сегодняшней мировой политики.

Тревожное состояние международных отношений подсказывает вариант поиска сфер, в которых возможно и необходимо взаимодействие всех основных игроков во избежание экономических кризисов, конфликтов и войн, для решения насущных проблем развития отдельных стран, регионов и континентов.

Так, например, плохо решаются вопросы бедности, голода, болезней, миграции и т. п., что в первую очередь касается стран Африки. По оценкам африканских политологов, политика ЕС и Запада в целом в решении этих вопросов была неверной и поэтому неэффективной. Сохраняется очень критическая позиция элит и населения африканских стран, а растущая эмиграция в страны Запада будет продолжаться, принося новые проблемы для европейских государств (проф. Микаель Нигуси Кассаи,Кот-д’Ивуар).

Подводя итоги, участники конференции, которая проходила сначала в МГИМО, а затем в РУДН, пришли к единому мнению, что хотя имеются опасения относительно возможной разбалансировки ситуации в международных отношениях, сохраняется довольно высокий потенциал для взаимодействия. В этом немалая роль принадлежит представителям политико-академических сообществ и неправительственных организаций, которые могут выстраивать позитивную и конструктивную базу для межгосударственных отношений.

Хочется также надеяться, что тревожные события 2000-х и 2010-х годов заставят лидеров большего числа стран осторожнее относиться к истории, к мировому опыту, более бережно подходить к решению вопросов войны и мира и не обольщаться сценариями глобального управления в форме «благожелательной диктатуры».

 


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Дилеммы глобального управления


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.